Заболоцкий Николай Алексеевич (2428-1)

Посмотреть архив целиком

Заболоцкий Николай Алексеевич

Заболоцкий Николай Алексеевич (24.04/7.05/.1903, Казань, - 14.10.1958, Москва) - поэт, переводчик. Родился на ферме под Казанью в семье агронома, человека религиозного, но почитавшего науку, стоявшего, по словам поэта, “между крестьянством и тогдашней интеллигенцией”. В 1910 г. семья переехала в с.Сернур (Уржумского уезда Вятской губернии), где прошли детские годы З. С 1913 по 1920 З. учился в Уржумском реальном училище. Уже в детстве перечитав обширное собрание русской классики в библиотеке отца, сочинив в 7-летнем возрасте первое стихотворение, З. навсегда выбрал для себя “профессию” поэта. В уржумский период З. создал множество шуточных и серьезных стихотворений и поэму “Уржумиада” (большая часть текстов утрачена), иногда подражал Блоку, Маяковскому и Есенину. В 1920 г. одновременно поступил на историко-филологический факультет Первого Московского университета и на медицинский - Второго, но через год отправился в Петроград и поступил на факультет русского языка и словесности педагогического института им. Герцена (окончил в 1925 г.). В годы учебы в пединституте начинающего поэта выделял и поддерживал проф.В.А.Десницкий. После окончания института З. на дебюте в Союзе поэтов познакомился с “чинарями” Д.Хармсом и А.Введенским. Хармс, по свидетельству И.Бахтерева, был “потрясён” стихами З., завязалась крепкая дружба. После службы в армии (1926 - начало 1927г.) З., “чинари” и Бахтерев организовывают ОБЭРИУ (однажды в 50-х гг. поэт расшифровал название группы как “объединение единственно реалистического искусства”). З. стремился стать “теоретиком” обэриутов: при организации группы он в качестве объединяющего принципа выдвинул требование “непохожести” поэтики каждого её члена, написал два важнейших раздела для манифеста ОБЭРИУ (о поэзии и “общественном лице”). В этом манифесте З. справедливо характеризует себя как “поэта голых конкретных фигур”. В 1927 г. поэзия З. получает широкое признание у посетителей обэриутских мероприятий и читателей городской прессы. В 1928 г. - несколько рассказов З. для детей в ж.”Ёж” (некоторые были изданы отдельными брошюрами). В 1929 г. была выпущена первая книга поэта - знаменитые “Столбцы”. По свидетельству автора (письмо М.Касьянову от 12 сент. 1932), книга “разошлась в несколько дней как в Ленинграде, так и в Москве” и “вызвала в литературе порядочный скандал”, а сам З. “был причислен к лику нечестивых”. Популярность З. - а зачастую и непонимание - зафиксировали литературные отзывы современников (см. пародию А.Архангельского с характерным названием “Лубок”: “Выходит капитан Лебядкин -/ Весьма классический поэт...”). “Столбцы” вызвали резко негативное отношение официальной критики (“На лит. посту”, 1929, №15; “Печать и революция”, 1930, №4; “Стройка”, 1930, №1). В феврале того же года начата работа над этапной поэмой “Торжество земледелия”.

