Ядерная Россия: гуманитарное измерение (4037)

Посмотреть архив целиком

Ядерная Россия: гуманитарное измерение

Введение

Ядерная энергия - от природы. Фактом своего существования она не зависит от человека. Ядерная энергия может быть и «доброй», и «злой». По своей мощи она соизмерима или превосходит самые грозные силы природы - землетрясения, ураганы, наводнения, последствия от воздействия космических явлений (астероиды, кометы, космические излучения и другое). Жизнь на Земле невозможна без ядерной энергии Солнца. Физическая картина мира на примере звезд показывает людям глобальные источники энергии (и в этом смысле также оказались правы древние, когда советовали чаще смотреть на звезды). Но на Земле ядерное благо или ядерная опасность для человечества - большей частью от человека. И то, и другое - «плоть от плоти» разума и рук человеческих. Для человечества значимость ядерной энергии не явна, пока человек не исследует процессы ядерных превращений и не научится воспроизводить их в технических устройствах. Ядерная энергия глубинна, глобальна, неисчерпаема и до конца не познана. Взаимоотношения человека с ядерной энергией должны носить особый характер и требуют особого мировоззрения. Люди обречены на постоянный интерес к ядерной энергии, на настойчивое познание этого феномена. Многократно прав герой фильма «Девять дней одного года», говоря по этому поводу: «Мысль остановить нельзя».

Со дня открытия явления радиоактивности минуло 100 лет. Путь к практическому применению ядерной энергии в мирных и военных целях был проторен свыше 50 лет тому назад. Прошлому веку принадлежат Хиросима, Нагасаки и Чернобыль. С другой стороны, он, «подарив» человечеству две мировые войны за 30 лет первой половины столетия (мир как будто сошел с ума - сразу после второй реальной стала и третья мировая война), в дальнейшем, благодаря ядерному сдерживанию, обошелся без оных. Хотя противоречия между государствами не уменьшились. Проблемы мира в ядерном настоящем В. Коши относит к фундаментальным вопросам философии. А «мирный атом» сейчас обеспечивает более половины энергопотребности некоторых стран. Нельзя не согласиться с мнением И.К. Лисеева, что феномен высоких, в том числе ядерных, технологий необходимо осознавать в качестве одного из главных итогов XX века. А также - с мнениями К. Ясперса, М. Хайдеггера, К.Ф. Вайцзеккера и В. Хесле, что, например, история, геополитика и физика, а также экология и ее социальное обрамление вполне достойно совместимы с духовным и философией.

Пришло время попыток историко-философского осмысления социальной роли ядерных технологий и других социальных аспектов ядерной энергии, используя, по терминологии В.И. Вернадского и Н.Н. Моисеева, эмпирическое обобщение общественных явлений, каждое из которых в отдельности достаточно хорошо известно. Тем более, что ныне для ядерной техносферы и общества в целом, как в России, так и на Западе, характерны условия неопределенности, выбора, сомнений. На нынешнюю слабость такого осмысления указывает, в частности, А. Фитцпатрик. Российская и мировая общественность должна найти ответ на вопрос: «Что означают сейчас и на будущее понятия «ядерный человек», «ядерное человечество», «Ядерная Россия»?».

Помыслы людей, стоявших у истоков ядерной науки, были чисты, надежды – возвышенны. Хотя ещё В.И. Вернадский видел и опасность ядерной энергии для человечества.

Когда же военная составляющая ядерных исследований приобрела достаточно четкие очертания, всю информацию по ним стали скрывать от общества. Причем впервые это было сделано на Западе. И засекречивание западных публикаций по теме послужило индикатором перевода ядерной науки в годы второй мировой войны на военные рельсы. Одновременно военно-политическая мотивация надолго «заморозила» практически на нулевом уровне рассмотрение других социально-ядерных аспектов, например экологических. Эту ситуацию можно отождествить с первой исторически синхронизированной моделью информационной компоненты, информационного пространства ядерной сферы. Огромная роль при этом была возложена на разведку.

Факт остается фактом. В сфере военного атома (ядерное оружие, АПЛ) усилия России (СССР) всегда были вторичными, вдогонку за уже создаваемыми принципиально новыми видами вооружений Запада, направленными против СССР. Отсюда понятна степень напряжения участников советского Атомного проекта. Еще раз обратимся к фильму «Девять дней одного года»: «Не сделали бы бомбу - не разговаривали бы мы сейчас с тобой». Гражданская ядерная энергетика (атомные ледоколы, АЭС) инициирована Россией. Поэтому, несмотря на изменение ныне многих идеологических ориентиров и на переинтерпретацию истории социалистического периода нашей страны, все же допустимо, видимо, полагать, что «менталитет» российской ядерной «оборонки» и ядерных технологий в целом с самого начала не противоречил в определенном смысле понятиям «защитный», «гуманистический» и т.п. Заимствуя надпись на одном из памятников Севастополя, можно сказать: «Потомству в пример!»

Во второй половине прошлого века мировое сообщество вдруг поняло, что «породнилось» с новой техносферой, потенциально способной обеспечить прорыв в экономике, политике и военных отношениях. С другой стороны, чудовищные энергетические возможности новых технологий пугали. Общественное сознание постоянно находилось под прессом информации глобальной значимости. Вспомним хотя бы отдельные исторические этапы: эмоционально-политическая борьба против ядерного оружия 50-х и 60-х годов, научное осмысление и политические решения периода сценариев «ядерной зимы», Чернобыль и перестроечная волна против гражданской ядерной энергетики России.

