Основные ритмообразующие принципы прозы А.М.Ремизова (79536)

Посмотреть архив целиком

Основные ритмооб­разующие принципы прозы А.М.Ремизова


Целью данной работы является определение основных ритмооб­разующих принципов прозы А.М.Ремизова. Исходя из поставленной цели , можно сформулировать следующие задачи исследования:

  1. охарактеризовать художественные приемы , заимствован­ные А.Ремизовым из фольклорной песенной традиции;

  2. рассмотреть кольцевую ритмическую структуру книги Ре­мизова “Посолонь” на “макро”- и “микро” уровнях;

  3. определить степень использования А.М.Ремизовым эстети­ческих принципов символизма А.Белого;

  4. выявить главные признаки “ симфонического построения” ремизовских текстов .

Тема “Ритмообразующие признаки прозы А.Ремизова ” на сегод- нящий день является актуальной . В ремизовском тексте лирическое начало присутствует и в содержательном и в формальном плане.

Знакомство с ремизовскими текстами уже на эмпирическом уров-не дает почувствовать музыкальный лад, хотя почти не имеет традици­онных стихотворных размеров, но песенный склад поэзии проявляется в наборе отдельных, сознательно введенных автором, художественных приемов. Музыкальность текстов А.Ремизова, песенный склад лишь в некоторой степени изучены в современном литературоведении, что также доказы­вает очевидность проблемы.

Всеми этими причинами обусловлена необходимость глубокого литературоведческого анализа подобных приемов.

На протяжении своей литературной карьеры А. Ремизов занимался возрождением “затертого слова” . Как и творчество его современника Андрея Белого, эксперименты А.Ремизова в сфере литературного языка показали огромное влияние на развитие русской прозы первой четверти XX столетия.

В своем подчеркнутом внимании к слову со всеми его гранями, включая магию и музыку, Ремизов был близок к символистскому пони­манию языка как инструмента творческого познания. Грета Слобин от­мечает, что Ремизов видел свое назначение в том , чтобы “ возрождать глубоко зарытые и давно забытые сокровища русского языка”.1

М.Волошин считал самой большой драгоценностью ремизов­ских текстов язык, а о языке “ Посолони” писал : “Язык этой книги как весенняя степь , когда благоуханье , птичий гомон и пение ручейков сливаются в один многочисленный оркестр”.2

Д.Святополк-Мирский отличал А.Ремизова от его современников “ глубокой укорененностью в русской почве”3, а также тем , что он усвоил всю русскую традицию от мифологии до Гоголя, Достоевского и Лескова. Этот же исследователь называл его прозу сказом : “она воспроизводит синтаксис и интонацию разговорного языка, причём в его наименее литературных и наиболее необработанных формах”4.

Ритмичность ремизовских текстов отмечал К.Мочульский :

синтаксис его - запись устного рассказа, нотные знаки, отмечающие ритм и интонацию живой речи”.5

Проблему музыкальности произведений А.Ремизова в своих работах рассматривал литературовед и критик В.Ильин : “ Ремизов весь ушёл в музыку слова и в варьирование словестно-музыкальных тем и образов”.6 Этот автор указывает и трудности прочтения ремизовских текстов, что нужно по несколько раз вчитываться и вслушиваться в

искусство его словоплетения”.

Ритм является организующей силой не только в поэзии, но и в художественной прозе. “Свободный ритм” в языке, в образах, в композиции характерен для каждого прозаического произведения. В “Посолони” “свободный ритм” превращается в ритм, близкий к стихотворному, - регулярный или , точней , определяемый ярко выраженной тенденцией к метрическому построению речи. Ритмизация и даже метризация языка является наглядным свидетельством своеобразия А.Ре- мизова.

К.В.Мочульский отмечал, что “ словесное искусство Ремизова основано на тончайшем чувстве ритма : ритм движет его композицией , обуславливает синтаксические конструкции, порождает образы”.7

Кроме речевого “микроритма” , пронизывающего весь художественный текст, выявляется ещё и композиционный “макроритм”. Ритм работает внутри фразы и абзаца, а в виде архитектоники он работает в чередовании глав. В то же время повторение одного и того же слова, образа способствует возникновению необычного смысла ,нового значения. Чаще всего это наблюдается в различных снах в произведениях А. Ремизова.

Г. Гунн в книге “Очарованная Русь” приходит к выводу, что Ремизов в своей основе лирик , а не эпик и его “песню” следует понимать “в контексте соединения народного творчества и древней книжности”.8

Ремизовским сказкам присущ песенно-лирический склад. Но это не стилизация, а нахождение природного лада речи, обращение к точности и образности народного слова.