Размолвка в 1931 г. с Введенским привела к постепенному обособлению З., его охлаждению к идее групповых действий. В этом году З. переписывается с высоко почитаемым им К.Э.Цилоковским, штудирует присланные ученым брошюры. Создана поэма “Безумный волк”. В 1932 З. готовит к печати сборник “Стихотворения 1926-1932”, а в конце года вновь призван на военные сборы. В 1933 г. в ж.”Звезда” (№2-3) опубликованы стихотворение “Меркнут знаки Зодиака...” и поэма “Торжество земледелия”, которые вызвали новую волну “политической” критики (см., напр., пародию Арго “Ум за разум”: “Спит Звезда,/ И даже боле:/ Спит/ Редакция/ “Звезды”). Обличительный тон задала критик Е.Усиевич (“Лит. критик”,1933, №4), утверждавшая, что З. “развил враждебную пролетариату идеологию”, считавшая поэму “пародией, циничным издевательством... над материализмом”. Статья называлась “Под маской юродства”. Определение было найдено. “Юродствующей” назвали поэзию З. в г.”Правда” влиятельный В.Ермилов и С.Розенталь (№№ соответственно от 21.7.1933 и 30.8.1933); А.Тарасенков в ж.”Красная новь”(1933,№9) поместил статью “Похвала Заболоцкому” (названа по аналогии с “Похвалой Глупости”). Последствия таковы: книга в 1933 г. не вышла, а З. в силу складывающихся обстоятельств окончательно отошел от обэриутов в поэзии (хотя к 1933 г. относится триптих из вполне обэриутских поэм “Деревья”, “Птицы” и “Облака”, последняя из которых утрачена), не прекращая дружбы и общения. Потому же З., не теряя силы художественного таланта, к середине 30-х постепенно приходит к “правильной” тематике своих произведений: чувства, вызванные смертью С.М.Кирова, выходца из Уржума, отразились в стих. “Прощание”(1934); посещение родины И.В.Сталина обусловило создание “Горийской симфонии”(1936); покорителям Севера посвящены стих. “Север”(1936) и “Седов”(1937). В каждом случае сюжетность у З. подменена квазиреалистическим описанием природы. В те же годы З. создает киносценарий “Барон Мюнхгаузен”, изредка печатает стихи для детей (см. очень удачное “Мистер Кук Барла-Барла” в ж. “Чиж”, 1935, №1, с.25), создает для детей “обработки” шедевров мировой литературы (“Гаргантюа и Пантагрюэль” и др.). В 1935 - знакомство с Т.Табидзе и Г.Леонидзе, пробуждение интереса к грузинской культуре. Появляются первые переводы с грузинского (Важа Пшавела, С.Чиковани), которые позднее будут отмечены орденом Трудового Красного знамени (1958) и которые современники (Н.Тихонов, С.Чиковани) назовут “поэтическим подвигом”. “Художественным подвигом” (Н.Степанов, В.Каверин) назовут и едва ли не лучшее переложение “Слова о полку Игореве” на язык современной поэзии, над которым поэт начал работать в 1938-ом. В 1937 г. была выпущена “Вторая книга”, отразившая эволюцию тематики и поэтики стихов З.

19 марта 1938 г. З. был арестован, приговорен к пяти годам лагерного заключения и выслан на Дальний Восток. Трудясь землекопом, дорожным рабочим, техником-чертежником, З. не прекращал сочинять стихи. Многочисленные шуточные стихотворения и поэма “Осада Козельска”, две части которой были написаны в 1944 г., не сохранились. 18 августа 1944 г. З. был освобожден, но работал вольнонаемным в системе лагеря. В 1945 был переведен в Караганду, где к середине года завершил переложение “Слова о полку Игореве”. В январе 1946 З. приехал в Москву. Начался новый этап жизни и творчества. В ж.”Октябрь” (№10-11) З. публикует переложение “Слова...” в окончательном варианте, в котором учтены отдельные замечания Д.С.Лихачева, - отзывов со стороны критики не последовало. В 1947 г. в ж.”Новый мир”(№1) опубликовано с подзаголовком “Поэма” стих.”Творцы дорог” - через месяц “Лит.газета” жестко критиковала З. Только вышедшая в 1948 г. третья книга стихов “Стихотворения” (М., “Сов. писатель”) и новые переводы с грузинского принесли З. долгожданное официальное признание. Книга представила новый, “классический” стиль З. и подтвердила стремление автора к глубокому осмыслению важнейших философских проблем. В апреле 1951 г. З. прочел на заседании комиссии по “Слову...” доклад, опубликованный лишь в 1969г. (“Вопросы литературы”,№1) под названием “К вопросу о ритмической структуре “Слова о полку Игореве”. В том же 1951 З. задумывает составление “Свода русских былин” (по типу “Калевалы”), но замысел не осуществился. Расширяется круг переводимых авторов, в 50-е гг. З. переводит Руставели (“Витязь в тигровой шкуре”, 1953-1957), сербские эпические песни, произведения европейских поэтов XIX-XXвв.: Я.Араня, Ф.Рюккерта, Ф.Шиллера, И.В.Гёте, У.Саба и др., - и приобретает репутацию мастера перевода. В “Заметках переводчика” (ж.”Молодая гвардия”, 1956, №3), ставших сводом правил для переводчиков следующих поколений, З. отмечает: “Успех перевода зависит от того, насколько удачно переводчик сочетал меру точности с мерой естественности”.

