Экологическая безопасность – сфера информационной асимметрии (3593)

Посмотреть архив целиком

Экологическая безопасность – сфера информационной асимметрии

Природопользование и охрана природы в настоящее время уже оформились в общемировую транснациональную сферу политэкономической деятельности. Достаточно сказать, что всемирный рынок экологических технологий в 1995 г. оценивался величиной порядка 200 млрд. долларов; в 2000 г. – 350 млрд. долларов; в 2005 г. предполагается увеличение его стоимости уже до 500 млрд. долларов; в 2010 г. – 650 млрд. долларов; 2015 г. – 800 млрд. долларов. Общая стоимость «товаров и услуг», которые ежегодно могут давать моря и океаны, сравнима с мировым ВВП. Одна только торговля дикими животными и растениями, а также продукцией из них достигает двух десятков млрд. долларов в год. Нужно ли удивляться, что творцы рынка, фактически распоряжающиеся инвестициями и тем самым управляющие экономическими и политическими процессами на Земле, стремятся директивно руководить этой гигантской сферой. Важным этапом такого управления является создание все новых и новых рынков и соответственное увеличение долларовой массы. По мнению Ж. Аттали, в конечном итоге «человек будет воспроизводиться подобно товару, а жизнь станет предметом искусственной фабрикации и объектом стоимости».1

Рынок, как система директивного управления большими массами людей, вполне сформировался. Созданы гигантские управленческие структуры. Они имеют самое совершенное сетевое строение. Сегодня США осуществляют мировое господство и являются мировым лидером в отношении мышления, в планировании рыночных и других мировых отношений и готовности к кибервойне. В результате из сферы, где «по идее» должны обмениваться эквиваленты, «рынок» превратился в сферу неэквивалентного обмена.

Такому рынку и его творцам нужна военно-силовая «крыша» и политическое прикрытие. Так называемая представительная демократия – неизбежная спутница рынка. Служба в государственном секторе, фактически, является вложением в человеческий капитал, так как в «промышленных» сферах равные по рангу администраторы получают в 5-10 раз большее вознаграждение за свой труд, чем в государственном секторе. А избранные на короткий срок государственные функционеры несомненно менее политически и экономически значимы по сравнению с пожизненно установленными хозяевами-творцами региональной и мировой биосоциальной политики и обеспечивающей ее экономики.

Управление рынком требует создания специальной методологической базы, технологий управления и огромной дорогостоящей массы идеологически подготовленных исполнителей.2 Ведется постоянная целенаправленная, требующая значительных затрат работа по разложению и дискредитации госаппарата и патриотически настроенных руководителей. В развивающихся странах нищета местного населения и коррупция государственных чиновников тесно взаимосвязаны.

К методологической базе рынка можно отнести положения об автоматизме (независимости рынка) и конкуренции. И здесь проблема в мере директивного начала. Идеология конкуренции через механизм асимметричной информации материализуется в поле цен, которое для подавляющей массы населения является внешним фактором существования, подобно погоде. Население – основа любой экономики. Большая его часть вынуждена приспосабливать свои действия к этим условиям.

Асимметричность информации для решения проблем управления использовалась с древних времен. Достаточно широко известен случай, когда жрецы, зная о времени наступления солнечного затмения, организовали против себя бунт недовольного их правлением народа. Бунт был организован с таким расчетом, чтобы нападение на храм произошло незадолго до солнечного затмения. В самый разгар осады храма главный жрец вышел на башню и стал призывать Бога, чтобы тот покарал бунтовщиков и террористов, закатив солнце. И солнечное затмение началось. Возникла паника. Все стали просить главного жреца вернуть солнце. Затмение кончилось, а власть жрецов сохранилась.

Надо полагать, что каждый сколько-нибудь информированный об исторических событиях человек найдет множество примеров, подобных «кровавому воскресенью», поджогу «белого дома», приватизации России и пр. Рынок делает феномен информационной асимметрии определяющим.

Основным технологическим приемом управления рынком является создание кризисов и использование их отрицательной фазы для последовательного захвата для последовательного захвата власти и положительной – для ее укрепления. Создание и управление кризисами примитивно и доступно любому специалисту, имеющему власть и соответствующую информацию.3 Прежде всего необходима информация по наиболее общим принципиальным вопросам рыночных отношений. Но такая информация не предоставляется управляющим рынком, в том числе по идеологическим соображениям, чтобы не нарушить основы этих отношений. Так, Верховный суд США отклонил иск о доведении до сведения общественности решений, принимаемых Федеральной Резервной Системой. Если бы было иное решение, то власть рынка была бы разрушена и создались бы условия для прихода к плановому бескризисному устойчивому развитию.