Ритмические элементы прозы А.Ремизова рассматривал в своей статье “О творчестве Алексея Ремизова” К.Мочульский: “ Гибки , емки, свободны его конструкции. Иное словечко , иное восклицание пов- торяется упорно , а нередко и целые тирады возвращаются, как песенные припевы”.9

Связь с народными песнями, с песенными запевами прослеживается во многих произведениях писателя. “Запев” в сказках задает песенное ритмообразующее начало всему произведению , придает ему лирический характер . Сходство с песенным запевом обусловлено структурной цитацией отдельных фрагментов и их синтаксическим построением в “запеве” сказок и песен.(“… с берега вошли в воду. По воде пустили венки. Плыли венки, куковала кукушка.”)* Например, первое предложение заканчивается обстоятельством места, которое почти повторяет другое обстоятельство , стоящее в начале следующего предложения . Но речь не идёт о полной тавтологии ,так как слово приобретает новый оттенок значения. Подобные конструкции встречаются во многих лирических песнях.

Кроме структурной цитации лирического запева народных необрядовых песен, ритмизация ремизовской прозы достигается рефреном атрибутивных формул, композиционно и функционально близких к песенным словесным и фразовым повторам.

Музыкальность, напевность “Посолони” придаёт лад русской прозы А.Ремизова , основанный на природном звучании слов и на синтаксисе просторечья, а так же использование начальных формул русских сказок : “ в некотором царстве, в некотором государстве, в высокой белой башенке на самом на верху жила-была Зайка” (с.79) , “жил человек, и у того человека было три дочери”.(с.71)

Ремизовские принципы художественного текста, призванные придать новое значение словам и расширить лексику, влекли за собой передачу интонации разговорного языка в тексте с помощью синтаксиса и типографических средств. Грета Слобин в книги “Проза Ремизова. 1900- 1921” приходит к выводу , что Ремизов противопоставил “упорядоченному”, “письменному”, “грамматическому” синтаксису Горького и Чехова перформативность языка Розанова, - “живого” , “изустного”, “ мимического” .10

Ремизов давал свое толкование слову . “Слово” у него как “дыхание живой неписаной речи” , при этом “ неписаный” может обозначать “неописуемо красивый” , как в сказке , и неписаный закон или обычай , или что-то такое, что не поддается письму , а следовательно, не может быть ни скопировано, ни подчиняться каким–либо указаниям.

Г.Слобин, анализируя лингвистические новации А.Ремизова, приходит к заключению, что подобные художественные искания приближают его к футуристам, в особенности к Велимиру Хлебникову и Елене Гуро, но также и отмечает , что это не было его самоцелью: неожиданность подхода писателя заключалась в приёме отстранения словаря и синтаксиса на фоне привычного классического русского литературного языка XIX века.

Ритмичность в структуру “Посолони” вносит стихотворное оформление текста: использование версэйной графики ( строфы состоят из одного предложения, их объем колеблется от одной до четырех типографических строк ), графической прозы, специфика которой проявляется в том, что строфы отделяются пробелами ( как в стихе), используются строфы контрастной длины, графически выделены параллельные грамматические конструкции , то есть предельно актуализирована ораторская ритмика текста ; в системе пробелов между абзацами.

Разбивка абзацев по предложениям изменяет визуальное восприятие печатной страницы, предложения : абзацы вызывают дробление повествования и затеняют связь между эпизодами, ясность , смысл произведения в отсутствии повествователя теряется. В этом проявляется своеобразии “игры” Ремизова, когда читатель затрудняется в “прогнозировании” дальнейших событий.

В качестве способа передачи ритма и интонации на печатной строке , параллельно Ремизову опирался на типографические средства А.Белый , организуя абзацы таким образом , чтобы варьировать текстовый поток. А.Белый использовал эти приемы для создания музыкальности, “симфонизма” своих произведений ,что свойственно и текстам Ремизова. Не случайно Ремизов подчеркивал сходство между печатной страницей и партитурой.

На эстетику формы, с её упором на новые средства выражения в прозе , большое влияние оказала склонность символистов к синтезу искусств. Самым чистым, наиболее подходящим средством выражения для них являлась музыка, в которой главное – звук и движение во времени, а не буквальное воссоздание образов и ассоциаций . Композиция в музыке явилась моделью структурирования повествования , в котором теперь можно было отметить тему, развитие, вариации, лейтмотивы и звуковую оркестровку. Новатором в области музыкальной формы стал Андрей Белый, который разрабатывал новый прием в своих “Симфониях” .

Ремизов обратился к музыкальной композиции при работе над “Прудом” , “Крестовыми сестрами” , элементы “музыкальности” писатель использовал и в “Посолони” . Для Ремизова музыка являлась источником его лирического вдохновения. Автор считал, что совершенство предложения достигается с помощью лада, в понятие которого он вкладывал синтаксическую структуру , учитывающую и порядок слов, и интонацию.


Случайные файлы

Файл
1.doc
INTINSK.DOC
164559.rtf
65615.rtf
973-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.