Здоровье З. было подорвано в лагерные годы. В 1954 г. поэт перенес инфаркт, но упорно продолжал каждодневный труд. В 1957г. он подготовил и выпустил в свет последнюю книгу - “Стихотворения” (М., Госиздат). Осенью того же года поэт посетил Италию, а два последних лета провел в Тарусе. Чувствуя приближение смерти, З. составил свод своих произведений для будущего собрания сочинений, уничтожив тексты шуточных стихотворений и поэм. В конце жизни он работал над исторической поэмой “Рубрук в Монголии”. Последнее из написанных стихотворений - “Не позволяй душе лениться...”, ставшее поэтическим завещанием З. Поэт умер осенью 1958 г. в результате второго инфаркта. Похоронен в Москве, на Ново-Девичьем кладбище.

Уже первым самостоятельным стихотворениям З. 1926 года свойственны те черты, которые определят весь его дальнейший творческий путь, его особое место в истории русской поэзии: тема фантасмагорического города и пейзажная описательность (“Белая ночь”, “Красная Бавария”) - тема превосходящей человека красотой и разумом живой природы и философичность (“Лицо коня”, “В жилищах наших...”), одическая традиция - и традиции баллады и элегии, сплав медитативной лирики и социальной сатиры, едва ли не пародическое клиширование синтаксических схем при четырехстопном ямбе - и тяготение к свободному стиху. Принципы изображения действительности сближают стихи З. обэриутского периода с полотнами фламандских живописцев. По-брейгелевски гротескно З. представляет читателям “картины жизни” (1927 -“На рынке”; 1928 - “Игра в снежки”, “Пекарня”, “Рыбная лавка” и др.). Уникальной представляется та полнота, с которой подчинены задаче создания словесно-художественного полотна и пространство (“Был город осликом, четырехстенным домом./ На двух колесах из камней/ Он ехал в горизонте плотном...” - стих.”В жилищах наших...”), и время (“Младенец крепнет и мужает/ И вдруг, шагая через стол,/ Садится прямо в комсомол...” - “Новый быт”, 1927). Особенно поражали современников яркие сравнения и неожиданные метафоры З. (“Прямые лысые мужья/ Сидят, как выстрел из ружья...” - “Свадьба”, 1928). По свидетельству Т.Липавской, З. утверждал, что метафора, пока жива (т.е. не стала самоцелью), всегда алогична. Алогизм “Столбцов”оправдан целью сатирического изображения “совмещан” (напр., в стих. “Ивановы”, 1928), а последнее обусловлено складывающейся натурфилософской концепцией З., согласно которой разумом и красотой наделены ( а иногда и превосходят человека) животные, птицы, деревья, даже неживое в природе. Поэтому в художественном мире З. происходит переоценка традиционных образов средствами поэтики: очеловечиваются “коровы с улыбкой бледной на губах” или “цыпленок, синий от мытья”, - опредмечиваются “мясистых баб большая стая”, часовой с “одервенелыми” глазами и т.д.


Случайные файлы

Файл
4659-1.rtf
108872.rtf
CBRR2640.DOC
36753.rtf
63273.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.