Фемистокл (около 525- около 460 гг., до н.э.)

(англ. Themistocles)

Греко-персидские войны выдвинули поколение греческих борцов за родину. История сохранила нам мало сведений о жизни и подвигах этих героев. Но жизнь наиболее выдающихся вождей народа осталась в памяти поколений как пример беззаветной преданности отечеству во время освободительной войны против полчищ персидского царя. Особенно интересна биография вождя афинских демократов Фемистокла.

Фемистокл происходил из Фреарийского дема (округа) Афин и по отцу принадлежало старинному роду Ликомидов. Мать его была иностранкой. Поэтому некоторые ставили маленькому Фемистоклу в упрек его происхождение, не признавали его полноправным афинянином и относились к нему с презрением.

Такое отношение развило в мальчике болезненное самолюбие.

Во всем - в играх, в гимнастических упражнениях, в занятиях - он всегда стремился быть первым. Талантливый мальчик мечтал прославиться, чтобы блеск подвигов заставил всех позабыть о его происхождении. В свободные часы, после учения, он не бездельничал, а придумывал речи, так как знал, что в Афинах сможет выдвинуться только тот, кто, удачно выступая в народном собрании, сумеет повести за собой народную массу. Учитель, обратив внимание на его способности, предсказал ему: "Из тебя, мальчик, выйдет или что-нибудь очень хорошее, или очень дурное. Ничтожеством ты не будешь!" Современники не раз вспоминали эти слова наставника Фемистокла.

Не всеми науками мальчик занимался одинаково охотно. Музыку, поэзию и другие предметы, обязательные для образованного афинянина, он изучал только по необходимости; зато всем, что могло пригодиться для будущего руководителя государства, он занимался с увлечением. Впоследствии, встречая насмешки людей, получивших, по их мнению, утонченное образование, Фемистокл гордо отвечал: "Если я и не умею настроить лиру или сыграть на кифаре, зато я сумел прославить и сделать могущественными родные Афины".

В ранней молодости Фемистокл был несдержан и часто совершал дурные поступки. Презрение со стороны знатных афинян бесило его, и он старался выделиться хотя бы в дурном. Позже, став выдающимся государственным деятелем, он сам, вспоминая о своем детстве, говорил: "Из самых необузданных жеребят могут вырасти прекрасные лошади: нужно только как следует их воспитать и выездить".

Поведение Фемистокла в молодости впоследствии дало повод его врагам постоянно напоминать народу о его прошлых ошибках, а иногда и обвинять его в вымышленных преступлениях. Рассказывали, будто отец отрекся от Фемистокла и лишил его наследства, а мать в отчаянии от позорного поведения сына покончила с собой. Все это вымысел, но поступки молодого человека давали, очевидно, какой-то повод к такой клевете.

Жажда славы быстро заглушила в Фемистокле дурные страсти и, хотя отец отговаривал его, он начал выступать в народном собрании, стремясь к активной политической деятельности. Не боясь аристократов, он предлагал провести коренные преобразования в армии и в государстве, и это привлекло к нему симпатии широких народных масс.

Это было тяжелое время для родины Фемистокла. Грозные тучи собирались на Востоке. Могущественная Персидская держава по-прежнему угрожала независимому существованию маленьких, разобщенных городов Эллады. Новые завоевания были необходимы персидским царям для поддержания и упрочения власти, и неудачи первых походов на Грецию не могли их остановить. Даже Марафонская битва, окончившаяся поражением непобедимой дотоле армии "великого царя", не испугала персов: слишком очевидным было превосходство сил огромной, простиравшейся от Египта до реки Инд державы над маленьким и свободолюбивым народом Греции.

Но в Афинах было немало людей, которые надеялись, что война с персами не возобновится. Они не видели и не хотели видеть угрожавшей родине опасности. Это были главным образом аристократы, среди которых был и герой Марафона Мильтиад. Эти люди знали, что подготовка к войне потребует включения в армию афинских бедняков, а это означало бы, что бедноте придется предоставить и долю в управлении государством. Вот почему эти люди (среди которых были, и подкупленные персами предатели) не обращали внимания на военные приготовления Персии, призывали граждан сохранять спокойствие и не соглашаться ни на какие перемены в государстве. Аристократы, которые в это время стояли у власти в Афинах, считали безнадежным делом сопротивление могущественной Персии.

Фемистокл понимал, что Марафонская битва - только начало длительной и напряженной войны с Персией. Он считал необходимым усиленно готовиться к обороне. Понимая, что персидское войско раз в десять превосходит армии всех вместе взятых греческих государств, Фемистокл видел единственное спасение греков в создании сильного флота.

