Казанский собор (SP)

Посмотреть архив целиком

Казанский собор - неотъемлемая часть Санкт-Петербурга

Есть много зданий и архитектурных ансамблей, без которых невозможно представить себе облик Петербурга, как невозможно и изучение отечественной архитектуры: в них воплощены ее высшие достижения в XVIII- XIX веках. К таким памятникам относится Казанский собор, построенный в 1801-1811 годах по проекту и под руководством выдающегося зодчего А. Н. Воронихина. Этот замечательный памятник русской архитектуры сыграл большую роль в формировании центральной части города.

История Казанского собора представляет особый интерес. Его главной святыней должна была стать "чудотворная" икона Казанской богоматери, считавшаяся покровительницей дома Романовых. Икона находилась в церкви Рождества богородицы, построенной в 1730-х годах на Невском проспекте по проекту архитектора М. Г. Земцова . (Церковь стояла впереди нынешнего Казанского собора, вдоль Невского проспекта.)


К концу XVIII века в церковно-правительственных кругах возникло решение о необходимости постройки нового храма, который своим внешним видом соответствовал бы значению "чудотворной". Казанский собор был задуман как главный храм столицы. И ему отводилась роль "общенациональной святыни", способствующей благоденствию царствующего дома.

Однако роль Казанского собора в жизни столицы и всего государства оказалась значительно сложнее и многостороннее.

Высоко ценили Казанский собор современники. Они с гордостью отмечали, что это великолепное здание построено русскими художниками из материалов, добытых и изготовленных в России. Это были голоса ревнителей национальной культуры, утверждавшие великие возможности русских талантов. Тогда подобное мнение имело большое значение, так как в официальных кругах и среди именитых заказчиков еще во многих случаях предпочтение отдавалось иностранным мастерам. Казанский собор с его высокими художественными достоинствами явился ярким свидетельством того, что в России воспитаны кадры художников, не уступающие по своей подготовке и способностям иноземцам.

"Храмом искусства" называли собор. В таком условном определении были правда и глубокий смысл: на первый план выступало значение собора как памятника художественной культуры.

Подобное смещение основного значения памятника, связанного с христианским культом, было возможно, когда культура, искусство освободились от религиозного диктата. Идейное содержание Казанского собора определилось творческой позицией его создателей.

Архитектор А. Н. Воронихин и авторы художественных произведений собора были передовыми художниками. Они принадлежали к тому поколению деятелей русской культуры, для которых были характерны глубокий патриотизм, чувство гордости за укрепление могущества России и ненависть к крепостничеству. В этой связи в их взглядах на совершенствование общественной жизни основное место занимала проблема гражданских прав и нравственного достоинства не только "привилегированных", но и "низших" сословий, включая крепостных крестьян.

Такие настроения оказывали решающее влияние на творчество художников.

Уже в проекте собора ясно обнаружился отход от традиций церковного зодчества. Лишь высокий купол, увенчанный крестом, напоминал о том, что это православный храм. Сооружение Казанского собора шло в русле развития гражданской архитектуры. Собор построен в стиле классицизма, возникшего в России в 1760-х годах и достигшего расцвета в последующие десятилетия XVIII века. Архитектуре собора присущи черты этого стиля периода его высшего подъема.

В том же стиле классицизма выполнены скульптуры на фасадах здания и живопись (иконы) в его интерьере. Необычна история их создания. Впервые при сооружении православного храма произведения искусства для него были исполнены большим коллективом художников Петербургской Академии художеств, творчество которых не было связано с традиционным церковным искусством.

Большинство скульптурных и живописных произведений, созданных для собора, относятся к высшим достижениям искусства русского классицизма.

Казанский собор, этот цельный выразительный памятник, несет в себе глубокое содержание. В его торжественном, строгом облике нашли выражение героический пафос, триумф ратных побед, идеи патриотизма и гуманизма.

В первые месяцы существования собор стал памятником русской военной славы: в нем разместили трофеи Отечественной войны 1812 года. В 1813 году здесь был похоронен великий русский полководец М. И. Кутузов. Во второй половине XIX-начале XX века парадная соборная площадь и прилегающие к ней улицы становятся традиционным местом революционных выступлений рабочих интеллигенции, учащейся молодежи, направленных против самодержавия, против власти помещиков и буржуазии.

