Особенности русской речи эмигрантов четвертой волны (76965-1)

Посмотреть архив целиком

Особенности русской речи эмигрантов четвертой волны

Е. А. Земская

Изучение языка зарубежья имеет важное практическое и теоретическое значение. Оно связано с рядом проблем теории языка, социолингвистики, этнолингвистики, психолингвистики, а также проливает свет на такие явления, характерные для сосуществования разных языков, как двуязычие и многоязычие, виды кодовых переключений, интерференция родственных и неродственных языков, на действие факторов, способствующих сохранению языка в окружении других языков, на выявление разной степени устойчивости отдельных сторон языковой системы в условиях иноязычного окружения.

Основные материалы исследования - магнитофонные и ручные записи, сделанные мной в период с 1991 по 2005 годы.

Отличительные черты IV волны эмиграции

Эмигранты IV волны не представляют собой единства. Они в высшей степени неоднородны по своему составу.

Лица, выехавшие из СССР в последние десятилетия ХХ века в большинстве своем уезжали навсегда. Эту часть эмиграции IV волны нередко называют экономической. В значительном большинстве ее составляют люди, не имеющие желания возвращаться. Их цель - как можно скорее добиться в стране, приютившей их, успеха, иметь работу, дом, семью. Они не хотят быть чужаками, хотят стать своими. Важнейший элемент достижения этой цели - освоение чужого языка. Многие из них (но отнюдь не все!) стремятся всеми силами говорить на новом языке и перестают говорить по-русски. Такие люди есть во многих странах (США, Франция, Италия, Финляндия), но особенно много их в Германии среди той части эмиграции, которую составляют так называемые "русские немцы", т.е. немцы, возвращающиеся на свою историческую родину из Поволжья, Казахстана, Сибири, и члены их семей. Эта часть эмигрантов четвертой волны часто не имеет высшего образования, многие занимаются малоквалифицированным трудом и обычно, приезжая, не знают языка приютившей их страны (Сошлюсь на данные, приведенные в работе Н. Л. Пушкаревой: среди эмигрантов 90-х годов зафиксировано 99,3 % граждан, заявивших при выезде, что они никаких языков, кроме русского, не знают (Пушкарева 1997: 156)). Им приходится начинать с нуля. Именно поэтому их русский наиболее легко и быстро подвергается влиянию чужого языка, в нем ярче всего видны процессы интерференции. Названные выше обстоятельства определяют отношение новоприезжих к русскому языку. Они не относятся к русскому языку как к святыне (что было свойственно эмигрантам I волны). Они используют его как удобное, легкое для них средство общения, но лишь немногие из них берегут его, стараются сохранить и передать своим детям. Они читают русские книги, многие смотрят русское телевидение и русские фильмы. У них - в отличие от беженцев I волны - сохраняются реальные связи с Россией и русскими - жителями метрополии. Более того, часто, находясь вне России, они тем не менее живут в своем кругу - лиц, уехавших из той же страны, что и они. Я наблюдала это во многих странах - в Германии, США, Финляндии. Несомненно, что последние обстоятельства (связи с Россией и эмигрантами из России) благоприятствуют сохранению русского языка.

Приведу высказывание немецкого слависта Маттиаса Раммельмейера, который так характеризует современную ситуацию в Германии: "Наличие большого количества иноязычной публики приводит, таким образом, к формированию многослойной системы общества в Германии, как и в других странах (напр., в Америке). Эти слои - немецкий, турецкий, русский - образуют субсистемы, которые существуют обособленно, не пересекаясь друг с другом, что позволяет русскоязычному человеку в Германии существовать почти без знания немецкого языка: носители русского языка не испытывают необходимости в знании немецкого языка, так как все бытовые сферы функционируют на русском языке (или совсем без языка, как, например, транспорт, финансы и т.п.). В том, что невладение немецким языком ограничивает возможности социального подъема (карьеры), "одноязычники" себе не дают отчета или дают слишком поздно" (e-mail от 22.01.03, адресован Е. А. Земской).

Необходимо сказать, что IV волна неоднородна. В конце Х1Х-ХХ вв. ее состав резко меняется. Уезжают люди образованные (и даже высокообразованные). Они увозят с собой большие библиотеки, сохраняют квартиры в России, чтобы можно было вернуться туда или приезжать время от времени. Такие лица владеют хорошим русским языком и стремятся передать его своим детям. Иными словами, в последние годы состав русского зарубежья пополняется лицами, которые едут за границу на заработки или на учебу. Многие из них уезжают не навсегда, а на некоторое время. Однако, если они живут вне России год или годы, их русский может подвергаться влиянию чужого языка.

