Я уцелел, но без всего (76912-1)

Посмотреть архив целиком

Я уцелел, но без всего

Кокшенева К. А.

Говорят, что Александр Проханов написал национальный бестселлер. Говорят, что роман "Господин Гексоген" создан им в порыве искренних патриотических чувств. Говорят, что наш ведущий журналист по оппозиционерству предъявил соотечественникам неслыханную "новую правду" о разрушении России. И мы можем вздохнуть с легкостью – наконец-то все разоблачены, расставлены по местам, выравнены в шеренги.

Первый парадокс прохановского "жесткого романа" – его жесткость почему-то всем пришлась по вкусу и оказалась удобоносимой для тусовщиков любой комплекции: от банкиров-миллионщиков до писцов, обслуживающих хозяев своих газет. Но грустнее другое – нормальные, любящие свое Отечество и давно пребывающие в скорби русские интеллигенты смогли увидеть в этом романе "правду осквернения страны". Именно поэтому я решила писать о "Гексогене", задавая автору и его героям самые прямые и ясные вопросы.

Вопрос первый: действительно ли роман "Господин Гексоген" можно назвать "национальным бестселлером"?

Да, можно. Именно с этим утверждением я соглашусь, так как прохановский роман беспрепятственно вписывается в это пиаровское чудовище, имеющее столь дикое имя – порождение слепого, выморочного сознания безответственных последних лет. Национальный бестселлер – безумный термин безумных лет. Ясно всякому, что определение "бестселлер" не имеет ни малейшего отношения к художественной литературе – но кричит, вопиет о своем страстном желании всем угодить и понравиться, о своем намерении включить как можно больше читателей в злободневное публицистическое пространство. Роман Проханова обладает всеми этими качествами: он пообещал читателю рассказать правду о закулисной жизни политиков; он построен на выигрышной теме о "тайном знании", мировом заговоре; все главные герои его служат в спецразведках; жирным курсивом и с этакой размашистой прямотой говорится о евреях, а еще автор "задрал юбки" известным дамам-политикам. "Жареное", "клубничка" (эротическая и политическая) и кровушка ("наша русская", "наша мусульманская", "наша африканская") – вот составляющие блюда под названием "бестселлер".

Бестселлер принципиально принадлежит злобе дня. Он – площадное явление и в этом качестве, безусловно, может содержать в себе элементы "правды факта", фактуру журналистской "правды секунды". Бестселлер принципиально рассчитан на эксплуатацию действительно социально-ярких и реальных чувств населения: недовольство политиками (а когда было "довольство"?), недовольство правительством, чиновниками; чувств обиды и тоски об утраченном; чувств стыда и унижения. Но именно эти реальные чувства в пространстве прохановского романа категорически преобразованы и направлены в иное русло. Какое? О том речь впереди.

Пока же скажем, что бестселлер по определению не может быть национальным (все же трудно вычленить некий общий для всех народов России национальный элемент). Следовательно, "национальный" здесь не более чем эффектная вывеска-мутация, некая имитация, но само слово это сегодня, безусловно, "заряженное". Одновременно присутствие рядом с "бестселлером" определения "национальный" сильно пахнет сливанием в него некоего особого, безупречно денационализированного смысла. Впрочем, задолго до недавно приобретенного на западном рынке дешевых распродаж "национального бестселлера", мы уже слышали о переведенном на многие языки "мировом бестселлере" – "Русской красавице" Вик. Ерофеева, где, естественно, нет ни "русской" (в ее живом образе), ни "красавицы", но имеются только шлюшки с элитарными способами жить, не чурающиеся и оккультизма.

Вопрос второй: какова она, "новая правда" романа "Господин Гексоген"?

"У нас нет России", – именно с такой мыслью написан роман самого публицистического современного писателя. Как происходит этот "акт возмущения" лучше всего видно именно из второстепенного ряда литературы, куда отнесем и данное сочинение А. Проханова. В чем суть этой "протестной литературы", которая так "подкупает" нынешнего читателя? Прежде всего, повторим, в спекуляции отчаянием. Проханов, страстно вещающий все последние годы о "русских началах" то белых, то красных, то средне-третьих, об оппозиционности "режиму Е.Б.Н.", активный зритель переворота 91-го года и крови 93-го, пишет роман, полный безвыходности, утешая читателя тем, что помимо "заговора спецслужб", в котором явно победили поклонники "мирового правительства", есть еще некие тайные "чистые" силы, есть некий "Русский орден", радеющий за самостоятельность России (представитель этого ордена дважды мелькнет в романе). Но это ли может быть утешением, это ли должно стать надеждой, если "вера в Россию" на протяжении всего романа разлагается как труп на глазах у публики? Вроде бы в Россию "верят" все герои, все желают ее процветания и могущества. Но вера эта всегда имеет теневую сторону — непременно с изъяном и с гнильцой.

