Майкл Джозеф Джексон (4921-1)

Посмотреть архив целиком

Майкл Джозеф Джексон

Michael Joseph Jackson ( 29.08.1958 года ) США

Александр Зотов

Майкла Джексона испортил педагог Макаренко

Начало знаменитой семейке Джексонов было положено в 1949 году, когда поженились хромоножка Кэтрин Скруз и здоровяк Джозеф Джексон. Кэтрин в детстве переболела полеомиелитом и потому считала себя неполноценной - по крайней мере она не могла похвастаться изящной походкой. Когда на нее обратил внимание такой видный парень, как Джозеф, девушка была на седьмом небе от счастья. А между тем за Джексоном девчонки просто увивались, но так или иначе он почему-то выбрал Кэтрин

Джозеф мечтал стать музыкантом, но семейство его увеличивалось, нужно было зарабатывать, и об амбициях пришлось на время забыть. Он работал крановщиком и лишь иногда по вечерам выступал в клубах вместе со своими двумя братьями. У него был первоклассный голос, он неплохо играл на гитаре, но Кэтрин исправно рожала каждый год по ребенку, и с этим нужно было считаться. Первым пятерым достались воистину немыслимые имена. Маурин Рейлитт, Зигмунд Экко, Ториано Эдерилл, Жермен, Ла Тойя Ивонна... Само собой дома их звали просто Ребби, Джеки, Тито... Следующим четверым детям с именами повезло больше. Марлон Дэвид, Майкл Джозеф, Стив Рэндел и Дженнет Демита... Десятый малыш по имени Брэндон, правда, умер вскоре после рождения.

Поначалу семья обитала в небольшом четырехкомнатном домике с одной ванной, кухней и маленьким двориком. У родителей была своя спальня, у мальчиков - своя. Девочки ночевали в гостиной. Судя по воспоминаниям Ла Тойи Джексон, их отец имел много общего со знаменитым советским педагогом Макаренко, поскольку с раннего детства приучал детишек к труду. Семейство поднималось в пять часов утра, и дети, еще толком не проснувшись, брались за дело. Мальчики чистили двор, перетаскивали что-то по приказу отца. Девочки нянчились с малышами и вкалывали на кухне. После завтрака дети отправлялись в школу, а когда занятия заканчивались, они должны были сломя голову бежать домой. Джозеф запрещал им играть или даже просто болтать со сверстниками. Его дети долгое время не ходили в гости к одноклассникам – впрочем, не особенно от этого страдая. Ведь дома их ждала целая орава братьев и сестер. Переделав все дела, ребятишки играли друг с другом и пели песни, которые во множестве знала их мать. Она-то первой и заметила, что ее старшие сыновья, несомненно, обладают музыкальным талантом, и попыталась обратить на свое открытие внимание Джозефа но он только отмахнулся.

Однажды Тито залез в шкаф, где лежала гитара отца, и, развлекая младших, начал бренчать на ней. Случайно мальчик порвал струну. Семья в ужасе поджидала возвращения Джозефа, который в гневе был страшен и немилосердно дубасил своих отпрысков. Когда он вернулся с работы и узнал, что произошло, то поначалу был готов разорвать сына, как Тузик грелку, но вовремя вмешалась мать. Она убедила Джозефа послушать, как поют сыновья, и с тех пор он стал относиться к ним по-другому. Теперь он сам занялся развитием их способностей. Вскоре братья Марлон, Джеки, Жермен, Тито и Майкл уже выступали в городских клубах. Отец купил им инструменты, и то, что мальчики раньше считали веселым времяпровождением, превратилось для них в изнурительный труд. После школы они репетировали вместе с матерью, а когда возвращался с работы Джозеф, то продолжали с ним. Он хотел, чтобы дети не только пели, но и танцевали, и, стоя над ними, словно Карабас-Барабас, с настоящей плеткой, отец учил их оттачивать песенное и танцевальное мастерство.

Та же Ла Тойя Джексон, которая единственная из всей семьи написала весьма откровенные воспоминания, утверждает, что Джозеф, пока не обнаружились таланты детей, редко обращал на них внимание, а если иногда шутил, то довольно зверским образом. Ему, например, доставляло удовольствие наводить на ребятишек ужас. Ночью он мог разбудить их, наряженный в страшную маску, или, притворившись взломщиком, влезть в окно спальни. Когда мальчики подросли, он иногда пытался их стравить, устраивая дома импровизированные боксерские бои. Мать, как ни странно, не вмешивалась в его «шалости». Когда мужа не было дома, она разрешала детям многое, но к приходу отца все становилось на свои места. К маленькому Майклу она относилась не так, как к другим. С раннего детства он выделялся среди своих братьев и сестер и, несмотря на то что у него почти не было времени для игр, прослыл настоящим заводилой. За ним вечно бегала орава детей. Он был единственным в семье, кто периодически дерзил отцу и норовил увернуться от побоев.

Одной из отдушин для маленьких Джексонов были поездки к бабушке и дедушке, родителям Кэтрин. Дети даже называли их папой и мамой, но визиты к добрым старикам, которые души не чаяли во внуках, были редкостью.

