Никий (умер в 413 г., до н.э.)

(англ. Nicias)

Греки справедливо считали мир величайшим благом и счастьем для людей. Вот почему многие древние историки признавали Никия, противника войны, выдающимся государственным деятелем, хотя он и не обладал такими - блестящими дарованиями, как Фемистокл или Перикл. В глазах современников и в памяти потомства все крупные недостатки Никия как государственного деятеля и полководца искупались одним его качеством - бескорыстной и последовательной преданностью делу мира.

Основными чертами его характера были нерешительность, медлительность и робость, которую враги считали трусостью, а друзья - благоразумной осторожностью.

При таких качествах Никий, не любя войны, конечно, не мог быть хорошим полководцем. Однако ему часто приходилось воевать. Под конец жизни его поставили во главе большого флота и войска; он принужден был отправиться в поход, в успех которого не верил, считая предприятие обреченным на неудачу. Однако Никий сражался честно по мере своих сил и способностей и погиб вместе со своим войском.

О детстве и юности Никия ничего неизвестно. Мы знаем только, что он происходил из богатого и знатного рода и был крупным рабовладельцем. На государственных серебряных рудниках работали 1000 рабов Никия, которых он сдавал в аренду, получая за каждого раба по 1 оболу в день. Капитал его, как говорили, составлял огромную для того времени сумму - 100 талантов.

По обычаю того времени, знатные и богатые люди рано посвящали себя государственной деятельности. Молодого Никия еще при жизни великого Перикла неоднократно выбирали на должность стратега, и ему несколько раз удавалось отличиться в походах на суше и на море.

Известность в народе молодой человек завоевал благодаря своей исключительной щедрости. Когда ему приходилось выполнять почетную должность хорега, он давал театральные представления с небывалой роскошью.

Никий отличался удивительным, даже для того времени, суеверием. Чтобы не прогневить богов, он совершал им ежедневные жертвоприношения. Своими огромными затратами на театральные постановки он также думал заслужить милость богов (театральные представления находились под покровительством бога Диониса).

Ежегодно из Афин отправлялись на священный остров Делос на праздник Аполлона - торжественные процессии певцов чествовать бога священными гимнами.

Однажды, когда хорами заведовал Никий, из Афин отплыл на праздник корабль с певцами, которые высадились на соседнем с Делосом острове. На корабле был привезен заранее построенный разборный мост, украшенный позолотой, гирляндами цветов и дорогими материями. Ночью мост перекинули через узкий пролив, отделяющий островок от Делоса. Утром, на следующий день хор в роскошных одеждах, с песнями в честь Аполлона прошел по мосту к храму бога. После жертвоприношения, игр и обильного угощения Никий установил перед храмом Аполлона драгоценный дар богу - медную пальму - и посвятил ему большой участок земли около храма.

В частной жизни Никий не начинал ни одного важного дела, не узнав воли богов через прорицателя, который постоянно жил у него в доме. Так, например, он испрашивал у богов, как ему поступить в том или ином случае при управлении своими рудниками.

Но еще больше, чем богов, Никий боялся своих сограждан. Он жил в вечном страхе перед сикофантами. Никий пытался откупиться от них деньгами, давая щедро в долг друзьям и врагам. Из осторожности он даже избегал близкого общения с гражданами, никогда не вступал в беседу и ни с кем не обедал вместе. С утра до вечера он занимался общественными делами, а в свободное время запирался дома и не принимал даже друзей и близких.

Постоянные страхи сделали и без того от природы осторожного и нерешительного Никия еще более боязливым и осмотрительным. Он не желал и страшился каких бы то ни было перемен и считал, что нужно жить по "отеческим обычаям", так, как жили отцы. Как человек знатный и состоятельный, Никий был противником афинской бедноты и ее вождей, которых он ненавидел и боялся.

Чрезвычайную осторожность, нерешительность и медлительность Никий проявлял и на войне. Он предпочитал вообще уклоняться от командования в опасных походах, зная, что в случае крупной неудачи ему грозит изгнание или даже смерть. Все же, когда ему приходилось быть военачальником, он обычно имел успех. Враги и друзья приписывали его победы исключительному счастью, которое всегда сопутствовало Никию, и приобретенной с годами опытности.

Однако и в походах Никий оставался верен своим предрассудкам. Так, например, разбив коринфян в жестокой битве, он не довершил победу, а заключил с врагом перемирие для погребения двоих афинян.

После смерти Перикла Никий выдвинулся в первые ряды государственных деятелей. Он сразу же проявил себя решительным противником войны и вскоре нашел поддержку среди групп населения Аттики, пострадавших от войны и склонявшихся к миру.

