Жуковский Василий Андреевич (2405-1)

Посмотреть архив целиком

Жуковский Василий Андреевич

Годы жизни: 29.01.1783 - 12.04.1852



В.А. Жуковский. Портрет работы О.А. Кипренского

Отец Жуковского — Афанасий Иванович Бунин, помещик Тульской губернии, владелец с. Мишенского, мать — Сальха, турчанка по происхождению, взятая в плен русскими при штурме Бендер в 1770. Согласно семейным преданиям, была привезена в Мишенское и подарена Бунину одним из его крепостных, участником русско-турецкой войны. По другим (новейшим) данным, Сальха была взята в плен майором К. Муфелем, отдавшим ее на воспитание Бунину. Получив при крещении имя Елизаветы Турчаниновой, почти безвыездно жила в Мишенском вначале в качестве няньки при младших детях Буниных, а затем — домоправительницы (экономки) . Родившийся у нее сын по желанию Бунина усыновлен А.Г. Жуковским (жившим на хлебах у Буниных). Это позволило Жуковскому избежать участи незаконнорожденного, но для получения дворянства потребовалось зачисление малолетнего Жуковского на фиктивную военную службу (в Астраханский гусарский полк); в 1789 он произведен в прапорщики, что давало право на дворянство, и по ходатайству Бунина в том же году "род Василия Андреевича Жуковского" внесен в дворянскую родословную книгу Тульской губернии; дальнейшая "воинская" служба потеряла смысл, и в ноябре 1789 Жуковский уволен "по прошению своему от службы".

Первоначально образование Жуковский получил в кругу семьи Буниных, где рос на правах воспитанника. При переезде семейства на зимнее время в Тулу Жуковский сначала обучался в частном пансионе Х.Ф. Роде (1790), после закрытия которого мальчика определили в Главное народное училище (1792). Исключенный из училища директором Ф. Г. Покровским "за неспособность", Жуковский продолжал обучение в тульском доме В. А. Юшковой. Здесь будущий поэт впервые приобщился к литературному творчеству. Для постановки на домашней сцене он в 1795 сочинил трагедию "Камилл, или Освобожденный Рим" и пьесу "Госпожа де ла Тур" по мотивам романа Бернардена де Сен-Пьера "Павел и Виргиния".

После смерти Бунина (1791) заботы о подрастающем Жуковском взяла на себя бабушка (М. Г. Бунина), разделившая их с родной матерью поэта. Однако постепенное осознание материальной зависимости от Буниных и неустойчивости своего положения в их семье стало для Жуковского источником глубоких внутренних переживаний, отразившихся в ранних дневниковых записях. В 1797 он был определен в Благородный университетский пансион (Москва).

Пребывание в пансионе (1797— 1800) — важнейший период творческого формирования будущего поэта. Жуковский стал одним из активных участников "Собрания воспитанников университетского Благородного пансиона" и выпускаемого им альманаха "Утренняя Заря". Первое печатное произведение Жуковского — лирическое стихотворение "Майское утро". Его пансионские сочинения — по большей части подражательные торжественные оды "на случай" или речи, предназначенные для ежегодных пансионских актов и выступлений в "Собрании воспитанников..." ("Могущество, слава и благоденствие России", 1799, "Мир", 1800; речь "О начале общества, распространении просвещения и об обязанностях каждого человека относительно к обществу", 1799), либо стихи и прозаические отрывки на заданные наставниками темы морально-этического и патриотического характера ["Благоденствие России, устрояемое великим ея самодержцем Павлом Первым", 1797; "Добродетель" ("Под звездным кровом тихой нощи"), 1798; "Добродетель" ("От света светов луч родился"), 1798; "К надежде", 1800, и др.]. Жуковский воспринимает, однако, и новые литературно-эстетические веяния, связанные с сентиментализмом и предромантизмом. Один из лучших учеников, Жуковский закончил пансион с серебряной медалью в 1800. В начале 1801 вместе с А. Тургеневым, А. Ф. Воейковым, А. Ф. Мерзляковым, С. Е. Родзянко и другими организовал Дружеское литературное общество, просуществовавшее недолго (январь— ноябрь 1801), но сыгравшее заметную роль в утверждении новых — романтических — принципов в русской литературе.

В 1804—1806 поэт перевел флориановскую переделку романа Сервантеса "Дон Кихот", что содействовало ознакомлению отечественного читателя с репертуаром мировой классики. В 1801 году Жуковский поступил на службу "городовым секретарем" в московскую Главную соляную контору. Равнодушие Жуковского к "должности", а еще в большей степени — занятость литературой вызвали "неудовольствие" начальника, заключившего нерадивого подчиненного под "арест", что надолго отвратило его от дальнейших попыток определиться на службу. Сразу после освобождения из-под "ареста" Жуковский подал в отставку и уехал в Мишенское с твердым намерением полностью посвятить себя литературной деятельности.

