Система национальных интересов России на Кавказе (3581)

Посмотреть архив целиком

Система национальных интересов России на Кавказе

К.Б. Чемхильгов

Национальные интересы Российской Федерации на Кавказе являются предметом острых дискуссий как в научно-исследовательской литературе, так и в многообразной политической публицистике. Вместе с тем, как правило, дальше самих дискуссий данный предмет не развивается.

В основном тональность всех дискуссий имеет ярко выраженный полярный характер. На одном полюсе концентрируются точки зрения, в соответствии с которыми Российская Федерация ни в коей мере не желает допустить усиления чьего-либо влияния на Кавказе, кроме своего собственного. На другом полюсе оживленно формируются различные системы аргументов, в соответствии с которыми ситуация представляется таким образом, что Россия не в состоянии ни сегодня, ни в ближайшей перспективе играть решающую роль на Кавказе, поэтому обосновывается необходимость участия в «общекавказском процессе» других более влиятельных игроков (в первую очередь США и Западной Европы).

Между отмеченными полярными точками зрения есть и другие позиции. Авторы этих позиций склонны ставить характер решений России по кавказским вопросам в прямую зависимость от готовности России продвигаться по пути демократии. В частности, некоторые «специалисты по России» стараются убедить Президента США Д.Буша в том, что «…именно готовность руководства России уйти с Северного Кавказа, никогда не бывшего (как они считают – К.Ч.) ее органичной частью, должна рассматриваться мировым сообществом в качестве главного доказательства его разрыва с порочной имперской традицией»1 .

Обвинения в наш адрес относительно приверженности имперской традиции хорошо знакомы. Логика сторонников подобных позиций весьма прозрачна: все должны отказаться от имперской приверженности, потому что в мире сегодня есть лишь одна империя – США. Один из идеологов американского господства в мире З.Бжезинский старается оправдать имперскую приверженность самих США. Он отмечает, что хотя американское превосходство в международном масштабе неизбежно вызывает представление о сходстве с прежними имперскими системами, расхождения все же более существенны2 . Стремление США к доминированию, по мнению названного автора, выходит за пределы вопроса о территориальных границах. Американская мощь проявляется через глобальную систему явно американского покроя, отражающую внутренний американский опыт. Центральное место в этом внутреннем опыте, как отмечает З.Бжезинский, занимает плюралистический характер как американского общества, так и его политической системы3 .

Думается, что в определенном смысле З.Бжезинский прав. Прав он именно в том, что различие американской имперской приверженности с имперскими приверженностями других государств состоит не в сущности, а в форме осуществления империалистической экспансии. Действительно, вопрос о территориальных границах сегодня поднимается редко. Но заслуга в этом принадлежит не американской экспансии. Дело в том, что территориальные границы государств обрели условный, часто весьма формальный характер. У нас не отбирают (пока! – К.Ч.) территорию. Однако нам навязывают «внутренний американский опыт», как бы мы не сопротивлялись этому. А если мы начинаем сопротивляться активно, нас сразу обвиняют в том, что мы по-прежнему склонны к имперской приверженности.

Здесь представляется важным и необходимым отметить то, что если мы не будем управлять своими национальными интересами, то очень скоро нами будут управлять в целях реализации национальных интересов других.

Думается, что сказанное подтверждает позицию тех отечественных исследователей и политиков, которые считают, что Россия не только должна осознать и сформировать свои национальные интересы, но и активно их защищать на всех уровнях взаимоотношений между государствами.

Кавказ имеет для России важнейшее геостратегическое значение, а формирование и реализация политической стратегии защиты национальных интересов России в этом регионе является важной проблемой, решение которой будет способствовать успешному обеспечению национальной безопасности нашей страны. В этих целях представляется необходимой разработка вопроса о национальных интересах России на Кавказе.

В современной исследовательской литературе можно встретить определенные варианты решения этой задачи. В частности, авторами специальной группы Центра Европейских Политических Исследований (Брюссель) по результатам конференции, состоявшейся в конце 2000 г. в Институте Европы Российской академии наук, был разработан документ, получивший название «Пакт стабильности для Кавказа в теории и на практике – дополнительная записка»4. В этом документе имеет место попытка воспроизвести интересы России на Кавказе в том виде, в котором их видят западные эксперты.