Сфера экологии и природопользования не является исключением. Здесь также действует четко отлаженная, постоянно расширяющаяся и углубляющаяся система информационной асимметрии. Главное – в чьих руках в итоге оказывается информация и, соответственно, используется ли она для таких масштабных проектов как «золотой миллиард».4 Именно с этих позиций целесообразно, прежде всего, рассматривать принимаемые на международном уровне решения в сфере экологии и природопользования, например, такие, как Киотский протокол, которые могут стать ловушкой для бедных.

Мы не выступаем против Киотского протокола и других принимаемых решений в сфере охраны природы, но считаем, что такие решения должны базироваться на доступных всем странам обосновывающих документах с учетом глубокой перспективы в 50-100 лет и ключевого тезиса: «Охрана – путем использования; пользование – путем охраны». Любой масштабный технологический процесс (в данном случае – изменение состава воздуха) должен увязываться с соответствующей модификацией производственных отношений в человеческом социуме. Будут рациональные отношения – будет рациональное решение технологических проблем. По оценке Ковалева В.: «В середине века развитым странам необходимо было 60 % мировых ресурсов, а сейчас уже более 80 %, включая даже воду и воздух для производственных процессов. Через полвека им нужно будет 100 % ».5

Торговля эмиссионными лицензиями может стать базой для организации нового рынка, который в течение ближайших десятилетий займет надлежащее место в ряду уже действующих глобальных рынков товарами и финансовыми инструментами (рынок экологических инструментов). Вполне естественно, что развитые страны навязывают свои условия эмиссионных сделок по купле-продаже разрешений на производство атмосферных выбросов и, с определенной угрозой, рекомендуют развивающимся странам действовать так, чтобы не оказаться за пределами этого нового рынка. Приоритетным считается содействие «свободной» торговле. Тем самым предполагается, что развивающиеся страны не должны возражать против любого подрыва экономики или общественной жизни. Нужно ли удивляться такому двойному напору: демонстрация силы и игра на необходимости получения инвестиций развивающимися странами, если вслед за торговлей землей, питанием и питьевой водой открываются необозримые перспективы создания гигантского рынка торговли воздухом и его своеобразной приватизации по методике близкой к реализованной в России. Можно только догадываться, какие фантастические средства и усилия будут направлены на достижение этой цели.

С методологических позиций применяемый здесь тривиальный прием, обеспечивающий создание информационной асимметрии, связан с заменой тезиса «Загрязнитель обеспечивает устранение загрязнения в полной мере» другим тезисом «Загрязнитель платит». Тонкость асимметрии заключается в том, что на определенной стадии развития конкретная страна, или группа стран, может не иметь экономических и технических возможностей для ликвидации загрязнений, производимых их производством. Даже Япония прошла через это. Но в настоящее время все развитые страны уже миновали указанную стадию – достаточно посмотреть на фактический военный бюджет США, чтобы понять, как смехотворно выглядят парниковые газы и другие загрязнители по сравнению с ним. Кроме того, проблема загрязнения как бы вырывается из контекста других мировых социально-экономических и экологических проблем, а торговля эмиссионными лицензиями (помимо этого) – из общей системы рынка.

При этом даже не планируется разработка обосновывающих документов, позволяющих проанализировать возможные способы обмана развивающихся стран и его предотвращения на базе прошлого международного и регионального опыта. Можно привести пример из практики Советского Союза: когда вводилась 200-мильная зона, то в ряде случаев она затронула традиционные места промысла, осуществлявшегося флотом СССР и других государств. Одна из небольших стран предложила правительству СССР первому признать ее права на 200-мильную зону и за это обещала брать с Советского Союза символическую плату. Правительство СССР согласилось на это. Но уже на следующий год плата за промысел в этой зоне для СССР была установлена очень высокой. А другие страны, не признавшие 200-мильную зону, так и продолжали бесплатный промысел в ее пределах. Примерно такой прием планируется осуществить в рамках Киотского соглашения, в социальном плане заменяя норматив воздуха на каждого жителя Земли нормативом экономической или иной силы государства без права доли ее населения в численности всех жителей земли и др.


Случайные файлы

Файл
FA.doc
148789.rtf
79117.rtf
62323.rtf
124595.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.