Споры с участием предприятий с иностранными инвестициями (497)

Посмотреть архив целиком


Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (ТПП РФ) по количеству споров, поступающих на его рассмотрение (около 500 ежегодно), прочно входит в ряд ведущих арбитражных центров такого рода в мире. В России МКАС при ТПП РФ продолжает оставаться по числу разрешаемых дел наиболее активно действующим третейским судом.


Правовой основой деятельности МКАС служит Закон РФ о международном коммерческом арбитраже от 7 июля 1993 года. Президентом ТПП РФ 8 декабря 1994 года был утвержден новый Регламент МКАС. Этот документ вступил в силу с 1 мая 1995 года.


Характерной чертой нового Регламента является гибкость арбитражной процедуры, в том числе предоставление сторонам широких возможностей по самостоятельному выбору арбитров для разрешения спора. В отличие от прежнего порядка эти арбитры могут быть избраны не только из утверждаемого ТПП РФ списка арбитров. Теперь список будет носить рекомендательный характер. Стороны вправе избрать арбитрами любых лиц, обладающих необходимой квалификацией, в том числе иностранцев. Данное нововведение в сочетании с относительно невысоким размером арбитражных сборов призвано еще более повысить привлекательность МКАС, в частности и для иностранных фирм.


С учетом накопленного опыта в Регламент включен целый ряд положений, цель которых - повысить эффективность арбитражного разбирательства, не допустить его необоснованного затягивания, полнее защитить права участвующих в споре сторон.


Довольно весомую категорию дел в практике МКАС при ТПП РФ составляют споры с участием созданных в нашей стране предприятий с иностранными инвестициями.


В законодательстве, правоприменительной практике и доктрине в основном не вызывает сомнения тезис о том, что учрежденные на территории России предприятия с иностранными инвестициями являются российскими юридическими лицами и в качестве таковых, независимо от национальной принадлежности вложенного зарубежного капитала, должны руководствоваться в качестве общего правила нормами, действующими для российских предприятий. Вместе с тем признается, что правовое положение организаций с иностранным участием имеет свою специфику.






И если говорить в целом, то преобладающий круг проблем, возникавших в связи с этим в практике коммерческого арбитража, заключался в том, чтобы определить, в какой мере деятельность предприятий с заграничными инвестициями определяется общим или специальным регулированием.


Некоторые вопросы такого рода были прямо урегулированы в Законе РФ о международном коммерческом арбитраже. В их числе вопрос о том, насколько правомочен МКАС при ТПП РФ (ранее именовавшийся Арбитражным судом и действовавший при ТПП СССР) рассматривать споры между предприятиями с иностранными инвестициями и другими отечественными организациями.


Законодательство о данных предприятиях допускало и допускает возможность разрешения подобных споров по договоренности сторон в третейском суде (ст. 9 Закона РФ об иностранных инвестициях 1991 года). Однако Положение об Арбитражном суде при ТПП СССР 1987 года относило к его компетенции только споры из отношений "при осуществлении внешнеторговых и иных международных экономических и научно-технических связей".


Другими словами, возник вопрос, насколько широко может толковаться данная норма Положения об Арбитражном суде, определяющая его компетенцию. Арбитраж пошел по пути расширительного толкования приведенной нормы, признав тем самым свою правомочность рассматривать споры между российскими организациями в силу самого факта выступления в них стороной предприятия с иностранными инвестициями.


Нет надобности подробно анализировать доводы, которые привел арбитраж в обоснование своей позиции, поскольку они освещались в литературе, вызвав, однако, неоднозначные оценки [1].


Сейчас Закон РФ о международном коммерческом арбитраже прямо отнес к компетенции такого арбитража споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на российской территории, между собой, споры между их участниками, а равно и их споры с другими субъектами права России (п. 2 ст. 1). Аналогичным образом определена в Законе компетенция Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ (п. 2 приложенного к Закону Положения о МКАС при ТПП РФ).