1802—1807 поэт провел в родных краях, лишь изредка наезжая в Москву для устройства своих литературных дел (заработков переводами) и встречи с московскими литераторами и друзьями. В эти годы интенсивно занимался самообразованием. Эти годы характеризуются многообразием жанровых поисков: сохраняя традиционные жанровые формы, в том числе оду ("К поэзии", 1805), Жуковский "испытывает" себя в жанрах военно-патриотического гимна ("Песнь барда над гробом славян-победителей", 1806), басни (переводы из Флориана, Лафонтена, Лессинга, Пфеффеля, а также оригинальные басни) и даже "описательной" поэмы (планы "Весны"). Однако в центре его поисков — элегия. С элегией "Сельское кладбище", ставшей, по определению самого Жуковского, началом его самостоятельной литературной деятельности, к молодому писателю приходит литературная известность и читательский успех. В элегии утверждается высокая ценность человека, независимая от его сословной принадлежности. Размышления о смерти приводят поэта к утверждению бытия, его высокого смысла и красоты. Многомерность художественного видения мира, зримая осязаемость поэтических образов, богатство звуковой гармонии стиха, изысканность его мелодического рисунка, многообразие ритмики — эти особенности поэтического дарования Жуковского, впервые проявившиеся в "Сельском кладбище", получают развитие в элегии "Вечер" (1806).

"Вечер" обозначил переход поэта к романтизму. Постепенно элегия получает у Жуковского и более отчетливые признаки жанра национально русского, а текст насыщается острым социальным (и даже политическим) содержанием (такова, например, элегия "На смерть фельдмаршала графа Каменского", 1809, развивающая идею неотвратимости судьбы, неизбежности возмездия за содеянное; поводом к ее написанию послужило убийство М. ф. Каменского, жестокого к крепостным и обесславившего себя в Прутском походе 1807). В дальнейшем Жуковский прибегает к элегии в поворотные моменты творческой эволюции, означая ею важные события внутренней жизни ["Славянка", 1815; "Цвет завета", 1819; "Море", 1822; "Я музу юную, бывало", 1822 или 1824].

Важнейшая веха в творческой биографии Жуковского — 1806 год, ознаменованный "лирическим взрывом", созданием около 50 стихотворений разных жанров: ода и героида ("Послание Элоизы к Абеляру", перевод из А. Попа), надписи к портрету и ряд своеобразных романтических песен (особый жанр любовной лирики, весьма популярный у романтиков, стремившихся вернуть песне ее фольклорный элемент). Именно этим годом помечена одна из первых песен Жуковского , внушенных не столько лит. образцами, сколько живым, зарождающимся чувством к своей племяннице (ее мать — сестра поэта по отцу) — Марии Андреевне Протасовой (в будущем — Мойер; 1793—1823)- "Песня": "Когда я был любим, в восторгах, в наслажденье".

Особый этап литературной деятельности поэта — участие в "Ветснике Европы", лучшем русском журнале 1-го десятилетия XIX в. Став редактором журнала (1808—1809), он способствовал проникновению на его страницы произведений в "новейшем" (то есть романтическом) духе. В 1808—1810 Жуковский жил по преимуществу в Москве, лишь на летнее время уезжая в родные места Орловской и Тульской губерний. Необычайно продуктивно писал критические статьи, где подробно обосновывается позиция журнала: как новое понимание сугубо литературных, эстетических задач, так и общественное, гражданское и социально-политическое назначение журнала, необходимость идти "вровень" с просвещением европейским. Цикл его критических этюдов о писателях обретает широкое программное значение. Он внимательно следит за литературной полемикой и стремится к жанровому обновлению не только русской поэзии, но и прозы.

Однако преобладает в литературных занятиях Жуковского интерес к переводу, преимущественно прозаическому. Ко времени активного участия поэта в "Вестнике Европы" относятся и его собственные прозаические опыты, во многом обусловленные поисками новых для русской литературы форм народности: сказка "Три пояса" (1808), "старинное предание" "Марьина роща" (1809) и историческая повесть "Вадим Новогородский" (1803).

В 1808—1814 Жуковский написал 13 баллад, в том числе вольные переводы: "Людмила" (1808), "Кассандра" (1809), "Пустынник" (1813), "Адельстан" (1813), "Ивиковы журавли" (1814), "Варвик", "Алина и Альсим", "Эльвина и Эдвин" (все три — 1815) и оригинальные баллады "Ахилл", "Эолова арфа" (обе — 1815). В центре этих "маленьких драм" — столкновение человека с судьбой, проблема нравственного выбора, история несчастной любви.

Своеобразным символом новой романтической поэтики стала баллада "Эолова арфа" — прекрасная песня о бессмертии любви и искусства. Особое место в балладном цикле занимает "Светлана" — самое светлое, оптимистическое творение Жуковского. Своеобразный эпилог к циклу баллад — "Двенадцать спящих дев", вольное стихотворное переложение одноименного прозаического романа немецкого писателя К. Г. Шписа.


Случайные файлы

Файл
85398.rtf
48499.rtf
32280.rtf
3456.rtf
69520.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.