Конкуренция иллокутивных модальностей речевых актов как особое средство характеристики жанрового состава речевой провокации (76145-1)

Посмотреть архив целиком

Конкуренция иллокутивных модальностей речевых актов как особое средство характеристики жанрового состава речевой провокации в публичной речи

А. В. Месечко, В. Н. Степанов

В "Кратком справочнике по русскому языку" лингвистический феномен конкуренции представлен на примере частного случая конкуренции видов, которая понимается как "использование соотносительных глаголов различных грамматических видов в одном и том же контексте, когда видовые различия не сказываются на общем смысле высказывания (виды нейтрализованы в данном контексте)" [9. С.212]. Речь в данном случае идёт о неизоморфном способе репрезентации типовой аспектуальной ситуации, например, параллельное использование равнозначно нормативных высказываний Мы изучили это произведение (конкретно фактическое значение глагола совершенного вида) и Мы уже изучали это произведение - (общефактическое значение глагола несовершенного вида).

Б. Ю. Норман в книге "Грамматика говорящего" рассматривает речевое явление "конкуренции партнёров по лексической сочетаемости", суть которого заключается в следующем: "различные по степени устойчивости сочетательные связи лексемы в процессе порождения текста взаимодействуют, конкурируют между собой" [4. С.99-100]. Как пишет Б. Ю. Норман, "случается, что в спонтанной устной речи один из возможных лексических партнёров слова вытесняет другого (обычно более устойчивый - менее устойчивый); затем эта ошибка может обнаруживаться и корригироваться" [4. С.100], как, например, в следующем отрывке: "Мы говорим/мы хотим подняться на Ай-Петри/и спуститься//Вы что! Это же не лето! Все доро... склоны размыты//..." [7. С.91].

Как видно из приведённых примеров, под конкуренцией понимаются потенциальные или реальные явления контаминации гомогенных языковых и речевых фактов в конкретной ситуации речи. Мы предлагаем посмотреть на явление конкуренции в несколько ином ракурсе, а именно: конкуренция как взаимодействие (в определённом смысле контаминация) коммуникативно неравнозначных с точки зрения порождения и восприятия целостного высказывания речевых актов в едином пространстве речевого континуума и возникающие вследствие этого процессы интерференции типовой, обусловленной значениями собственно языковых знаков внешней речи и конситуативно обусловленной иллокутивной модальности конкретного речевого акта и перлокутивной модальности целого жанра, а также смещение акцента при восприятии целостного речевого сообщения в сторону последней - перлокутивной модальности целого жанрового континуума, т.е. выявление определённого рода пóлевой организации в структуре имеющихся в каждом конкретном речевом акте иллокутивных модальностей, репрезентирующих скрытые и явные коммуникативные намерения говорящего. (См. анализ сходных лингвистических явлений контаминации коммуникативных речевых регистров в текстах телерекламы в [10] и рассмотрение диадного характера непрямой коммуникации в [3]). Такое представление о конкуренции близко понятию иллокутивного вынуждения в диалогическом тексте, которое рассматривается в статье А. Н. Баранова и Г. Е. Крейдлина [1], но отличается от него тем, что опирается не на взаимодействие реплик в составе диалогического единства, а на взаимодействие речевых актов в монологической части диалога(2).

Говоря о взаимодействии участников общения в рамках диалога, А. Н. Баранов и Г. Е. Крейдлин вводят понятие иллокутивного вынуждения как "одного из проявлений законов сцепления, действующих на пространстве диалога" [1. С.86-87]. Речевые акты, связанные в речевом контексте отношением иллокутивного вынуждения, авторы предлагают называть соответственно иллокутивно независимым и иллокутивно зависимым. Иллокутивно независимый речевой акт они определяют как речевой акт, иллокутивное назначение которого на данном шаге обусловлено интенциями самого говорящего, а иллокутивно зависимый речевой акт - как речевой акт, иллокутивное назначение которого всецело детерминируется иллокутивным назначением какой-либо предшествующей реплики (из данного речевого отрезка), соответственно распределяя иллокутивно независимые и иллокутивно зависимые реплики. Структура диалога, по мнению авторов, опирается на отношение иллокутивного вынуждения, подобно тому как структура предложения формируется на основе синтаксических связей. "Между тем, - пишут А. Н. Баранов и Г. Е. Крейдлин, - иллокутивное вынуждение не тождественно синтаксической связи. Если такая связь, как синтаксическая зависимость, основывается исключительно на категориальных свойствах языковых единиц, то вынуждение, действуя на пространстве речевых актов, формируется не только под влиянием иллокутивной функции речевых высказываний, но и находится под воздействием общих законов функционирования диалога" [там же]. Таким образом, предметом нашего исследования стали конкретные случаи конкуренции иллокутивных модальностей речевых актов в публичной речи, а объектом - речевая провокация как комплексное речевое явление, суть которого заключается в том, что в процессе общения происходит опосредованная конкретными речевыми формами ретрансляция интенционального состояния(3) от говорящего к слушающему.