Больше всех пострадали от войны афинские крестьяне, земля их была разграблена неприятелем, виноградники вырублены, а скот угнан. Поэтому крестьяне громче всех выражали недовольство войной и требовали мира. Они объединились вместе с богатыми землевладельцами и составили умеренную партию - партию мира, вождем которой стал Никий.

Другая партия (так называемая "пирейская") состояла из групп, не чувствовавших так сильно тягостей войны, главным образом из городских ремесленников, мелких торговцев, матросов и купцов, ведущих заморскую торговлю; она стремилась к войне до победного конца. Во главе пирейской партии стояли знаменитый оратор и вождь Клеон, Гипербол и другие.

Клеону и его партии удалось добиться власти. Клеон немедленно принялся за подготовку наступательных операций против Спарты. Он решил поднять восстание илотов в самом Пелопоннесе.

Афинский полководец Демосфен получил приказание напасть на спартанцев в самом Пелопоннесе. Появление здесь афинян должно было вызвать восстание илотов. Демосфен захватил важную гавань спартанцев на Мессенском побережье, город Пилос, откуда можно было легко поднять восстание илотов. Спартанцы, понимая угрожавшую им опасность, направили большие сухопутные и морские силы и заняли остров Сфактерию, лежащий против Пилоса. Однако афиняне разбили спартанскую эскадру и осадили гарнизон Сфактерии, состоявший из 400 человек.

Спартанцы, видя, что военное счастье стало улыбаться афинянам, первые предложили заключить мир на выгодных для афинян условиях. Однако теперь афиняне, несмотря на противодействие Никия, ответили отказом.

Война продолжалась, но осада Сфактерии была безуспешной. Несмотря на блокаду, спартанцам удавалось все-таки переправлять на остров съестные припасы, и поэтому осажденных нельзя было взять измором.

Тогда Клеон выступил в афинском народном собрании против Демосфена и Никия. Он обвинил Демосфена в вялом ведении осады. В ответ на обвинения Никий сказал: "Почему бы тебе, Клеон, самому не отправиться против спартанцев?" После недолгих колебаний Клеон принял предложение Никия и стал во главе войска, осаждавшего Сфактерию. Он заявил, что через двадцать дней после своего отплытия в Пелопоннес уничтожит спартанцев или доставит их пленниками в Афины.

Явившись под Сфактерию, Клеон повел вместе с Демосфеном осаду так, что через двадцать дней оставшиеся в живых спартанцы (около 300 человек) сдались в плен и были привезены в Афины. Это заставило спартанцев подумать о мире на приемлемых для афинян условиях.

Клеон предупредил спартанцев, что если они снова вторгнутся в Аттику, пленные будут казнены. И действительно, вторжения спартанцев в Аттику с этих пор прекратились.

Беспримерная победа Клеона над непобедимыми дотоле на суше спартанцами вызвала в Афинах ликование. Народное собрание определило ему почести как герою, спасителю государства. Многие обвиняли Никия в трусости и вялости за то, что он добровольно отказался от командования в пользу своего противника. Так, знаменитый комический поэт Аристофан осыпал его за это насмешками:

Свидетель Зевс, дремать теперь не время нам,

Как сонный Никий, колебаться некогда.

Клеон между тем со свойственной ему энергией и настойчивостью продолжал наступательную войну против Спарты и ее союзников. Сперва военное счастье было на стороне афинян, им удалось отрезать Мегары от Эгейского моря путем захвата их гавани Нисеи и занять главную стоянку спартанского флота - остров Киферу к югу от Пелопоннеса.

Затем военное счастье изменило афинянам, и они потерпели крупную неудачу в битве с беотийцами при Делии. Это поражение афинян подняло дух спартанцев; они решили перейти к военным действиям во Фракии, чтобы захватить фракийские владения афинян.

Талантливый спартанский полководец Брасид за короткое время, прибыв во Фракию, успел побудить несколько фракийских городов к отделению от афинян.

Клеон выступил против Брасида во главе афинского ополчения. В битве под фракийским городом Амфиполем, где пали оба полководца - Клеон и Брасид, - афиняне потерпели поражение (422 г. до н.э.).

После гибели Клеона и Брасида партии мира в Афинах и Спарте получили преобладание. Афинские крестьяне радовались гибели Клеона и Брасида, считая, что теперь отпали препятствия для заключения мира.

В одной из комедий Аристофана отразилось ликование народа по поводу гибели Клеона. В комедии "Мир" Аристофан изображает страшных демонов войны и ужаса, которые в огромной ступе толкут греческие города, причем пестиками служат Клеон и Брасид.

Пропал толкач афинский знаменитейший,






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.