Кризисы 1998 и 2008 в России, их сходства и различия (176896)

Посмотреть архив целиком












Эссе на тему:

Кризисы 1998 и 2008 в России, их сходства и различия


Экономический кризис 1998 года в России, как это ни «странно», был вызван невозможностью производить выплаты по долгам. Но в отличие от кризиса 2008 года, несостоятельным заемщиком стало государство, Российская Федерация.

У любого государства есть бюджет, у любого бюджета есть доходная и расходная части. Доходы российского бюджета наполовину складываются из налогов от продажи сырья за рубеж. В 1997 году произошел обвал экономик «азиатских тигров» (Южной Кореи, Сингапура, Гонконга и Тайваня), стоимость барреля нефти в 1996-98 гг. упала с $22 до 12$, произошел отток инвестиций из развивающихся экономик. Собираемость налогов была катастрофически низка.

В бюджете России образовалась дыра, и власти начали безрассудно брать деньги в долг у иностранных и внутренних кредиторов, создав пирамиду ГКО (Государственные Краткосрочные Обязательства). Суть ГКО/ОФЗ, как и любой пирамиды, заключается в том, что держатель этой облигации получает прибыль в том случае, если эти облигации после него купят еще другие лица. В какой-то момент времени правительству стало нечем платить хотя бы проценты по долгам. Перед властями встал нелегкий выбор: напечатать деньги, запустив тем самым инфляционные процессы, объявить дефолт (свою неплатежеспособность) по внешним долгам или объявить дефолт по внутренним долгам. И впервые за мировую историю государство выбрало третий вариант, 17 августа 1998 года объявив дефолт по ГКО. В августе-сентябре произошла девальвация, рубль подешевел относительно доллара в 3 раза.

В результате кризиса 1998 года обанкротилась половина банков, малый и средний бизнес были на грани уничтожения. Доверие к властям было подорвано. Над Россией нависла реальная угроза национальной безопасности. Однако, слабый рубль оживил экономику, сделал ее более конкурентоспособной, и уже в 2000 году рост ВВП составил 10%.

Схожа ли сегодняшняя ситуация в России времени кризиса 2008—2009 гг. с кризисом 1998г.? Да, нефть упала в цене и скорее всего продолжит падать до $20-25 за баррель. Есть дыры в бюджете на 2009 год, который планировался, исходя из стоимости нефти $70. Центробанк уже девальвировал рубль по отношению к доллару на 15%. Спад производства уже ощутим и продолжается. Население и бизнес, безусловно, страдают. Но в 1998 году не было столь больших золотовалютных резервов, как сейчас, и дефолта Россия может избежать.

Глобальный кризис, начавшийся в 2007–2008 гг., — важнейшее, возможно поворотное событие мировой экономической истории. Исследование природы и причин нынешнего кризиса, принципов формирования антикризисной программы, основных слагаемых новой политико-экономической системы глобального информационного общества способствует выработке новой парадигмы, основанной на эволюционной и институциональной теории.

Кризис, согласно современной теории эволюции — неотъемлемая и органическая часть процесса развития экономической системы, знаменующая переход к новой фазе цикла или новому циклу. Кризиса нельзя избежать, поскольку ресурсы и цели каждой экономической системы ограничены и конечны, у информационной экономики они иные, чем у индустриальной. Классическая теория исходит из концепции системного равновесия, по которой случайные изменения в рыночной экономике и ее цикличные колебания не выходят за допустимые пределы (асимптоты), благодаря автоматически действующим («невидимая рука рынка») надзорным механизмам ценообразования и конкуренции. И. Пригожин, Э. Тоффлер, Й. Шумпетер и другие зарубежные и отечественные экономисты разработали иную концепцию прерывистого равновесия, по которой колебания и цикличность системы по мере исчерпания ее ресурсов неизбежно выходят за нормальные пределы в зоны хаоса, где прежние надзорные механизмы уже не действуют. Система не возвращается к прежнему равновесию, из хаоса возникает новый порядок, который может быть и лучше, и хуже прежнего (нынешний кризис может привести не к «созидательному разрушению», а к гражданской войне, столкновению цивилизаций, новому тоталитаризму).

В современной экономической истории выделяются три типа кризисов: локальные, производственные и системные. Локальные кризисы связаны с формированием финансового пузыря — спекулятивного роста цены активов в отдельной сфере экономики. Нынешний кризис — системный. По масштабам спада производства (в 30-х гг. он составил 30—40%, а на 2009 г. — всего 1%), безработицы (в США в те годы она превысила 25%, а ныне — 8—10%) и т.д. он кажется менее разорительным. Однако он более опасен, чем великая депрессия прошлого века.