Главный архитектор

В архитектурном конкурсе на составление проекта Казанского собора, который был объявлен в 1797 году, участвовали видные столичные архитекторы Ч. Камерон, Ж. Тома де Томон, П. Гонзага. Конкурс не дал положительных результатов, и разработку проекта собора поручили малоизвестному тогда еще архитектору А. Н. Воронихину. 14 ноября 1800 года проект Воронихина был утвержден и его автору поручено "производить строение собора".

Успех Воронихина был не случаен. Он разрабатывал композицию собора, исходя из новых задач, возникших в процессе развития города.

Воронихин первым из русских зодчих при создании Казанского собора применил новые принципы планировки городского ансамбля, отличительной чертой которого

являлось то, что крупное архитектурное сооружение, главным образом общественного назначения, становилось организующим центром большого пространства города.

Уже вслед за Воронихиным А. Д. Захаров создал Адмиралтейство, а Ж. Тома де Томон - Фондовую биржу. Это были ансамбли, в которых отразились чувства патриотизма, национальной гордости и гуманизма, занимавшие большое место в общественной жизни России начала XIX века. Тогда было положено начало новому этапу в формировании архитектурного облика центральной части Петербурга, завершившемуся архитектурными произведениями, созданными блистательным талантом К. Росси: ансамблем Александрийского театра, ансамблем Михайловского дворца, зданиями Главного штаба, Сената и Синода.

Таким образом, выполняя проект Казанского собора, Воронихин выступил как передовой художник, тонко почувствовавший требования времени.

При рассмотрении проекта императора Павла 1 могли заинтересовать своеобразие и грандиозность композиционного решения, величие будущего сооружения. Эти внешние данные соответствовали назначению собора, как "общенациональной святыни". Но судьбу проекта Воронихина решило не только это. У архитектора был высокий покровитель - граф А. С. Строганов, известный меценат и знаток искусств, с 1800 года ставший президентом Академии художеств. 0н не только смог увидеть в сыне крестьянина редкий талант художника, дал ему возможность получить образование, ввел в художественную среду, но и в будущем всегда внимательно относился к его творческой деятельности, помогал в затруднительных случаях. Без его поддержки неизвестный, еще не проявивший себя в зодчестве Воронихин не смог бы получить заказ на столь ответственную работу. Но Строганов верил в его талант и содействовал утверждению созданного им проекта Казанского собора.

Архитектура Казанского собора

Хотя генеральный план, включающий вторую колоннаду, не был осуществлен, Казанский собор воспринимается как законченное и совершенное произведений архитектуры. Главное, что способствует цельности восприятия, - это ясность композиционного решения, соразмерность архитектурных объемов и пропорций. Композиция собора разрабатывалась с учетом его значения как центрального сооружения архитектурного ансамбля. Причем в данном случае перед архитектором стояла сложная задача. В православных храмах алтарь всегда обращен на восток, а вход в храм с противоположною стороны, т. е. с запада. При выполнении этого обязательного требования оказывалось, что Казанский собор ориентировался в сторону Невского проспекта боковым фасадом. Необходимо было создать его парадное оформление.

Воронихин смело вышел из затруднения. Плану здания он придал форму вытянутого креста и со стороны Невского проспекта построил полукруглую колоннаду.

Колоннада состоит из 94 каннелюрованных колонн коринфского ордера высотою (с базами и капителями) около 13 метров. Она поставлена, как и все здание, на высокий цоколь, облицованный сердобольским гранитом.

В собор ведут три входа: северный (со стороны Невского), южный и западный; в каждом из них три двери. Входы подчеркнуты строгими шестиколонными портиками с широкими ступенями.

Легкий, стройный купол покоится на высоком цилиндрическом барабане с 16 прямоугольными окнами, между которыми расположены пилястры. Воронихин подчеркнул основание купола, устроив в нем 16 круглых окон-люнетов с сильно выступающими наличниками. Основание барабана, ступенчатое, расширяющееся книзу, служит переходом от главной вертикали сооружения к горизонтальным линиям колоннады и фасадов.