Каковы же отличительные черты русской речи эмигрантов IV волны? Наиболее резкая особенность их речи, бросающаяся в глаза, - широкое употребление иноязычных слов. Интонация может подвергаться чужому влиянию, но далеко не у всех. Наиболее устойчивой остается грамматика и словообразование.

Устойчивость русской грамматики вполне объяснима: ведь эти люди покинули метрополию взрослыми. Они получили образование (среднее, а иногда и высшее) на русском языке. Следует отметить, что заимствованные слова вовлекаются в сферу русской грамматики: основной массив существительных склоняется, глаголы - спрягаются. Оказывается сильным и словообразовательный механизм. Основы заимствованных слов разных частей речи соединяются с русскими словообразовательными аффиксами и становятся словами-гибридами русского языка (о словах-гибридах см. [Земская 2002а]). Несколько примеров: англ. slice - слайсик (ломтик); нем. sich melden - замельдоваться (зарегистрироваться); фр. bébé - бебешка, charmant - шармантность. Слова-гибриды склоняются и спрягаются как обычные слова русского языка.

Жизнь вне России и русского языка не может не сказываться на речи эмигрантов. Окруженные чужой речью, они постоянно впитывают ее, сознательно и бессознательно. Им требуются новые номинации для называния новых реалий, новых ситуаций и условий жизни. Высокочастотные чужие слова теснят русские. Люди невольно говорят pardon, anteeksi (финск.) или sorry (вместо извините, простите); hi (вместо привет); mersi, danke, thank you, и т.д. Словечки о'кэй, doch, ja, na ja, ça va буквально лезут в их речь.

Среди моих информантов имеются люди разного возраста (от 25 до 85 лет) и разных профессий: инженеры, врачи, бухгалтеры, учителя, компьютерщики, фотографы, экскурсоводы, художники, музыканты, преподаватели вузов, филологи, артисты.

Заимствованные слова в речи эмигрантов

Лексика легко поддается влиянию языка той страны, в которой живет эмигрант. Однако язык не всех стран обитания влияет на речь уехавших за рубеж. Наиболее сильное влияние оказывают языки, имеющие большую социальную и культурную значимость, иными словами, языки, широко распространенные в мире, обладающие престижем, ценностью в международном масштабе. Для эмигрантов первой волны - это французский и английский языки. Последний приобрел особое влияние после Второй мировой войны. Языки же таких стран, как, например, Болгария и Китай, не оказывали значительного влияния на речь эмигрантов первой волны (см. [Земская 2001, глава "Факторы:"; Оглезнева 2003]). Русские беженцы обходились без этих языков.

Хорошо известно, что русские в Харбине долгие годы сохраняли прекрасный русский язык, учились в русских гимназиях, читали русскую классику. У них был свой русский мир.

Во второй половине XX в. английский язык завоевывает все большее влияние в мире. К концу XX в. он нередко служит языком посредником в неанглоязычных странах (например, в Голландии и Финляндии), вытесняя немецкий и французский.

Эмигранты разных волн по-разному используют заимствования. Особенно существенные различия наблюдаются между лицами, принадлежащими к I и IV волнам эмиграции. Эмигранты I волны обычно используют заимствования как инкрустации. Происходит кодовое переключение с одного языка на другой, и говорящий употребляет чужое слово как вставку (инкрустацию), с соответствующим произношением, без какого-либо морфологического приспособления, что свойственно представителям IV волны Большинство эмигрантов IV волны использует заимствования в том фонетическом облике, который отражает произношение (не написание!), но на это произношение нередко накладывается ярко выраженный русский акцент - аканье, оглушение конечных согласных.

Отличие речи эмигрантов I волны и их потомков от языка других волн эмиграции состоит в том, что им свойственно употребление слов не только из языка той страны, в которой они живут, но и слов других языков - в первую очередь французского и английского (даже если они живут, например, в Италии). Это объясняется тем, что значительная часть старой эмиграции передает своим детям и внукам семейные традиции знания нескольких языков.

Причины появления заимствований в речи эмигрантов

Интересный анализ причин заимствования дан в работе [Крысин 1996: 146-155]. Учитывая эту классификацию, выделим три группы слов и выражений, употребление каждой из которых вызвано не одной определенной причиной, а комплексом причин:

а) Иноязычные слова именуют нечто специфическое в новой жизни, отсутствующее или не характерное для жизни в России. Для называния соответствующих предметов или явлений нет русских однословных номинаций. Таковы, например, англ. appointment, welfare, food stamp; нем. Arbeitsamt, Socialamt, Termin, Tiefgarage - подземный гараж, Eintopf - обед из одного блюда.


Случайные файлы

Файл
20251-1.rtf
14499.rtf
11332.rtf
97467.rtf
30393-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.