Моральный авторитет власти как условие общественной стабильности (76799-1)

Посмотреть архив целиком

Моральный авторитет власти как условие общественной стабильности

А.П. Брежнева,кандидат социологических наук

Эффективное функционирование системы национальной безопасности социума предполагает наличие нравственного консенсуса в обществе, высокий моральный авторитет власти.

Власть в обществе выступает одним из социально значимых способов поддержания моральных норм, в то же самое время господствующие в обществе моральные нормы накладывают на власть определенные ограничения. Это позволяет социальной системе поддерживать состояние равновесия.

Единая государственная служба как особый инструмент государственного управления, призвана обеспечивать социальную стабильность общества, постоянную связь властных структур с населением, защиту индивидуальных, групповых и общенациональных интересов. Лица, занимающие государственные должности, реализуют властные и управленческие полномочия государства, обеспечивают сохранение и укрепление существующего строя как главного фактора безопасности страны, ее граждан. Кадры государственного аппарата находятся в точке концентрации власти и ответственности за принятие общественно-значимых решений; от них в значительной степени зависит как духовно-нравственное состояние государственной службы в целом, как социального института, так и восприятие населением морального облика власти.

Российский менталитет характеризуется значительной «морализацией» общественного сознания, население имеет тенденцию оценивать любые факты действительности, любые действия государственных структур только с точки зрения своих моральных симпатий и антипатий. Поэтому проблема морального авторитета власти для России особенно актуальна.

Острота проблемы укрепления морального авторитета власти обусловлена также и тем, что сама природа государственной власти характеризуется рядом нравственных антиномий. С древнейших времен власть представала в сознании людей как точка сосредоточения опасных нравственных противоречий, поэтому субъект управления по природе своей деятельности всегда находится в опасной точке бытия.

Проблемы власти и управления, взаимодействия закона и морали, всегда были объектом не только социологического анализа, но и находились под пристальным вниманием религии и философии. Нравственные коллизии, разворачивающиеся в сфере власти и управления, занимали значительное место в творчестве русских философов «серебряного века» А.И.Бердяева, И.А.Ильина, С.Л.Франка и др. Особо значимыми были для них проблемы соотношения морали и права, нравственной оправданности насилия, бремени морального выбора и нравственной ответственности субъекта, реализующего властные функции, неизбежности зла, как побочного результата любого властного целеполагания, причины нравственного отчуждения власти и народа. Опыт, накопленный отечественной социально-философской мыслью, не должен быть утрачен, он дает духовные ориентиры для решения тех сложных проблем, которые встают на пути развития современной России.

Проблема соотношения права и .морали в системе властных отношений требует ответа на вопрос – на чем преимущественно основан авторитет государственной власти: на нормативно-правовых принципах или на идеях нравственности и справедливости? Это является одной из важнейших проблем философско-этического подхода к регуляции общественной жизни и имеет большое значение для этического анализа управленческой деятельности. Как совместить правовое и моральное обоснование власти, чтобы они не вступали в конфликт друг с другом? С.Л. Франк видел путь разрешения противоречия между моралью и правом на пути отыскания общего для них социально-духовного знаменателя. «...Право и нравственность, – писал он, – суть законодательства, принципиально охватывающие всю человеческую жизнь и проистекающие в последнем счете из совести человека, из сознания должного и потому неразличимые друг от друга ни по своему предмету, ни по своему происхождению». Политика демократического государства, в том числе по обеспечению национальной безопасности страны, должна быть глубоко нравственной, опираться на исконные духовные традиции России, служить мотивирующим фактором действий ее граждан по защите отечественных интересов.

Особо значимой является проблема о нравственном праве власти на применении силы. Насилие, принуждение является одним из неотъемлемых механизмов реализации власти в социуме. В стабильно функционирующем обществе это насилие потенциальное; оно включает свои репрессивные механизмы только тогда, когда нарушается закон, когда ставится под угрозу социальная стабильность общества, его интересы. В кризисном, дезорганизованном обществе насилие часто становится постоянно действующей нормой реализации властных отношений. Но в любом случае, отличие властных отношений от других (идеологических, моральных) в том, что за ними стоит возможность и правомерность применения насилия. В правовом, демократическом государстве четко и конкретно оговорены случаи, когда власть имеет право применять силу: когда она охраняет закон, реализует этот закон во имя защиты прав и свобод гражданина и человека, нации в целом.

