Чан (Цзян) Кайши (Чжунчжэн) (4197-1)

Посмотреть архив целиком

Чан (Цзян) Кайши (Чжунчжэн)

Chiang Kai-shek

13.10.1887 года [Нинбо, пров. Чжэцзян] - 05.04.1975 года [Тайбэй], Китай

Юрий Галенович, доктор исторических наук

Китайцы издревле именуют свой мир Поднебесной империей. Хотя и не вполне ясно, какие силы вершили ее судьбы в двадцатом веке, но в ушедшем столетии на китайском небосклоне сияло несколько звезд. В первой четверти века это была звезда отца китайской антимонархической революции Сунь Ятсена, во второй — генералиссимуса Чан Кайши, в третьей — «великого вождя» Мао Цзэдуна, в четвертой — архитектора реформ Дэн Сяопина.

Чан Кайши: изгнанник и триумфатор

Партия гоминьдан

Само имя Чан Кайши кажется известным довольно многим: как правило, говорят, что жил такой китайский лидер, которого «прогнал» из Китая Мао Цзэдун, оказавшийся «крупнее» своего соперника. На самом же деле Чан Кайши почти четверть века был вождем сотен миллионов китайцев, а затем еще 25 лет лидером преобразившегося острова Тайвань. Что это за человек? Почему он встал во главе Китая? И каким образом смог противостоять самому Мао?

В зените карьеры его называли в Китае великим человеком, героем из плеяды тех, что рождаются один раз в пятьсот лет. Его сопоставляли с Конфуцием, награждали лаврами вождя китайского народа, одержавшего в конце концов победу в многолетней Войне Сопротивления японской агрессии (1931—1945 годы). В современном Китае признаны его заслуги как соратника отца китайской революции 1911 года Сунь Ятсена, руководителя правительства страны и ее армии в Войне Сопротивления Японии, политика, всю жизнь выступавшего за единый и неделимый Китай.

Потомок Чжоу Гуна

Чан Кайши родился в китайской глубинке, неподалеку от портового города Нинбо 31 октября 1887 года. Согласно записям в книге семейной летописи он принадлежал к роду, берущему начало от потомков Чжоу Гуна — известного в истории Китая правителя, которым, по преданиям, восхищался сам Конфуций. Представители этого рода на протяжении пятисот лет жили в очень живописных местах, где бьют горные ключи, низвергаются водопады и берут начало быстрые горные реки. Семья Чан Кайши жила в доме, который одновременно являлся и магазином: его отец — типичный сельский грамотей из старого китайского общества — был хозяином соляной лавки, бережливым, строгим и степенным. В отношениях с людьми главу семьи отличал хитрый, изворотливый ум. Его жена слыла хорошей матерью родных и приемных детей.

Ни один из членов рода на протяжении более чем 260 лет правления династии Цин, то есть правления маньчжуров, не занимал никаких официальных постов и не сотрудничал с властями Великой Цинской империи. Род гордился тем, что не запятнал себя служением варварам, и в этом смысле будущий лидер Китая был, что называется, до мозга костей патриотом своей страны.

Люди из рода Чжоу Гуна из поколения в поколение работали на земле, занимаясь крестьянским трудом. Только дед и отец мальчика, проявив недюжинные способности, стали купцами, налаживали в округе торговлю солью и известью, другими товарами. Они уже принадлежали к слою немногочисленных относительно образованных людей, к которым односельчане обращались за советом.

Здесь уместно было бы пояснить, что настоящие имя и фамилия нашего героя — Цзян Чжунчжэн (официальное, торжественное имя) или Цзян Цзеши (повседневное, обиходное). Что же касается принятого у нас — Чан Кайши, то это искаженная транскрипция его подлинных имени и фамилии. Сам Чан Кайши предпочитал, чтобы его называли Цзян Чжунчжэн.

Цзян — это его фамилия, наименование рода. Имена Чжунчжэн и Цзеши дала ему мать. Он вспоминал, что мать хотела, чтобы ее сын был таким же, как Цзеши, то есть «Непоколебимым, как утес», прямым и честным человеком, чьи поступки и дела отличны от поведения обычных людей. Имя Чжунчжэн, иначе — «Занимающий центральное положение, выбирающий золотую середину и являющийся человеком справедливым и правильным», как второе было выбрано потому, что таким именем в Китае с древности называли людей прямолинейных.

Рисковое начало

Дом, в котором провел свое детство Цзян Чжунчжэн, сохранился и сейчас. Он стоит на самом краю селения среди действительно живописнейшего пейзажа, окруженного горами. В комнатах этого дома постоянно слышен грохот водопадов и шум протекающей рядом горной речки. Говорят, что в детстве в ней бесстрашно резвился Цзян, что за ним вообще был нужен «глаз да глаз». Якобы в трехлетнем возрасте он засунул в горло палочку для еды, захотев измерить его глубину, — ребенка едва удалось спасти. Ну а в целом будущий лидер с детства отличался общительностью, упрямством и даже настырностью.

В возрасте 6 лет мальчика отдали в частную школу. По воспоминаниям однокашников, в его характере уживались несовместимые качества: живость, резвость, стремление помериться силами с соперниками — и в то же время сосредоточенность и внимательность.