Характерно, что собор не имеет широких свободный плоскостей стен. Все его фасады прорезаны огромными окнами, расположенными в два яруса. Между окнами по вертикали остаются небольшие простенки, на которых размещены пилястры. Сверху по всему периметру здания и над проездами проходит массивный аттик. Он увеличивает высоту стен и скрывает крышу. На колоннаде по обеим сторонам устроена балюстрада. Над окнами, по фризу колоннады, на стенах портиков, в аттиках проездов, а также на углах антаблементов размещены рельефные композиции. Богато орнаментированы резьбой по камню карнизы здания и фронтоны портиков. На фронтонах всех трех портиков изображено "всевидящее око в лучах", на северном - бронзовое золоченое, на других - высеченные из пудостского камня. Все декоративные детали по своему исполнению сдержанны, придают зданию живописность и жизнерадостный тон.

В архитектуре собора выявляются две тенденции: монументальность, которую сообщают крупномасштабные объемы, проезды, массивный аттик и мощный цоколь, и одновременно легкость, которую сооружению придают плавные полукружия колоннады с ритмично, широко расставленными, слегка утонченными кверху колоннами, стройный купол, многочисленные окна, а также цветовая гамма собора. Пудостский светло-желтый камень, которым облицованы стены и из которого сделаны колонны, гармонировал с блестящим, серебристым, устремляющимся ввысь куполом, как бы тающим в небесной синеве. Стремление зодчего обеспечить преобладание светлых тонов выразилось и в том, что даже ограда с западной стороны собора была первоначально выкрашена в необычный для городских решеток белый цвет.

Монументальность и легкость, находящиеся в неразрывном единстве -это одна из существенных особенностей произведения Воронихина, придающая зданию неповторимую выразительность. Другой отличительной особенностью Казанского собора является то, что в его композиции решающее значение имеет не купольная часть (как в традиционных православных храмах), а колоннада. Полностью прикрывая здание со стороны главной магистрали города, она прежде всего привлекает внимание, способствует тому, что собор воспринимается как сооружение светской архитектуры.

Средняя часть колоннады подчеркнута портиком, выступающим несколько вперед. Над колоннами портика - мощный аттик. Издали, со стороны Невского проспекта, аттик воспринимается как основание купола, а портик - как его пьедестал. Благодаря такому впечатлению, купол входит в композицию колоннады как ее часть, венчающая центр. Так утверждена неразрывность колоннады с собственно зданием.

От портика в обе стороны отходят ажурные полукружия колоннады, соединяющие его с проездами. Таким образом, основные части колоннады (полукружия) оказываются замкнутыми прямоугольными формами (портик, проезды), что придает колоннаде устойчивость и законченность.

Центр колоннады доминирует, но не противопоставляется проездам. По масштабам, пропорциям, линейному ритму эти ясно выделенные части приведены к единству.

Становится понятным, как важно было для Воронихина отстоять свое решение устроить прямые перекрытия проездов. Он одновременно решал и техническую, и художественную задачи: при прямых перекрытиях достигалась общность форм проездов и портика, проезды органично включались в композицию колоннады, не нарушалась линейная структура по горизонтали. Последнее имело принципиальное значение в организации ансамбля Казанского собора. Глубоко продуманное сочетание северного портика с куполом вытекает из общего замысла зодчего в организации архитектурного облика собора, его места в городском комплексе. Подобное сочетание характерно и для других портиков западного и южного, а также для восточного фасада, замкнутого полукруглым алтарным выступом - абсидой. Когда мы смотрим на собор с противоположной набережной канала, абсида воспринимается как башня, увенчанная куполом (При осуществлении второй колоннады "башня" восточного фасада играла бы активную роль как акцент, центрирующий разворот двух колоннад и объединяющий их.) Такие решения в отношении места купола со стороны всех четырех фасадов приводят к впечатляющим результатам: все выступающие из линий фасадов части "сглаживаются", контуры здания становятся ясными, спокойными, сооружение приобретает цельность, легкость, естественно и просто входит в окружающую городскую среду (Воронихин разрабатывал генеральный план собора с учетом наличия открытых пространств со всех его сторон. Ныне разросшиеся деревья сквера у решетки, где планировалось создание площади, скрывают вид на западный портик; дома, построенные вблизи собора с южной стороны, не позволяют отойти на расстояние, с которого портик воспринимался бы в гармоничном сочетании с куполом). Связь с городом обнаруживается и в том, что здание собора с разных сторон выступает в различных сочетаниях с колоннадой и площадью. Это разнообразие впечатлений еще в большей мере открывает Казанский собор к пространству города, усиливает одухотворенность его художественного облика.

