Фёдор Солнцев - создатель археологической живописи (3274-1)

Посмотреть архив целиком

Фёдор Солнцев - создатель "археологической живописи"

Аксенова Г. В.

В одном из залов Государственной Третьяковской галерея экспонируется небольшая по своим размерам картина «Крестьянское семейство», выполненная в 1824 г. выпускником Академии художеств в качестве программы на Большую золотую медаль. Традиционное программное задание с незамысловатым сюжетом, несложное, но продуманное композиционное построение, теплый колорит – настоящая академическая работа. Она заслужила признание и одобрение членов комиссии, ее автор получил Большую золотую медаль, а молодой художник – право на пенсионерскую поездку, которым не воспользовался. Эту картину в конце XIX в. забрал в свою галерею П.М. Третьяков, с нее делали учебные копии студенты Академии художеств. И кто бы мог представить, тогда в 1824 г., что с этой незамысловатой работы начнется великий путь выдающегося русского художника, без которого немыслим сегодня разговор о культуре XIX в. вообще, о русской архитектуре и русской книжности, в частности. Это Федор Григорьевич Солнцев (1801-1892) – выдающийся русский художник-график, о котором критик В.В. Стасов сказал, что это «один из тех лучших и немногих, которые учили нас всех ценить и любить настоящую коренную Русь».

Он родился 14 апреля 1801 г. в с. Верхненикульском Мологского уезда Ярославской губернии в семье крестьян графа Мусина-Пушкина. В 1815 г. его определили в Академию художеств. На картины начинающего художника обратил внимание Президент Академии художеств, директор Императорской публичной библиотеки А.Н. Оленин. Алексея Николаевича Оленина современники называли «любителем и знатоком древностей». Он был одним из образованнейших людей своего времени. Широко эрудированный в вопросах литературы и искусства Оленин систематически занимался изучением истории, занимался археологией и этнографией, был автором ряда работ, посвященных историческим темам. Он стал привлекать его для исполнения различных работ и заказов, нацеливая на художественно-археологические исследования. А.Н. Оленин способствовал становлению и формированию уникального исторического живописца, знатока археологии и истории России, что было обусловлено ростом интереса русского общества к родной истории и необходимостью создать настоящую историческую мастерскую в стенах Академии художеств.

Подлинное сотрудничество Ф.Г. Солнцева с А.Н. Олениным и его археологическая живопись началась со Старорязанской находки и работы над ней.

В 1822 г. тремя крестьянами в земле при починке дороги на месте Старой Рязани, бывшей столице удельного Рязанского княжества, был найден уникальный золотой клад, завернутый в кожаный мешок. Вещи клада несомненно принадлежали великокняжеской семье и были зарыты перед нашествием монголо-татарских орд, разоривших Старую Рязань в 1237 г. Найденные золотые изделия были созданы рязанскими мастерами в XII в. Всего в кладе было 45 предметов, в основном, это украшения женского парадного платья. Так, например, найдено было 13 золотых блях разного размера, усыпанных драгоценными камнями и жемчугом (бляхи несколько схожи с нынешними панагиями, носимыми обыкновенно архиереями), бармы- украшения царской или великокняжеской одежды, разные кольца, перстни и другие вещи.

Этой находкой заинтересовался А.Н. Оленин и подготовил научное описание рязанского клада. Для создания рисунков – точных копий с найденных предметов, президент Академии художеств привлек художника Ф.Г. Солнцева. Но решение привлечь молодого художника к исполнению достаточно сложных работ пришло не сразу. Об этом сохранилось несколько разных свидетельств, в том числе и нижеследующее, сохранившееся в архиве Вельтмана: «Действительный Тайный Советник Алексей Николаевич Оленин в продолжение деятельной и полезной своей жизни в особенности занимался изданием в свет древних русских произведений искусства, как древнейших путеводителей деяний прошедших времен для живописцев и ваятелей, и для составления к означенному своему предприятию рисунков приглашал многих художников; но это издание не осуществлялось по не отысканию способных сотрудников, а в 1829 году поручено от него академику Федору Григорьевичу Солнцеву, воспитывавшемуся в Императорской Академии Художеств, по окончании курса наук и художеств выпущенному с чином 14 класса, сделать акварелью рисунки с найденных близ старой Рязани старинных русских вещей. Солнцев исполнил это поручение и Его Высокопревосходительство в рисунках сих нашел ту отчетливость, которой он давно отыскивал. Рисунки представлены были на высочайшее воззрение и Его Императорское Величество во внимание отличной способности Солнцева к занятию в означенном роде живописи указом».

В 1829 г. Ф.Г. Солнцев выполнил для него рисунки Рязанских древностей: драгоценные бляхи, бармы, перстни. Об этой работе Ф.Г. Солнцев впоследствии вспоминал: «Алексей Николаевич предложил мне нарисовать "рязанские древности". Я принялся за работу. Рисовать надо было в кабинете Алексея Николаевича. Между прочим, у меня нарисована была бляха, рисунок этот и лежал на столе. Однажды приехал к Алексею Николаевичу профессор перспективы - М.Н. Воробьев. Заметив на столе бляху и приняв ее за настоящую, он хотел рукою сдвинуть ее, но, увидев свою ошибку, сказал: "Неужели это нарисовано!" По этому случаю Алексей Николаевич заметил: "Да, уж лучшей похвалы искусству нельзя сделать"».