В середине 60-х братья Джексоны выступили на конкурсе юных дарований имени Рузвельта и победили. С той поры их отцу удавалось чаще организовывать выступления сыновей в небольших клубах, а иногда и в стрип-барах. Ла Тойя Джексон утверждает, что бойкий Майкл быстро усвоил атмосферу этих не слишком подходящих для детей мест и был способен во время выступления, пританцовывая спуститься в зал и задрать юбку какой-нибудь привлекательной слушательнице. Публика веселилась и кидала маленьким артистам деньги, которые после выступления отбирал Джозеф. Правда, он всегда выдавал сыновьям небольшую сумму на карманные расходы. Майкл и в отношении денег проявил себя по-взрослому. В отличие от братьев он не копил на велосипед или не спускал все на мороженое, нет. Малыш закупал сладости, а затем продавал их чуть дороже соседским ребятишкам.

Постепенно ансамбль под названием «Пятерка Джексонов» стал выступать не только в родном городе. Они играли и пели на площадках в Филадельфии, Вашингтоне, Канзасе. Мальчикам и их отцу удалось подружиться с тогдашним эстрадным кумиром Джеймсом Брауном, который стал часто навещать семейство и посвящать юных артистов в секреты шоу-бизнеса.

1967 год стал решающим. Джозеф рискнул и оставил работу, чтобы заниматься только сыновьями, тогда же «Пятерка Джексонов» успешно выступила на площадке театра «Аполло» и записала свою первую песню «Биг бой». В этом же году на мальчиков обратила внимание такая звезда, как Дайана Росс, которая помогла в их дальнейшем взлете. Затем группой заинтересовалась фирма. грамзаписи «Мотаун Рекордз», и в конце концов с ними заключили контракт. На время мальчики переехали в Лос-Анджелес, а их мать и младшие дети остались в старом доме, который теперь казался им пустым и неуютным. Но вскоре семья снова объединилась, переехав в большой дом в Голливуде. Джозеф и здесь восстановил прежние порядки, и дети по-прежнему ходили у него по струнке, боясь прекословить. Между тем «Пятерка Джексонов» уже успела стать популярной. Братья и не подозревали, что превратились для темнокожей молодежи в идолов. Дома их никто не беспокоил, но «Мотаун Рекордз» постепенно стали заваливать мешками с письмами, цветами и игрушками. Журналы пестрели биографиями Джексонов. Одни были близки к правде, другие утверждали, что мальчики выросли в трущобах, копаясь в мусорных баках и отбиваясь от уголовников.

Мальчики вместе со своими братьями и сестрами продолжали посещать обыкновенную школу, но вскоре внимание сверстников стало утомлять их. Джозеф перевел своих детей в частную закрытую школу.

Между тем на их концертах иногда творилось нечто невообразимое, раздавались истеричные крики поклонников. Юных фанаток, от избытка чувств падавших в обморок, выносили штабелями. Началось все самое плохое, что могло быть связано с их популярностью. Перед концертами им неоднократно угрожали по телефону, так что мальчикам пришлось обзавестись телохранителями, которые следовали за ними по пятам и тоже основательно портили им жизнь. У Джозефа между тем появилась новая странность. Он тщательно оберегал покой сыновей, не разрешая фанаткам и на шаг приближаться к ним, но по ночам, когда его мальчики крепко спали, он мог за плату провести в номер парочку девиц, чтобы те взглянули на спящих идолов. Артисты подрастали, но отец, как мог, препятствовал их отношениям с противоположным полом. Когда Джеки решился привести в дом девушку, ей удалось просидеть в гостях у Джексонов не больше часа, после чего Джозеф бесцеремонно вытолкал ее за дверь.

Поскольку им не всегда удавалось посещать занятия, отец нанял братьям домашнюю учительницу миссис Файн, которую Джексоны до сих пор вспоминают как свою вторую мать. Она была с ними иногда даже слишком мягка.

В 1971 году, когда группа выпустила уже пять альбомов, семья Джексонов перебралась в Беверли-Хиллз, где их соседями стали Фрэнк Синатра и Фред Астор. Последний. не раз по-дружески болтал с Майклом, которому казалось, что к нему спустился с небес ангел. Однако в Лос-Анджелесе семья прожила недолго. Джозеф приобрел огромное ранчо и перевез туда всю семью. Здесь Джексоны жили королями, хотя дети по-прежнему чувствовали себя заключенными. У них была целая плантация апельсиновых деревьев, огромный бассейн, репетиционный зал, комнаты для игр и целый павильон со сладостями, но через забор был пропущен ток, возле ворот толпились охранники, и из каждого угла торчала видео-камера.

В конце 71-го года 14-летний Майкл уже записал свой первый сольный альбом и постепенно начал затмевать братьев, хотя они отнеслись к успеху «ангелоподобного братца» без всякой ревности. Переживал только 13-летний Марлон. Кстати, дома Майкл вовсе не был таким паинькой, каким воображала его публика. Он нещадно терроризировал братьев и сестер, для каждого находя обидное прозвище. Войдя в переходный возраст, он часто позволял себе вслух комментировать прелести встречных женщин, а иногда, как в детстве, даже пытался заглянуть им под юбки. Его выходки шокировали случайных свидетелей, но, как утверждает в своей книге Ла Тойя, со временем он образумился.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.