Нынешний кризис начался как локальный — лопнул финансовый пузырь в ипотечной, а затем и в долговой сфере США. Перерастание финансового кризиса в экономический вызвало три группы причин:

1) ошибки в макроэкономической политике США (низкие процентные ставки, создавшие избыток долларовой ликвидности, за счет вывоза которой покрывался хронический дефицит бюджета и платежного баланса США);

2) глобальный дисбаланс в экономике (перенос реального производства в Китай и другие страны с дешевой рабочей силой, ставшие центрами сбережений, превращение наиболее развитых стран в центры потребления, неоправданно растущего за счет необеспеченных кредитов, создание практически не регулируемой сферы производных ценных бумаг в качестве теневого эмиссионного центра и сверхрентабельного сектора виртуальной, фиктивной экономики);

3) чрезмерная зависимость российской экономики от колебаний цен на нефть, металлы и другие виды экспортного сырья, и слабость финансовой системы, ориентированной на ресурсы мирового рынка, а не на превращение собственных накоплений в инвестиции.

Эти кризисные факторы действуют совместно. Одинаково неоправданно сваливать ответственность за кризис в России только на США или на российские власти. Россия не могла оставаться островом стабильности в условиях глобального кризиса, поскольку активно включилась не только в производственную, но и в финансовую глобализацию, получив от этого немалые выгоды (приобщение к мировому компьютерному, коммуникационному, автомобильному, туристскому буму и т.д.). Как отметил В.В. Путин, за что боролись, на то и напоролись.

В 1998—2008 гг. доля внешнеторгового оборота ВВП в России выросла с 47 до 53%, а энергоресурсов в экспорте — с 42 до 70%. При этом, хотя внешний долг государства (4% ВВП) и домохозяйств (8% ВВП) намного меньше, чем в наиболее развитых странах, непомерно выросли долги банков (50% ВВП) и нефинансовых корпораций (50% ВВП). Общий долг приблизился к сумме золотовалютных резервов, но вчетверо меньше, чем в США (110 и 400% ВВП). Однако это не означает, что России легче выйти из кризиса. Годы благополучия не были должным образом использованы для институциональных и технологических преобразований. Об этом много говорилось, но сколько ни кричали халва, халва... во рту слаще не стало. Износ основных фондов в 1998—2008 гг. сократился незначительно (с 53 до 48%). Доля США на рынке высоких технологий в 2009 г. составляет 36%, а России — не более 0,5%.

Кризис-2008 унаследовал черты старшего брата. Подстелить соломки, предсказав внезапное наступление кризиса осени-2008, в стране не смог никто, а прогнозы пары-тройки аналитиков, предрекающих России к концу года масштабный финансовый кризис, казались столь же далекими от истины, как далек 1998 год. Казалось, умудренная опытом 1998 года страна могла бы встретить нынешний кризис более вооруженной, тем не менее, как тогда, так и сейчас власти во многом действуют экспромтом, не имея плана вывода страны из кризиса. Кризис, однако, уже не маскируется под «временные сложности»: когда 23 полосы 28-полосной федеральной газеты заняты обязательными к опубликованию сведениями о банкротстве, параллели с временами десятилетней давности становятся все более очевидными.

Сравнивая тот кризис с нынешним, единственным общим местом часто называют массовые увольнения и сокращения, хотя в обоих кризисах столь же много общего, как и различного. Первопричины обоих кризисов, на первый взгляд, совсем непохожи. В 1998 году хронический бюджетный дефицит лечили краткосрочными заимствованиями на рынке ГКО, внутренний и внешний долги усилили критическую зависимость бюджета от инвесторов. Пирамида ГКО рухнула под влиянием азиатского кризиса, опустившего нефтяные цены. Золотовалютные резервы не помогли удержать обменный курс рубля, посыпались банки, в бюджете образовалась огромная дыра.

К десятилетию кризиса в августе 2009 года многие СМИ опубликовали «юбилейные» статьи. В рассуждениях на тему «возможен ли повторный кризис», общим местом стало утверждение, что огромные золотовалютные резервы не позволят произойти обрушению рубля и гарантируют страну от прочих финансовых неприятностей. Наличие «подушки безопасности» заставляло многих полагать, что если кризис и возникнет, то на Россию он окажет крайне ограниченное влияние. Проводить хоть какие-то параллели между Россией 1998-го и 2008 года в августе казалось неуместным, настолько разнились макроэкономические показатели сегодняшнего дня и десятилетней давности. Тем не менее, и для экономики образца 1998 года, и для России 2008 года оказалась губительна одна и та же угроза: сжатие ликвидности, вызванное сокращением притока денег из-за рубежа. Страна с бедным и с богатым бюджетом, как оказалось, одинаково подвержена этой напасти. По иронии судьбы, в 1998 году дефицит ВВП был 7—8%, сейчас — ровно наоборот, профицит составляет такую же величину.


Случайные файлы

Файл
12841.rtf
71121.rtf
59333.rtf
185451.rtf
26830.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.