Воронихин создал один из самых выразительных городских ансамблей. Он поставил собор на таком расстоянии от Невского проспекта, при котором образовалось наиболее выгодное соотношение здания с размерами площади и окружающих его строений. При этом было учтено, что Невский проспект активно включается в пространство соборной площади, увеличивая его.

Главную роль в организации ансамбля играет колоннада. Она широко раскрыта к Невскому проспекту, не препятствуя проходу к другим городским кварталам через проезды по улице Плеханова и набережной канала Грибоедова. Цоколь восточного проезда соединяется с облицовкой канала, играющего значительную роль в художественном облике этой части города.

С отдельными элементами колоннады композиционно связаны здания, фиксирующие с трех сторон границы Казанской площади. На противоположной стороне Невского проспекта возвышаются два вплотную поставленных здания. Они ограничены с одной стороны каналом, с другой - улицей Софьи Перовской, через которые открывается выход к городским кварталам на север от собора. На одинаковом расстоянии от проездов построены угловые дома по улице Плеханова и каналу Грибоедова, северные фасады которых обращены к Невскому проспекту. Вторя проездам, эти дома ограничивают площадь с двух сторон, а создается впечатление, что линия полукруга колоннады продолжается до этих зданий. А за ними, по мере движения от колоннады к Невскому проспекту, все шире открывается обзор магистрали. Так широко и свободно осуществляется переход от собора к пространству города, близлежащая часть которого вовлекается в ансамбль.

Казанский собор открыт со всех сторон. И отовсюду, с любого направления, вскрываются разнообразные соотношения его с домами, расположенными вокруг. Благодаря этому яснее обнаруживается организующая роль собора в архитектурном ансамбле. Здания, входящие в него, по высоте согласуются с высотой Казанского собора. Стилистически они неоднородны, но имеют общую черту - строгость архитектурных форм, которая свойственна облику собора. Цельности ансамбля во многом способствует цвет. Все здания светлого тона, приближенного к светло-желтому цвету колоннады. Различные оттенки окраски отдельных зданий не разрушают единства общей цветовой гаммы, содействуют жизнерадостному звучанию ансамбля. Исключение в нем составляет входящее в общий тон контрастным пятном темное здание Дома книги; его башня, увенчанная сферой, вторит главной вертикали собора, подчеркивает высоту купола.

В ансамбль Казанской площади входят и монументы М. Н. Кутузова и М. Б. Барклая-де Толли, установленные через 26 лет после завершения строительства собора. Они расположены на фоне проездов колоннады. Чтобы точнее определить места для монументов, скульптор Б. И. Орловский предварительно использовал силуэтные дощатые макеты памятников.




В торжественно-строгом характере решен и интерьер здания. Сочетание монументальности с легкостью и изяществом в разработке архитектурного образа является одним из основных творческих принципов Воронихина. В Казанском соборе этот принцип ярко проявляется и в декоративно-художественном убранстве, в общей разработке которого автор исходил из характера здания, его плана, объемов.

В традиционных зданиях православного культа основной предпосылкой пространственных решений являлась задача отрешенности внутренних помещений от внешнего мира. Нужно было создать такую обстановку, чтобы ничто не отвлекало внимания от богослужения, обряда. Отсюда небольшое количество часто узких окон и, как следствие, широкие плоскости стен, массивные столбы, поддерживающие купола и прочее.

Увлеченный задачей создания архитектурного ансамбля, Воронихин смело отошел от традиционных принципов церковного строительства, создал здание светского типа, художественный образ которого несет в себе жизнеутверждающие гражданские идеалы.

Длина собора внутри с запада на восток составляет 72,5 метра, с севера на юг-56,7 метра. Высота с куполом-71,6 метра, пролет купола 17,1 метра. Купол имеет два свода: нижний, прорезанный круглым отверстием, и верхний, первоначально покрытый росписью ("Коронование богоматери" В. К. Шебуева), а впоследствии выкрашенный в синий цвет.

В плане собор имеет форму вытянутого креста, что и определило пространственные решения интерьера. Главной является его подкупольная часть. Она оказалась несколько сдвинутой к востоку, примыкает непосредственно к центральному алтарному помещению и ограничена с четырех углов пилонами, поддерживающими купол. От пилонов во все стороны - на запад, восток, север и юг-отходят двухрядные колоннады красного полированного гранита; их высота, с базами и капителями,-10,7 метра. Базы покрыты листовой бронзой, капители - бронзовые (Отлиты по модели скульптора С. С. Пименова). Они были позолочены, но, так как в поспешности, с которой заканчивалось строительство собора, для золочения не был подготовлен качественный грунт, позолота давно сошла, и капители приняли темный цвет.