Ему не было еще и десяти лет, когда он потерял деда и отца. И с этого времени семья оказалась в трудном материальном положении. Но благодаря усилиям матери мальчик продолжал учиться — сначала в сельской, а потом — в уездной школах, где помимо базовых дисциплин изучал классические древние книги, повествующие о традиционном китайском мировоззрении. В 19 лет наш герой определил для себя свой жизненный путь. Следуя наклонностям своего характера, он решил стать военным и посвятить свою жизнь борьбе за интересы китайской нации. Идея нации и ее величия овладела помыслами Цзяна безраздельно.

Японский офицер

В возрасте 20 лет он впервые приехал в Японию, где и примкнул к китайскому революционному движению. Внешне он был тогда типичным молодым человеком из Китая с длинной косой на спине. В знак своей решимости он стал участвовать в антимонархической антиманьчжурской революции в апреле 1906 года и, находясь в Токио, срезал свою косу, отослав ее домой, где по обычаям она и должна храниться.

Будучи курсантом японского офицерского пехотного училища, Цзян Чжунчжэн в 1908 году вступил в революционную организацию, созданную Сунь Ятсеном и действовавшую фактически при попустительстве японских властей, которые считали выгодным для себя помогать врагам тогдашнего китайского государства.

После начала антимонархической революции 1911 года в Китае Цзян Чжунчжэн возвратился из Японии на родину, где активно участвовал в революционных событиях, после которых Сунь Ятсен сначала стал временным президентом Китайской Республики, но вскоре был вынужден уйти с этого поста. И тогда неудачи революции вынудили Сунь Ятсена и многих его сторонников, в том числе Цзян Чжунчжэна, бежать в Японию. Там в 1914 году он впервые побеседовал с Сунь Ятсеном и в дальнейшем стал с успехом выполнять его поручения, пытаясь поднять вооруженные восстания в нескольких районах страны, став лидером шанхайской группы революционеровреспубликанцев. В Шанхае Цзян Чжунчжэн участвовал в работе биржи, чтобы собирать средства для революционных действий под руководством Сунь Ятсена. В 1917 году Сунь Ятсен назначил его своим консультантом по военным вопросам.

«Младший брат» Сунь Ятсена

В 1921 году Сунь Ятсена избрали чрезвычайным великим президентом Китайской Республики. В следующем году Цзян Чжунчжэн помог Сунь Ятсену подавить военный мятеж. После этого момента президент начал видеть в нем преемника, называя Цзян Чжунчжэна своим младшим братом.

В 1923 году Сунь Ятсен пришел к выводу о необходимости создания своих вооруженных сил и отправил Цзян Чжунчжэна в Москву с целью наладить взаимодействие, в том числе и военное сотрудничество с нашей страной. Во время пребывания в Москве Цзян Чжунчжэн встречался с одним из двух тогдашних вождей коммунистической партии Л.Д. Троцким (но не виделся с И.В. Сталиным), а также с руководителем Коминтерна Г.Е. Зиновьевым, наркомом иностранных дел Г.В. Чичериным. Он даже начинал изучать русский язык. Находясь в Москве, Цзян Чжунчжэн пришел тогда к выводу о том, что молодая советская республика действительно не уступает другим как в разработке новейших видов вооружений, так и вообще в военном деле. Поэтому у него родилось, с одной стороны, понимание необходимости считаться с военной силой северного соседа Китая, с другой — желание использовать знания наших военных специалистов и наше вооружение в своих целях.

Это, однако, никак не означало согласия Цзян Чжунчжэна с политическими взглядами людей в Москве и доверия к нашей стране. Возвратившись в Китай, он доложил Сунь Ятсену о том, что, по его мнению, РКП(б) стремится превратить КПК в свой послушный инструмент, что коммунизм советской России при своем осуществлении всенепременно будет наносить вред человечеству и что «сегодняшний друг», то есть советская Россия, и есть «наш будущий величайший враг». Сунь Ятсен в этой связи считал, что Цзян Чжунчжэн высказывал «слишком много сомнений». Он, конечно же, учитывал соображения Цзян Чжунчжэна и в то же время считал необходимым, во всяком случае, на том этапе исторического развития, поддерживать союзные отношения и с нашей страной, и с китайскими коммунистами.

В 1924 году Сунь Ятсен решил создать школу для подготовки армейских кадров близ Гуанчжоу. При этом, оценивая Цзян Чжунчжэна как военного специалиста, знакомого с армиями и Японии, и России, он назначил его начальником военной школы Вампу и одновременно начальником генерального штаба. В этой школе Цзян Чжунчжэн работал в тесном взаимодействии с советскими военными и политическими советниками.

Почитая Блюхера

После смерти Сунь Ятсена в 1925 году Цзян Чжунчжэн остался самой сильной военной фигурой в Гоминьдане. Он начал концентрировать в своих руках власть в партии и правительстве и практически стал лидером Гоминьдана.


Случайные файлы

Файл
74790-1.rtf
151606.rtf
158241.rtf
referat.doc
83633.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.