Дж. Уотсон. Выработка реакции страха. Опыты с маленьким Альбертом (132383)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ


Технологический институт

Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»



Творческая работа по общей психологии

на тему:

Дж. Уотсон. Выработка реакции страха. Опыты с маленьким Альбертом


выполнила студентка II курса

гр. Псв-168 Осинцева Т.В.

Проверила: Истратова О.Н.










Таганрог

2009г.


«Я никогда не хотел проводить опыты на людях.

Мне самому всегда претило быть подопытным.

Мне никогда не нравились тупые, искусственные инструкции,

которые даются испытуемым.

В таких случаях я всегда ощущал неловкость и действовал неестественно…»

Дж. Уотсон


Дж. Уотсон, американский психолог, первым попытался изучить врожденные эмоциональные состояния человека. Эксперимент ставится на мальчике Альберте. Альберт, является 11-ти (по некоторым данным 9-ти1) месячным ребенком, сыном сотрудницы Дж. Уотсона (по другим сведениям крошка Альберт был сиротой2). Это уже не младенец. Альберт может иметь определенный опыт в своей жизни. Проведенный эксперимент на восприятие пространства не может стать показательным на все 100%. Ребенка кладут на поверхность стола, середина которого прозрачная, на другом конце ребенка подзывает мама. В эксперименте ребенок подползает к прозрачному участку стола и начинает испытывать беспокойство и т.п. Если ребенок за 11 месяцев уже имел опыт падения, то он мог запечатлеть его и высота для него становится очевидной угрозой для жизни. Поэтому, подползая к стеклу, через которое можно попасть к маме, он эмоционально выражает ощущение страха. Эксперимент, связанный с неожиданным выдергиванием матрасика из-под ребенка вообще нельзя воспринимать как объективную оценку чистого эмоционального состояния, как реакцию на потерю опоры. При выдергивании матрасика у ребенка могло возникнуть болевое ощущение от трения или падения с матрасика, что привело к крику и плачу.

Но если взять ребенка без опыта падения, то у такого ребенка возможно не будет возникать чувство страха перед высотой или другой опасностью. В различных мультфильмах («Осторожно, обезьянки!») сатирах Бидструпа («Познание мира», «Родительские переживания» и д.р.), в кинофильмах ("Младенец на прогулке, или ползком от гангстеров"), наглядно иллюстрируются как младенец, не задумываясь, может ползти по узкой доске без страха высоты, перейти через дорогу с движущимися автомобилями, не испытывать дискомфорта от громких звуков. Подталкивая своего 5ти месячного ребенка, который лежал животом на кровати, под стопы, я увидела, что он испытывает интерес и продолжает ползти к её краю. Он продолжал отталкиваться от моих рук даже тогда, когда его тело почти на половину было в воздухе. Провести эксперимент в лабораторных условиях у меня нет возможности, но могу сказать точно, что ребенок 5ти месяцев абсолютно не испытывал страха высоты, страха падения с кровати.

Навешивание железного бруска над кроватью ребенка и удар по бруску изо всех сил приводит к реакции, где у ребенка начинается прерывистое дыхание, а затем плач. Дж. Уотсон характеризует эту реакцию как страх или испуг в ответ на безусловный стимул. Но если мы воспримем звук3 не как абстрактное звучание, а как физическую волну, воздействующую на еще не окрепший организм, на тонкий слух, то плач можно рассматривать как ответ на болевой шок от силы воздействия волны. Боль является следствием физического воздействия, а не эмоциональной составляющей. Когда звуковые волны достигнут нашего уха, они заставляют колебаться его барабанную перепонку. В тот момент, когда до барабанной перепонки уха доходит часть звуковой волны, в которой воздух сгущен, последний оказывает давление на барабанную перепонку, и она несколько прогибается внутрь. Когда же до барабанной перепонки доходит часть звуковой волны, в которой имеет место разрежение воздуха, то под действием этого разрежения барабанная перепонка выгибается несколько наружу. Так как в звуковой волне сгущения и разрежения воздуха следуют все время друг за другом, то, следовательно, барабанная перепонка будет то прогибаться внутрь, то выгибаться наружу. Чем больше амплитуда колебаний волны и чем ближе мы находимся к источнику звука, тем больше энергии дойдет до нашего уха, тем сильнее будет испытываемый болевой шок.