Верит в Россию и главный герой Белосельцев, правда, все время ведомый коллегами-спецслужбистами, во всем и во всех сомневающийся, участвующий во всеобщем разложении при пассивном внутреннем сопротивлении. Осмыслена ли и реальна любовь к Отечеству в другом герое – больном головушкой, "юродивом" Николае Николаевиче? Увы, но только в больном сознании (Николай Николаевич – странный герой, но все же никак не юродивый) осталась определенность любви. Громкие слова о России звучат из уст героев банкиров, политиков, разведчиков, ведущих страну к краху (пока), ради силы в будущем. Итак, вера в Россию, как положительное начало, на всем романном поле героями активно профанируется.

Александр Андреевич в своем романе использует прием узнавания: реальные политики, олигархи, президенты, журналисты прописаны гротескно, смачно, с фантасмагорическим азартом. Но именно этот прием здесь работает на мнимый эффект правдивости. Прочитайте внимательно роман и вы не найдете в нем абсолютно ничего, что не было бы хорошо известно из газет и телепередач. Прочитайте и спросите себя: ну что такого уж тайного, необыкновенно закулисного вы узнали из романа, о чем много раз не читали и что не видели? Не видели загородного дома президента, не знаете, что из себя представляют резиденции олигархов? Но, во-первых, кроме общих картинок Проханов и тут ничего не дает, а во-вторых, надо ли знать и кому это интересно, кроме подглядывающих в замочные скважины обывателей, в каких интерьерах происходят "деловые встречи", оргии и попойки? Мне кажется, что нормальному человеку совершенно неинтересно (и даже противно) видеть министра культуры в купальном костюме а lа Тарзан (что недавно продемонстрировало государственное TВ), читать прохановские описания "холеной пятки" дочки Истукана (под таким прозвищем фигурирует бывший президент), просто мерзко узнавать о ее "сексуальных аппетитах", и категорически скучно читать о московском мэре в образе услужливого пса, несущего на четвереньках брошенную Истуканом кость. Роман же, кажется, всеми этими сценами рассчитан или на злобное наслаждение (увы, от бессилия) старшего поколения, или на оценки "во, клево!", "прикольно, блин!", "я тащусь" молодых читателей.

Из своих героев Проханов сделал как раз те же самые "куклы", ядовитым описаниям сотворения которых в утробе Останкинской башни он отдал столько экспрессивных страниц. Автор описывает зловоние зловонно, о сытой похоти пишет похотливо, роскошь живописует по-мещански сладострастно. Следовательно, вся политтехнологическая новизна романа – только пиаровская завлекаловочка о "правде развала страны". Впрочем, Проханов ничего другого и не мог предложить, так как писал он конспирологический роман.

Еще валяются на книжных полках сочинения Григория Климова — тоже "борца за Россию", любящего раскрывать правду об извращенцах-заговорищиках, революционерах-вырожденцах. "Господин Гексоген" — это продолжение Климова на "новом историческом этапе". Оба писателя выжгли огнем заговора всякую живую реальность, не оставив места свободному вздоху человека. Проханов разоблачает конспирологов с позиций конспиролога. (Климов, писавший об извращениях и выродках, стал сам носителем вырожденчества, как бы выпестовал в своей личности мерзость деградации). Главная рациональная идея конспирологического романа Проханова – все контролируется (планируется, просчитывается, провоцируется и т.п.). И тут я вижу недоверие романа к жизни и к человеку — в книге не только героям, но и читателю не оставлено никакого личного пространства, никакой свободной воли. А ей, как известно, человек обладает даже в тюрьме, даже в нищете, даже в страдании. В романе Проханова все просвечивается лучами разведки, прослеживается наблюдательными устройствами и "топтунами"-доносчиками. Я не хочу сказать, что нет подобных явлений, нет специально проводимых акций, провокаций и т.д. Но всей своей новейшей историей наш человек и наша страна доказали присутствие в жизни органичного, самосозидательного, творческого начала и неуправляемого народного инстинкта. Я хочу сказать только то, что есть в русской жизни нечто, что сильнее и государственного могущества, и тотального контроля. Есть та внутренняя сила, что способна изменить любой заговор олигархов, любой план политэлиты: еще недавно наших крестьян почти голыми выбрасывали в тайгу, переселяли "по плану", а они всерьез и будто навсегда строили дома, заводили скот, рожали детей. Их вновь, "по плану", сгоняли с места строить какой-нибудь металлургический гигант, а они вновь, всерьез, как будто навсегда, жили своим инстинктом крепкого дома (увы, но вот роман Зои Прокопьевой, русский эпический роман "Своим чередом", прямо противоположный во всем идеологии нац. бестселлера Проханова, не был в свое время прочитан). Олигархи и политики "по тайному сговору" развяжут войну: и пойдет на нее наш солдатик, и своей простодушной серьезностью, своим естественным патриотизмом напрочь изменит содержание этой войны (читай Виктора Николаева). Между тем, именно этим простым "всерьез" и спасаются потом сами же политики (примеры, я думаю, у всех на виду). Роман же Проханова производит впечатление газовой камеры – писатель травит читателя свирепыми, агрессивными, фантасмагоричными картинами, но каждая из них, как театральная декорация, только имитирует реальность.


Случайные файлы

Файл
teploper.doc
22795-1.rtf
116064.rtf
66288.rtf
bakalavr.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.