Вследствие того, что в алтарных помещениях пол приподнят, колонны видоизменены. В нарушение стилевых принципов коринфского ордера они установлены на пол без баз и высота их сокращена.

Колоннады одновременно являются основным компонентом декоративно-художественного оформления помещений и несут конструктивную функцию - поддерживают своды. Их спокойный ритм вносит мотив торжественности и покоя. Широко расставленные колонны (всего их в интерьере 56) членят пространство, но не изолируют части одну от другой. Значение колоннад в архитектурном облике интерьера отчетливо выделяется в его западной части. Это самое большое помещение собора, предназначенное для верующих. Двумя колоннадами оно разделено на три удлиненных нефа. Средний неф в четыре раза шире боковых и перекрыт цилиндрическим сводом, который покоится на колоннадах. Свод украшен восьмиугольными кессонами, в которых закреплены металлические, покрытые росписью розетки в виде стилизованного цветка. Перекрытия боковых нефов плоские кессонированные, они значительно ниже центрального. Такое же членение пространства имеет место в алтаре и в приделах, и так же устроены перекрытия. Так подчеркивается преимущество центральных частей, "скрывается" ширина помещений.

Зодчий удачно решил переход от сводов к куполу. С четырех сторон "срезы" сводов как полуовальные арки подступают к подкупольной части, и кажется, барабан купола стоит на этих арках, слегка касаясь их краем основания. Так достигается связь основных пространств интерьера и как бы расширяется центральная подкупольная часть. Вместе с тем здесь в центре создается гамма из круга и полукружий, удивительно легкая, изысканная, свидетельствующая о тонком художественном вкусе зодчего.

Для интерьера характерны идеальные пропорции архитектурных компонентов: гениально разработаны высота и объемы колони и глубина сводов, длина и ширина частей "креста", размеры оконных проемов и т. д. Об окнах стоит сказать особо, ибо они огромны и расположены в два яруса, между ними лишь небольшие простенки, прикрытые пилястрами искусственного гранита с алебастровыми золочеными капителями. Обилие окон придает интерьеру легкость, воздушность и связывает его с окружающим внешним пространством. Здание наполнено светом, который, отражаясь в полированном граните колонн и падая на полированный мраморный пол, мягко рассеивается и устремляется ввысь, в купол. Все это придает интерьеру характер дворцовой залы, сдержанно-пышной, величественной и строгой.

Интересен мозаичный пол собора, сделанный из камня четырех цветов: черного, серого и розового мрамора и темно-красного шокшинского кварцита. Рисунок, распределение цветов камня в мозаиках увязаны с планом отдельных помещений интерьера, что также способствует восприятию органической цельности художественных решений.

В центральной, подкупольной части пол оформлен уменьшающимися к центру кругами, вторящими линиям купола, его сводов, постепенно сужающихся кверху. Этой взаимосвязью создается иллюзия: подкупольная часть воспринимается как отдельный зал круглой формы. Законченность и устойчивость рисунка достигаются с помощью прямых элементов мозаики, идущих веерообразно от центра и соединяющих круги. По форме и цвету части мозаики скомпонованы так, что создается впечатление рельефности рисунка, и это придает ему особую выразительность.

В главном нефе, в северном и южном приделах- чередующиеся цветные полосы, составленные из восьмиугольных плиток черного, красного и серого камня. Рисунок пола подчеркивает удлиненность пространства, кроме того, в нем "отражаются" восьмиугольные кессоны сводов.

В боковых нефах рисунки мозаики соответствуют узкому длинному помещению, заключенному между стеной и колоннадой. Каждому кессону перекрытия соответствует узор: в круге, на черном фоне,-стилизованный цветок из розового и серого мрамора.