А если звуковая волна войдет в резонанс с сердцебиением, то пульсация может усилиться до такой степени, что вполне вероятен летальный эффект. В мире существуют звуки, влияющие на нервную систему и приводящие к необоснованному страху. Например, звук низкой частоты (ниже 20 Гц) вызывает тошноту и звон в ушах, а также ухудшение зрения и безотчетный страх. Воздействие может усилиться, если оба колебания совпадают по фазе и частоте. Мускулы, циркуляция крови, нервы – все приводится в движение силой вибрации, поэтому тело человека является живым звуковым резонатором. При уровне интенсивности свыше 150 дБ возможна акустическая травма внутреннего уха, а также разрыв легочной ткани, отек миокарда, деструктивные изменения клеток печени и поджелудочной железы, кровоизлияния во внутренних органах. При этом наблюдаются рвота, нарушения дыхания, глотания, пространственная дезориентация. Биологическое действие упругих волн слышимого диапазона частот связано главным образом с наличием в окружающей среде шумов. Их неблагоприятное влияние сказывается как непосредственно на слуховом анализаторе, так и на состоянии всего организма, звук высокой интенсивности (свыше 130 дБ) и шум могут вызвать острую акустическую травму или при длительном воздействии медленное развитие тугоухости, а также нарушение функций сердечно-сосудистой системы, двигательного анализатора, Ц.Н.С. и других систем. Кроме того, мощное звуковое воздействие может привести к денатурации ряда тканевых белков и повышению проницаемости цитоплазматических мембран. При средних уровнях интенсивности (110—130 дБ) могут возникнуть нарушение мозгового кровообращения, изменение частоты и ритма сердечных сокращений, частоты дыхания, снижение остроты зрения, вестибулярные реакции (тошнота, головокружение). Так же известно, что у разных людей порог болевой чувствительности отличается. Следовательно, результаты, проведенных экспериментов над мальчиком Альбертом и другими детьми говорят о чисто индивидуальных особенностях каждого конкретного ребенка.

Следующий эксперимент с мальчиком Альбертом тоже можно подвергнуть сомнению. Суть эксперимента заключалась в произведении громкого шума, когда ребенок тянулся к зверьку. Результатом был первоначально испуг, в дальнейшем фобия при виде данного зверька. Но, предположим, что ребенок не звука пугался, а реакции того животного, к которому он подползает. Если по-другому трактовать результаты эксперимента, то можно сказать, что мы наблюдаем не врожденные страхи, а приобретенные, посредством визуализации с контактируемым объектом. Животное стало наглядным примером как надо реагировать на данный шум.

Когда В. Мессинг «читал» информацию с рук - это было не чтение мыслей, а если так можно выразиться чтение мускулов. В последствии было доказано, что человек имеет не ощущаемые для самого себя направляющие действия, когда думает о чём-либо. Клетки головного мозга передают импульсы всем мышцам организма, а их движения не заметны не подготовленному глазу. Тоже самое можно сказать и о зверьках. В эксперименте Дж. Уотсона крыса могла вырабатывать такие импульсы, а ребенок, подобно В. Мессингу, «считывать» её мысли на расстоянии. Это возможно потому, что маленькие дети воспринимают все более чутко, в отличие от взрослых, т.к. сознание и память не «забиты» информацией. Поведение зверька, который не мог не отреагировать на громкий звук, стало примерной реакцией на данное событие. А если бы мы провели другой эксперимент, в котором ребенок будет тянуться не к зверьку, а к неодушевленному предмету, например яркой и незнакомой игрушке. Тут уже наверняка он не увидит реакции со стороны предмета и теперь уже не факт, что во время произведения громкого шума ребенок отреагирует на него. Теперь в поле его внимания есть точка фиксации (по Вундту), и сознание ребенка полностью может быть поглощено стремлением добраться до предмета, изучить его. В качестве примера можно привести ситуацию на улице, если идут мать и ребенок. Мать держит ребенка за руку. Они проходят мимо забора, за которым внезапно залаяла собака. Что можно наблюдать со стороны в данной ситуации?

1. Мать, имея «багаж» знаний и собственных страхов воспринимает собаку как угрозу, неосознанно хочет защититься и уберечь ребенка, она одергивает свою руку и руку ребенка. Рывок может быть кратковременным, но отчетливо воспринят ребенком как призыв к укрытию (ведь мать уже предположительно не раз одергивала его от опасностей). А если нет опыта, когда мать одергивает из предостережения, то, почувствовав новую реакцию со стороны матери, ребенок будет испытывать только чувство интереса и удивления, но не страха. Данное восприятие можно назвать перцепцией4 в понимании В. Вундта.

2. Мать идет с ребенком, не держа его за руку. Тогда при лае собаки ребенок моментально смотрит на мать, как она реагирует на данную ситуацию и реагирует точно так же! Я надувала воздушный шар возле своего 5-ти месячного ребенка, и шар внезапно лопнул от перенадувания. Ребенок сразу посмотрел на меня и, увидев, что я смеюсь и весело удивляюсь, тоже улыбнулся.

Из этого следует, что эксперимент, проведенный Дж. Уотсоном не может быть показательным и окончательным. Посторонний звук, может привлечь наше внимание или внимание ребенка и может быть охарактеризован как апперцепция по В. Вундту.

Понятие апперцепции5 получило широкое распространение в психологии, В. Вундт объединил в нём все три аспекта:


Случайные файлы

Файл
55304.rtf
14834-1.rtf
117895.rtf
92550.rtf
2268-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.