Речевая провокация еще только входит в круг интересов исследователей-лингвистов, и главная сложность при изучении вопросов речевой провокации состоит в отсутствии научной литературы, касающейся этой темы. Однако надо заметить, что наша работа затрагивает целый комплекс вопросов не только лингвистики, но и психологии, риторики, этики и социологии и пр. Это позволяет нам проецировать результаты исследований смежных лингвистике наук на решение проблем речевой провокации в собственно лингвистическом ключе.

Материалом для нашего исследования послужила расшифровка авторской программы Е. Киселева "Глас народа". В результате анализа языкового материала, представленного в полуторачасовой видеозаписи, были отобраны 34 наиболее ярких примера речевой провокации.

Изначальной целью работы было описание жанровой природы и таксономии жанров речевой провокации в публичной речи, а также языковых особенностей таких жанров. По сути, цель нашей работы - описать коммуникативную природу перлокутивного эффекта при провоцировании в публичной речи.

В курсе лекций Дж. Остина [5] довольно подробно рассматривается категория перлокуции. Исследователь определяет ее как "последующее воздействие на чувства, мысли и действия" [5. С.101]. При этом учёный выделяет особый вид действия - "перлокутивное действие, которое достигает определённого результата посредством произнесения каких-то слов" [5. С.103] и предлагает распознавать такие действия с помощью формулы: "By saying x I did y" или "I was doing y" ("Сказав х, я тем самым сделал у" или "делал у") [5. С.104].

Разговор о речевой деятельности невозможен без понятия перформативного(4) высказывания, введенного в научный оборот Дж. Остином и определённого им как осуществление действия при производстве высказывания (например, говоря "советую вам", мы не просто говорим, но и даем совет, т.е. совершаем действие).

По иллокутивной силе Дж. Остин классифицировал перформативные высказывания следующим образом: " [...] вердиктив - это осуществление суждения, экзерситив - это утверждение влияния или проявление власти, комиссив - это принятие обязательств или выражение намерений, бехабитив - это принятие установки и экспозитив - это прояснение причин, доказательств и сообщений" [5. С.134].

Мы предлагаем определять перлокутивный эффект высказывания по значению иллокутивной модальности речевого акта-доминанты с учётом прагматического контекста и вектора прагматической валентности отдельно взятого речевого акта. Анализ языкового материала показал, что речевая провокация в публичной речи использует все 5 иллокутивных модальностей:

Перлокутивный эффект вердиктивной модальности - иллокутивной доминантой в данном случае будет вердиктив (оценка, мнение, одобрение). Перлокутивным эффектом в поведении собеседника здесь может быть подчинение воле говорящего, согласие с его оценкой, мнением, радость по поводу высказанного им одобрения.

Перлокутивный эффект экзерситивной модальности - с иллокутивной доминантой экзерситивом (назначение, обоснование, приказ, принуждение, совет, предостережение). Эта модальность может иметь перлокутивный эффект, например, изменение темы дискуссии, снятие с обсуждения вопроса.

Перлокутивный эффект бехабитивной модальности, иллокутивной доминантой которого является бехабитив (извинения, поздравления, похвала, выражение соболезнования, проклятие, вызов). Перлокутивный эффект связан с установками и социальным поведением общающихся.

Перлокутивный эффект комиссивной модальности с иллокутивной доминантой комиссивом (обещания, угрозы, принятие на себя каких-либо обязательств).

Перлокутивный эффект экспозитивной модальности с иллокутивной доминантой экспозитивом воплощён в модальной рамке соответственного высказывания "я отвечаю", "я доказываю", "я признаю", "я иллюстрирую", "я допускаю", "я постулирую".

Пример 1

Ведущий: А в Чечне можно победить?

Участник: В Чечне мы обязаны свою территорию привести в порядок // Это наша территория // И если тут оппоненты из других стран / будут комментировать мои взгляды на... как я думаю о России...

Ведущий: Валентин Иванович / извините пожалуйста / но эти оппоненты / это люди / которые благодаря советской / а потом российской политике... поверив кстати тогдашнему советскому руководству... в результате оказались российскими гражданами / а в худшем случае живут даже на положении беженцев //


Случайные файлы

Файл
96584.rtf
5543-1.rtf
VDV-0065.DOC
113530.rtf
1274-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.