Планировка и архитектура определили и расположение икон. В отличие от других церквей, где иконы размещались на подкупольных пилонах и стенах, заполняя все плоскости, здесь большинство их было установлено только в приалтарной части. В соборе было три алтаря, отделенных от основных помещений, где собирались верующие, иконостасами: главный, в иконостасе которого находилась икона Казанской богоматери, и два по сторонам его; южный, Рождество-Богородицкий, и северный, Антонио-Феодосиевский. Примечательно, что главный иконостас никак не удавалось "пристроить" к алтарю. В поисках решения органичного сочетания иконостаса с архитектурой Воронихин составил три варианта проекта иконостаса. По одному из них иконостас был сооружен в 1811 году. Тогда же Воронихиным были установлены "малые" иконостасы в северном и южном приделах. Во всех иконостасах Воронихин усилил декоративный мотив, вероятно решая их как отдельные, не связанные с архитектурой произведения, желая выделить их. Он ввел узорчатые рельефы и скульптурные композиции. Но по размерам главный иконостас не вписывался в интерьер, был мал.

В 1836 году по проекту архитектора К. А. Тона был поставлен новый иконостас. Пышный, отделанный серебром, с малахитовыми колоннами по сторонам царских врат, он был несоразмерен с объемами помещений, хотя сам по себе являлся высокохудожественным произведением искусства. Тогда же Тон внес изменения в декор боковых иконостасов. Он удалил скульптурные композиции в верхней части, оставив без изменения план размещения икон. Свободные плоскости в нижней части он покрыл рельефным орнаментом. Оформление иконостасов стало спокойнее и строже.

С этого же времени в соборе началась развеска бронзово-золоченых люстр. В 1836 году под куполом была подвешена главная люстра работы мастера Шопена на 180 свечей; в 1862 году- две "средние" люстры в южном и северном приделах на 32 свечи каждая; в 1892 году - между колоннами - 16 "малых" люстр по 16 свечей. Когда включаются все люстры, помещение собора наполняется мягким рассеянным светом, смягчаются контуры деталей архитектуры; интерьер, сохраняя торжественную монументальность, приобретает особо умиротворяющий, спокойный характер.

Казанский собор - один из первых памятников архитектуры классицизма, в оформлении фасадов которого большое место занимают произведения скульптуры. Позднее скульптура используется в декорировке многих крупных сооружений Петербурга: Горного института (1806-1811, арх. А. Н. Воронихин), Адмиралтейства (1806-1820, арх. А. Д. Захаров), Фондовой биржи (1805-1816, арх. Тома де Томон) и др. Именно в этот период совместными усилиями выдающихся зодчих и ваятелей было достигнуто высокое искусство синтеза зодчества и пластики. Русские ваятели создали великолепные скульптурные ансамбли, исполненные героического пафоса и передовых гражданских идеалов. Статуи, рельефы, архитектурные декоративные формы, не теряя самостоятельного значения, обогащали содержание архитектурных памятников, усиливали их живописность и художественную выразительность. Хотя художники выражали идеи своих произведений аллегорически, через античные либо библейские сюжеты и образы, они прославляли патриотические подвиги своих современников, утверждали силу разума, выражали восхищение человеком, его физическим и нравственным совершенством, возвышенностью чувств.

Идеи патриотизма и гуманизма, лежащие в основе архитектурного образа, определили жизнеутверждающий характер Казанского собора; выступив на первый план, они приглушили культовое назначение здания,

Выразительность и сила эмоционального воздействия этого памятника - не только в совершенстве композиции и архитектурных форм, но и в глубоком синтезе искусств: произведения скульптуры и живописи соединены с архитектурой в единое целое.

Синтез искусств имел место в истории художеств с древнейших времен; на разных этапах и в разных жизненных условиях он приобретал различные формы и глубину содержания. Но всегда источником его формирования являлась общность идейно-мировоззренческой основы искусств и, следовательно, единство стиля. В синтезе искусств было закономерным их взаимовлияние. что содействовало успешному развитию каждого. В этом отношении показательны выдающиеся памятники архитектуры и связанной с ней монументальной скульптуры Древнего мира.

Казанский собор - яркий пример того, что синтез искусств достигает совершенства в те периоды, когда искусства находятся в своем развитии на подъеме, связанном с прогрессивными движениями в жизни общества.

Слияние искусств в Казанском соборе настолько естественно и логично, что они воспринимаются в неразрывном единстве, образующем цельный архитектурно-художественный образ. При этом скульптура и живопись обогащают архитектуру, раскрывают ее сущность, не теряя, однако, собственной художественной ценности.



10




Случайные файлы

Файл
kursovik.doc
задача 77.doc
РПЗ.doc
137963.rtf
169585.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.