Но здесь может возникнуть нравственное противоречие: с одной стороны, социальная и моральная справедливость должны быть защищены силой власти и принуждения, а, с другой стороны, любое применение силы, даже на стороне справедливости и во имя ее защиты, делает эту силу «подсудной». Общеизвестно, кто поднимает меч, тот от меча гибнет, кто судит, тот сам подлежит суду. Справедливая моральная позиция попадает в замкнутый круг оппозиций. Единственный реальный путь преодоления этого противоречия – контроль общества над властью, ее подотчетность народу и ее подсудность.

Поскольку мораль всегда выступает как сторона, аспект сложной и многогранной деятельности индивида, постольку государственный служащий в процессе своей профессиональной деятельности всегда выступает как моральный субъект. Необходимость принятия трудных, неоднозначных решений, разрабатываемых в ситуации ограниченных ресурсов, информационной неопределенности, ослабления духовной безопасности ставит проблему нравственной ответственности субъекта управленческого процесса за возможные, а иногда и неизбежные, негативные следствия принимаемых решений. Иными словами, применяя силу, государственная власть как бы заранее ставит себя под удар возможного нравственного остракизма. Примером могут служить дискуссии о нравственной оправданности смертной казни, всей пенитенциарной системы общества.

Однако здесь следует отдавать себе отчет в том, что в ситуациях, которые предполагают ответственность одного человека за других людей (ситуация, присутствующая во всех управляющих системах), человек не имеет ни морального, ни юридического права отказаться от применения силы, если это может спасти других людей. Есть евангельский текст, в котором говорится, что спасающие душу ее потеряют, а те, которые теряют душу ради других, ее сберегут. Можно сохранить внутреннюю справедливость и моральную чистоту, но объективно способствовать злу, принести других людей в жертву своему моральному идеалу. Нравственную уязвимость облеченного властью субъекта подчеркивает И.А.Ильин в работе «О сопротивлении злу силою». Он пишет, что «активная, внешняя борьба со злом несет в себе особые условия, затрудняющие человеку его внутреннюю борьбу с его собственными злыми влечениями, и нахождение нравственно верных и безвредных внешних проявлений. Индивид переживает период искушения и внутренней борьбы и видит себя как никогда далеким от нравственного совершенства. И не надо закрывать на это глаза.

Для государственного управления особо значимой является проблема возникновения морального отчуждения между властью и народом. Его источником выступают противоречия, возникающие в процессе многоуровневого взаимодействия двух главных составляющих социальной системы – институтов гражданского общества и государства. Государственная служба, как социальный институт, занимает противоречивое положение между государством, реализующим, как правило, политическую волю руководящей элиты, и народом, как первоосновой, первосубъектом властных полномочий.

Государственные структуры нередко отождествляют себя с обществом в целом, а их государственные служащие – с государством, идеологические институты – с общенациональной системой духовно-нравственных ценностей. В целом это обусловленно тенденцией сводить социальные и политические цели государства к задачам государственных органов, передавать властные полномочия на откуп государственных служащих. Подобная позиция может привести к резкому нравственному противостоянию власти и народа. Причины нравственного противостояния государства и граждан кроются также в том, что государственная служба нередко работает в основном «на себя», на свое руководство, на правящую элиту, а потребности общества и граждан отходят на второй план, принимаются решения, не соответствующие интересам безопасности страны.

Один из видных отечественных исследователей теории бюрократии В.П. Макаренко выявил следующую закономерность: граждане и государственные служащие, стоящие на низших ступенях иерархии, возлагают моральную и политическую ответственность за происходящее на высшие эшелоны власти, а высшие должностные лица склонны винить во всем управленцев низшего звена и самих граждан. В представлениях правящей элиты только она сама является носителем правового сознания и политической культуры. Но и народ как первоисточник и первосубъект властных полномочий государства не является непосредственным властителем. Важно подчеркнуть, что учреждать власть не тоже самое, что и отправлять ее.


Случайные файлы

Файл
7015-1.rtf
34337.rtf
47002.rtf
28848.rtf
7409-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.