Краткий экскурс в историю показывает, что отношение к ядерной энергии у российского общества на разных этапах истории страны было разным. Оно определялось ролью этой отрасли в конкретных исторических и социально-экономических условиях, а также степенью открытости информации. Чтобы понять, есть ли стратегические перспективы у ядерных технологий, побуждаемые потребностью общества в них, необходимо оценить основные сценарии будущего мирового развития.

Императивы будущего и социальная роль

Чуть более 10 лет назад на межгосударственном уровне под эгидой ООН была провозглашена концепция устойчивого развития, в которой предпринята попытка определить предпосылки и условия неопределенно длительного существования человечества и обосновать переход к новой эпохе развития цивилизации. Концепция при консолидации усилий различных стран в рамках всеобъемлющей системы экономических, экологических, социальных и культурологических мер по стабилизации прогресса во всех сферах общественной жизни рекомендует и определенные ограничения народонаселения, потребностей и потребления общества. Эти ограничения предусматривают адаптацию к проблемам общества, социализацию индивида, а также коренную трансформацию общественного сознания в направлении понимания роли общей платформы для глубокой перестройки всего планетарного сообщества с целью снять противоречия между нарастающими материальными запросами человечества и сравнительно ограниченными ресурсами био- и геосфер, тем самым ослабив угрозу дальнейшему существованию человека, исторической смене одних поколений другими. Трансформацию общественного сознания в направлении радикального изменения ориентации и содержания различных сфер человеческой деятельности, ценностей современного общества в контексте его гуманизации.

За прошедшие с момента принятия концепции устойчивого развития годы многое в мире изменилось. Прежде всего, в социально-экономическом аспекте. Наблюдаем ли мы сейчас соразмерно задачам доклада «Наше общее (выделено мной – Е.В.К.) будущее» на конференции Рио-92 консолидацию усилий, стабилизацию процессов развития, выработку общей платформы действий разных стран и народов, гуманизацию и экологизацию общественного сознания в необходимых пропорциях, всесторонний прогресс? Скорее всего, нет.

Начнем с того, что христианство, например, не верит в духовный прогресс, полное исправление и единение человечества. Оно предсказывает «новое небо и новую землю», непривычный для нас материальный мир после вселенских катаклизмов.

Трудно спорить с В.Д. Могилевским в том, что решения конгресса в Рио-де-Жанейро и последующие в русле стратегии устойчивого развития не выполняются. По сообщению М.А. Мунтяна, столь авторитетная организация как Римский клуб считает концепцию устойчивого развития «сплошной утопией». О новом витке гонки вооружений в мире на основе революционных изменений в военном деле говорят, ссылаясь на международных политологов, О.А. Бельков и В.И. Слипченко. Мир стал однополярным, но значимо международную стабильность подрывают региональные противоречия, часто «круто замешанные» дополнительно на национальной и религиозной «закваске». Это, в частности, отмечалось в открытом докладе Службы внешней разведки РФ за 1993г. Пакистан, Индия, Северная Корея и другие страны спешно формируют свой ядерный потенциал для защиты, как декларируется, суверенитета. Израиль, разбомбив в своё время иракский ядерный реактор, учитывая конкретное противостояние, свой ядерный объект разместил на границе с Египтом.

Вновь возвращается стена. Не только символическая, но и вполне реальная. В Берлине разобрана, в Иерусалиме строят. США вводят неслыханные ограничительные меры в части въезда в страну. Похоже, ныне уже западная цивилизация возводит «железный занавес».

По фактам, например, событий в Югославии, Афганистане и Ираке роль ООН в современном мире, к сожалению, снижается. По данным Фонда «Общественное мнение», в России доля респондентов, уверенных в значительной роли ООН в международной жизни, последовательно снижалась от 50% до 30% с сентября 2000г. по апрель 2003г. Уже на конференции Рио +10 оформились противоречия между США и другими странами в части и собственно концепции устойчивого развития, и конкретных шагов её реализации. Некоторые говорят о крахе международного порядка, основанного на признании национального суверенитета, и о потере иллюзий начала 90-х годов в части вечной дружбы с Западом. В.Д. Писарев напоминает, что США и НАТО в настоящее время наполняют конкретным содержанием предложения по пересмотру всемирного институционального порядка, основанного на системе ООН, конечной целью которых является обеспечение условий, когда новая структура мирового управления будет «работать» на решения, выгодные странам «золотого миллиарда». Эти действия Запада более чем серьезны, поскольку им, как показывают В.Н. Кузнецов (со ссылкой на мнение А.Д. Ротфелда, директора Стокгольмского международного института исследований проблем мира) и В.Д. Писарев, предшествовал глубочайший анализ ситуации в контексте стратегических целей США и высокоразвитых стран. В этом же ракурсе структуру новых мировых регулирующих органов исследует А.И. Неклесса, во многом справедливо резкий в оценке концепции устойчивого развития. По Д. Боффа, крайне тяжелый отрезок мировой истории 1945-1949 г.г. характерен именно подавляющим экономическим и военно-стратегическим превосходством одной атомной сверхдержавы при отсутствии сдерживающих хотя бы формально юридических международных норм.


Случайные файлы

Файл
74352-1.rtf
28537.rtf
91244.rtf
16240.rtf
43525.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.