Таким образом, затронутый вопрос нашел свое разрешение в законе, воспринявшем сложившийся в арбитражной практике подход.


В ряде дел с участием предприятий с иностранными инвестициями (№№ 40/1990 [2], 165/1991, 97/1992 и др.) вставал вопрос о применимости Конвенции о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества 1972 года, именуемой часто по месту подписания Московской конвенцией. В ней участвуют Россия как правопреемница СССР, ряд стран Восточной Европы, Монголия и Куба. В п. 1 ст. II Конвенции предусматривается рассмотрение споров между хозяйственными организациями государств - членов Конвенции в арбитражном суде при торговой палате в стране ответчика или по договоренности сторон в третьей стране - участнице Конвенции.


В рассматриваемых делах на основе оговорки в контракте в пользу МКАС при ТПП истцы - учрежденные на отечественной территории совместные предприятия - предъявляли в названный арбитражный орган иски к организациям из других государств - членов Московской конвенции. Ответчики, как правило, выдвигали возражения против компетенции МКАС, полагая (опираясь на приведенное положение Конвенции), что спор подлежит разрешению в арбитраже при торговой палате в стране ответчика.


МКАС при ТПП РФ отклонял данные возражения на том основании, что на момент подписания Конвенции во входящих в нее государствах практически не существовало совместных предприятий с участием капиталистических (по терминологии того времени) и развивающихся стран. Поэтому входящие в Конвенцию страны не могли иметь в виду распространение ее действия на такие совместные предприятия.


В связи с этим арбитраж приходил к выводу, что указанные совместные предприятия не подпадают под понятие "другие подобного рода организации", содержащееся в п. 3 ст. I Московской конвенции. Следовательно, на такого рода споры ее действие не распространяется. Упомянутые совместные предприятия при заключении договоров с организациями стран - участниц этой Конвенции вправе включать в них по обоюдному согласию арбитражные оговорки, отступающие от предписаний Конвенции, что и имело место в анализируемых случаях.


Опираясь на изложенные соображения, арбитраж признавал себя компетентным рассматривать возникшие споры по существу. Иными словами, его позиция заключалась в том, что субъектная сфера действия Московской конвенции не охватывает споры с участием данных совместных предприятий.


В нескольких делах арбитраж исходил из неприменимости постановления Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 года № 122 "О порядке подписания внешнеторговых сделок" [3] к совместным предприятиям (№№ 123/1991 [4], 97/1992, 521/1992 и др.). Названное постановление устанавливало, что внешнеторговые сделки от имени советских организаций должны подписываться двумя лицами. Несоблюдение этого порядка влекло согласно ст. 45 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года недействительность договора.


Так, в решении по делу № 123/1991 отмечалось, что постановление № 122 было принято в тот период, когда правом совершать внешнеторговые операции были наделены лишь субъекты права, интегрированные в общегосударственную систему, в основном государственные организации. Нормы этого постановления, устанавливающие особые дополнительные требования к внешнеторговым сделкам, носят характер исключительных и как таковые не подлежат расширительному толкованию.


Исходя из изложенных соображений и со ссылкой на сложившуюся практику арбитраж приходил к выводу, что совместные предприятия под действие постановления № 122 не подпадают. Соответственно не признавались недействительными сделки, подписанные одной подписью от имени учрежденных на отечественной территории предприятий с иностранными инвестициями.


В ряде дел, в том числе №№ 431/1991, 439/1991, где применялся Гражданский кодекс РСФСР 1964 года, возникал вопрос о недопустимости применения годичного срока давности, предусматривавшегося ст. 78 ГК РСФСР.


Арбитраж отметил, что названный срок установлен по искам государственных организаций, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций друг к другу. Совместные предприятия по своему юридическому статусу не подпадают под перечень указанных организаций. По этой причине споры, стороной в которых выступают совместные предприятия, не могут относиться к упомянутой категории споров.


Случайные файлы

Файл
143880.doc
145050.rtf
153559.rtf
20409-1.rtf
82673.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.