События показали правильность предвидения Фемистокла. После того как греки одержали победу на море, персы оказались не в состоянии продолжать борьбу, хотя их сухопутные силы сохранили свою мощь.

Большинство афинян понимало необходимость строительства могучего военного флота. Однако государство не располагало средствами для постройки кораблей. Тогда Фемистокл, зная, что навлечет на себя гнев аристократов, отважился все-таки предложить народному собранию употребить весь доход от государственных Лаврийских рудников на постройку флота.

Когда-то серебряные Лаврийские рудники принадлежали афинским тиранам. После падения тирании рудники стали достоянием народа. Серебро делилось между всеми гражданами государства. Ввиду угрозы войны народное собрание приняло предложение Фемистокла, несмотря на противодействие аристократов и личного врага Фемистокла, Аристида. Многочисленный и могучий флот был построен в течение всего двух лет. Благодаря самоотверженному труду граждан была заложена основа морского могущества Афин.

Аристократы в Афинах не посмели открыто выступить против патриотического дела обороны государства. Они предпочитали тайные происки и личные нападки против вождя демократии Фемистокла. Одни говорили, что Фемистокл превратил афинян из стойких воинов-гоплитов в каких-то корабельщиков: вырвав копье и щит из рук сограждан, он приковал их к корабельйым скамьям; другие упрекали его в расточительстве; третьи, наоборот, выставляли его скаредным и даже вымогателем. Эти происки аристократов, однако, терпели неудачу. Народ верил Фемистоклу и не хотел лишаться талантливого руководителя. Сторонники Персии и вожди аристократов один за другим были изгнаны из Афин путем остракизма. В 483 г. до н.э., незадолго до начала войны, остракизму подвергся личный враг Фемистокла, Аристид.

Теперь Фемистокл приступил к объединению всех сил, способных противостоять персам. Он стремился укрепить и расширить существовавший союз греческих государств. На собрании делегатов союза он убедил эллинов прекратить внутренние споры и поручить командование всеми союзными силами спартанцам. Во главе союза стояли спартанцы, но афиняне, благодаря сильному флоту, пользовались теперь одинаковым с ними влиянием.

Не все греческие государства приняли участие в этом объединении. Ближайшие соседи и исконные враги Афин и Спарты - Беотия и Аргос не вошли в союз, а Фессалия сразу же после начала военных действий открыто перешла на сторону персов. Греческие государства Южной Италии и Сицилии также не примкнули к союзу, так как опасались нападения союзников Персии, карфагенян.

Между тем персидский царь Дарий в течение трех лет после Марафонской битвы готовился к новой войне. Вся Персидская держава пришла в движение. Бесчисленные племена и народы, подвластные персам, должны были выставить свои отборные отряды в армию "великого царя"; финикийцы, сирийцы, эллины - жители ионийских островов собрали и построили для персов 1200 триер. Численность сухопутной армии персов, по словам историков, достигала 800 тыс. человек пехоты и 80 тыс. конницы с огромным обозом, верблюдами и боевыми колесницами; другие писатели называют еще большие цифры. Для снабжения этой огромной армии были устроены продовольственные склады в Малой Азии и во Фракии. По плану персов их войска должны были одновременно напасть на Элладу с моря и с суши.

Во время приготовлений к небывалому походу внезапно умер царь Дарий. После его смерти вспыхнули восстания в Персии, Вавилоне и, наконец, в Египте, которые с трудом удалось подавить наследнику Дария, Ксерксу. Но через 9 лет после Марафонской битвы персы смогли бросить свои огромные силы против Эллады, и в первую очередь против Афин.

Перед началом похода Ксеркс послал в Грецию послов с требованием "земли и воды" (т. е. безусловной покорности). Сигналом же к началу войны было прорытие персами Афонского канала. Царь хотел избежать таким образом катастрофы, которая постигла в прошлую войну персидский флот, когда он огибал Афонский перешеек. Для переправы сухопутной армии из Азии в Европу Ксеркс приказал построить мост через Геллеспонт (Дарданеллы). Однако внезапная буря разрушила мост, возведенный с величайшими трудами. Тогда Ксеркс, как передают греческие историки, велел казнить строителей моста, а море приказал бичевать и опустить на дно его цепи, в знак того, что и Геллеспонт станет теперь рабом "великого царя".

Снова был построен мост, на этот раз более прочный, и по нему персидская армия в течение семи дней беспрерывным потоком переправлялась на европейский берег. Флот персов благополучно прошел Афонский канал и направился к берегам Фессалии. Фессалийцы открыто перешли на сторону персов, а Беотия и Аргос изъявили царю покорность.


Случайные файлы

Файл
15012.rtf
part1.doc
115152.rtf
27035-1.rtf
49133.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.