Работа над Рязанскими древностями окончательно связала жизнь и творчество Федора Григорьевича с археологией: современники называли его исключительно художником-археологом, а впоследствии его полувековая художественно-археологическая деятельность была отмечена золотой медалью Императорского Русского Археологического общества.

С конца 20-х гг. XIX в. главным помощником А.Н. Оленина в издании археологических трудов стал Ф.Г. Солнцев. В своих мемуарах много лет спустя после смерти президента Академии художник написал: «После того как я нарисовал “Рязанские древности”, А.Н. Оленин поручил мне рисовать “Керченские” и “Фанагорийские древности”. При этом Алексей Николаевич сказал, что когда я изготовлю несколько рисунков, то надобно будет попытаться издать их в Париже. Однако же намерение это не исполнилось. Попытались мы издать рисунки здесь, в Петербурге, но и тут ничего не вышло. В начале 1830 г. я окончил рисунки керченских и фанагорийских древностей. Некоторые вещи я рисовал на камне. Алексей Николаевич остался чрезвычайно доволен моими рисунками и представил их, вместе с некоторыми другими, императору Николаю Павловичу». К слову сказать, А.Н. Оленин скончался в 1843 году. Многие труды его, имеющие огромное научное значение, остались неизданными. В 1873 г. при Императорском Русском Археологическом обществе была образована особая комиссия из 5 членов, под председательством Н.И. Стояновского, для издания многочисленных трудов Оленина. Часть из них опубликовали уже 1877 г. 100 иллюстраций, вошедших в «Археологические труды», принадлежали Ф.Г. Солнцеву. (Древности Босфора Киммерийского, хранящиеся в Императорском музее Эрмитажа. Рис. Ф.Г. Солнцева. СПб., 1854. 2 тт.; Оленин А.Н. Археологические труды в 4-х тт. под ред. Н.И. Стояновского со 100 снимками Ф.Г. Солнцева. СПб., 1877, 1881, 1882.)

Оленин, содействуя развитию художественных способностей Солнцева, привлекал его к самым разнообразным работам. В 20-е годы XIX в. А.Н. Оленин, занимавший одновременно несколько важных государственных постов и славящийся как человек любящий во всем порядок, считал необходимым иметь служащим официальную форму. Идеи о создании форменной одежды для государственных служащих А.Н. Оленин высказал в 1810-е гг. В 1826 г. проект был осуществлен с некоторыми изменениями. При подготовке в 1814 г. к открытию Публичной Библиотеки Оленин разработал официальную форму одежды для ее служащих: по его рисункам и описанию были утверждены праздничный и повседневный мундиры.

Возраст и занятость на государственной службе не позволяли А.Н. Оленину самостоятельно работать над всем, что он задумывал. Поэтому и к работам по созданию проектов различной форменной одежды был привлечен Ф.Г. Солнцев. «Я зашел к Алексею Николаевичу, - написал в 1876 г. художник. - Он принял меня радушно и сказал: “Вот кстати пришел; мне нужно нарисовать академические мундиры, так как нынешние предполагается изменить. Сделай мундиры”. Мундиры я нарисовал очень скоро. Алексей Николаевич остался рисунком доволен и назначил мне за работу 300 руб.».

Работы над проектами мундиров и выполнение заказов по копированию и срисовыванию различных предметов старины прививали молодому художнику вкус и интерес к тончайшему исследованию нравов, обычаев и одежды русского народа.

30-е годы XIX века стали новым этапом в творческой биографии Ф.Г. Солнцева. Он работал в Москве, снимая рисунки с древнейших вещей, хранившихся в Оружейной палате Московского Кремля и его соборах, делая акварельные зарисовки различных видов Москвы. Часть этих рисунков была выполнена для работ русского историка, действительного члена Императорского Общества истории и древностей Российских - Ивана Михайловича Снегирева, занимавшегося исследованием российских древностей. В 40-е годы XIX века увидела свет книга И.М. Снегирева о памятниках Московской древности, посвященное императору Николаю I. Издатель Август Семен написал к книге вступительную статью, в которой говорилось следующее:

«Описание древностей первопрестольной, царственной столицы русской, достойное величия предмета и благоговейного внимания русских людей и русской земли к святыни и памятникам московским, давно было общим желанием всех просвещенных людей. Изучение памятников Отечественных есть обязанность каждого любящего свою Отчизну. Сохранение их в описаниях и изображениях от случайной гибели и разрушения времени должно быть почитаемо заветом нашего уважения к предкам и чести народной.


Случайные файлы

Файл
109107.rtf
10154-1.rtf
REPORT31.DOC
45926.rtf
4366.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.