Авторы «Пакта» не вышли на уровень формулирования самих национальных интересов России. Они лишь указывают десять причин, по которым, как им кажется, Россия могла бы быть заинтересована в реализации их программы стабилизации Кавказа. Эти причины следующие:

1. Привлечение ресурсов.

2. Стратегическая инфраструктура транспорта и связи.

3. Местные экономические связи между Северным и Южным Кавказом.

4. Развитие туризма на Черноморском побережье и на Кавказе.

5. Правоохранительная деятельность для борьбы с трансграничной преступностью.

6. Военная безопасность.

7. Интересы в энергетическом секторе.

8. Развитие кавказских политических и социальных моделей.

9. Репутация во внешних сношениях.

10. Преимущества изменяемой геометрии5.

Рассмотрим подробнее те причины, которые, по нашему мнению, являются наиболее важными.

Когда речь идет о привлечении ресурсов, то здесь авторами «Пакта» имеется в виду то обстоятельство, что и юг России, и Северный Кавказ, и государства Южного Кавказа нуждаются в потоке инвестиций и создании рабочих мест. Россия, по мнению авторов рассматриваемого документа, должна быть заинтересована в разработке стратегической концепции сотрудничества с ЕС, а также с США по укреплению стабильности на Кавказе. Это, как считают авторы «Пакта», позволит накапливать государствам региона пакеты инвестиционных ресурсов из государственных и частных источников, необходимых для развития и укрепления стабильности.

Что касается стратегической инфраструктуры транспорта и связи, то здесь, по мнению авторов «Пакта», необходимо иметь в виду, что в настоящее время проводится реконструкция системы транспортных путей и линий связи в направлении восток-запад вдоль Шелкового пути, при этом существуют далеко идущие планы интегрировать в эту систему центрально-азиатские, транскавказские и черноморские коридоры. Эти проекты получили поддержку Европейского Союза и международных финансовых организаций, к примеру, в рамках проекта ТРАСЕКА. Авторы «Пакта» отмечают, что уже согласованы серьезные инвестиции, которые появятся, как только будет найдено решение региональных конфликтов. Авторы рассматриваемого документа отмечают, что в 1999 г. Россия выступила за объединение коммуникационной оси, идущей с севера на юг, «с осью, соединяющей Северный Кавказ и юг России, а также осью восток-запад»6 . Здесь представляется необходимым отметить некорректность авторов «Пакта», состоящую в том, что они произвольно трактуют понятие «юг России». С точки зрения федеративного устройства России, ее югом является собственно Северный Кавказ. Позиция авторов рассматриваемого документа позволяет усомниться в том, относят ли они Северный Кавказ к территориальному пространству Российской Федерации.

В целом представляется необходимым сказать, что выдвигаемые авторами «Пакта» причины, по которым Россия должна быть заинтересована в самом данном «Пакте», не всегда точно и адекватно отражают сложившееся положение вещей в Кавказском геополитическом регионе. Сторонники «Пакта» пытаются оценивать интересы России, однако они делают это не с точки зрения самой России, а с точки зрения того, как эти интересы понимаются в Европе и в мире в целом. Вместе с тем, доводы авторов обладают потенциалом здравого смысла и к ним, несомненно, стоит прислушаться.

Автором данной работы осуществлена попытка систематизации национальных интересов России в Кавказском геополитическом регионе. Методологическими основаниями решения поставленной задачи служат следующие посылки.

Во-первых, для систематизации национальных интересов России используются общие геополитические константы. Под ними понимаются устойчивые геополитические характеристики исследуемого территориального пространства, которые определяют его геополитические особенности и геостратегическую значимость. Важнейшими геополитическими константами, характеризующими Кавказ как геополитический регион, являются следующие:

- Кавказ представляет собой геополитический регион, влияние в котором позволяет определенному государству (или союзу государств) деструктурировать Хартленд Евразийского континента;

- географические условия, в рамках которых происходило становление и развитие государственных образований на Кавказе и которые оказали определяющее воздействие на формирование политической культуры, национальных традиций, национально-психологических особенностей, конфессионального мировосприятия кавказских народов, существенно затрудняют решение задачи консолидации последних;

- обеспечение влияния в Кавказском регионе для России является ключевой геостратегической задачей, решение которой позволит ей сформировать мощный геостратегический потенциал, без которого Россия снова стать великой державой вряд ли сможет.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.