Активизация контаминированных конструкций в современном синтаксисе (75429-1)

Посмотреть архив целиком

Активизация контаминированных конструкций в современном синтаксисе (на материале контаминированных конструкций с союзами что и как)

В.В.Шадрухина

Под контаминацией (от лат.contaminatio – соприкосновение, смешение) понимают объединение элементов двух (или более) языковых единиц на базе их структурного подобия или тождества, функциональной или семантической близости, в результате которого образуется новая языковая (или речевая) единица.

Процесс контаминации можно наблюдать на всех уровнях языка. Однако наиболее активно он проявляется в сфере фразеологии и в синтаксисе.

В связи с изучением контаминации возникают два важных вопроса: – вопрос о том, на каком уровне – языка или речи – существует данное явление; – вопрос о соотношен ии результатов контаминации с литературной нормой: являются ли они исключительно ее разрушителями, источниками речевых ошибок или возможно их вхождение в число нормативных образований? Исследователи по-разному подходят к решению данных вопросов.

Так, одни авторы – В.А. Ицкович, Б.С. Шварцкопф, О.А. Лаптева, Н.Ю. Шведова рассматривают контаминацию как явление уровня речи. По мнению других, – Г. Пауля, В.В. Бабайцевой, И.В. Пекарской, Н.С. Валгиной – контаминация существует не только в речи, но и в языке.

Что же касается вопроса о соотношении рассматриваемого явления и литературной нормы, то никем не оспаривается тезис о том, что контаминация может выступать одним из основных источников нарушения норм литературного языка и что ошибки в результате контаминации возникают достаточно часто.

Однако при этом одни исследователи (В.А. Ицкович, Б.С. Шварцкопф, О.А. Лаптева, Н.Ю. Шведова) рассматривают контаминацию исключительно как источник речевых ошибок. Так, В.А. Ицкович и Б.С. Шварцкопф пишут: «Результаты контаминации языковых единиц не выходят за пределы сферы речи и воспринимаются носителями языка как разновидность речевых ошибок. Такого их восприятия не может поколебать даже широкая употребительность и известная устойчивость отдельных результатов контаминации (например, *играть значение)» [3. C. 96]. О.А. Лаптева, давая оценку контаминированным соединениям, также отмечает, что степень их отхода от нормы «почти всегда высока вплоть до режущей слух ошибки» [4. C. 87]. Другие же авторы допускают возможность контаминации в языке как явления нормативного (Г. Пауль, В.В. Бабайцева, И.В. Пекарская, Н.С. Валгина).

Очевидно, что вопрос о соотношении контаминации и литературной нормы напрямую связан с вопросом о том, принадлежит данное явление к уровню языка или к уровню речи. Те исследователи, которые видят в контаминации источник окказиональных образований речи, возникающих в результате смешения различных языковых единиц, относятся к ней резко отрицательно, считают антинормативным явлением.

О возможности же существования продуктов контаминации в языке как явления нормативного пишут те, кто считает, что контаминация как стабильное совмещение характеризует не только речь, но и язык. Так, В.В. Бабайцева признает контаминационные образования (рассматривая их в качестве переходного явления в синхронном аспекте языка) источником возникновения новых синтаксических моделей, а значит фактом языковой системы.

Важно отметить, что расхождение взглядов по двум названным вопросам вызвано следующими причинами.

Во-первых, авторы рассматривают процесс контаминации на разных уровнях языка: так, Л.И. Ройзензон, И.В. Абрамец исследуют фразеологическую контаминацию, В.А. Ицкович, Б.С. Шварцкопф, Н.Ю. Шведова – синтаксическую, в положениях о контаминации у В.В. Бабайцевой охватывается морфология и синтаксис и т.д. Этим обстоятельством объясняется отсутствие единой непротиворечивой классификации различных проявлений данного процесса.

Во-вторых, даже исследуя контаминацию на одном из уровней, в частности, на синтаксическом, авторы привлекают к анализу совершенно разный языковой материал Так, например, рассматривая контаминированные конструкции, источником которых выступает художественная литература, И.В.Пекарская, В.В. Бабайцева, Н.С. Валгина совершенно справедливо характеризуют их как факты языка и как явления, не нарушающие литературную норму (хотя и не относящиеся к так называемым классическим формам). Другие же авторы привлекают к анализу действительно окказиональные контаминированные образования, не имеющие никакого отношения ни к системе языка, ни к его норме. При этом рассматриваемый ими языковой материал, представляющий собой речевые ошибки, имеет и соответствующие источники: О.А. Лаптева анализирует устную телеречь, а В.А. Ицкович, Б.С. Шварцкопф и Н.Ю. Шведова – газетные публикации.

В решении поставленных вопросов мы являемся сторонниками тех исследователей, которые признают существование контаминации как в речи, так и в языке, а среди ее результатов видят не только речевые ошибки, но и нормативные образования. На наш взгляд, механизм вхождения контаминированных образований в систему языка достаточно четко был описан еще Г. Паулем, который, в частности, отмечал, что процесс контаминации «носит сначала лишь индивидуальный и мимолетный характер.

Но <…> благодаря повторяемости явлений и столкновению особенностей отдельных людей индивидуальное постепенно может стать узуальным» [5. C. 191].

Важно отметить, что при решении вопроса об отнесении контаминированных конструкций к нормативным или ненормативным образованиям ряд авторов совершенно справедливо учитывает также коммуникативный фактор. Так, И.В. Пекарская, безусловно соглашаясь с тем, что случаи смешения как разновидность контаминации «по причине незнания нормы и невнимательности – это речевая ошибка», отмечает следующее: «Однако она может стать приемом, если ее появление обусловлено целями коммуникации» [6. C. 20]. Экспрессивный стилистический потенциал контаминированных соединений подчеркивает в своих работах и Н.С. Валгина, но в то же время автор отмечает возможность их нейтрализации в процессе сближения норм литературно-письменного и разговорного языка. Подвергаемые анализу конструкции Н.С. Валгина называет явлением стилистическим на уровне речи и не только стилистическим на уровне языка [2. C. 215].

Как уже отмечалось, наиболее значительную роль контаминация играет в области синтаксиса. Под синтаксической контаминацией мы понимаем взаимодействие синонимичных типов разных структур, в результате которого возникают новые синтаксические конструкции – окказиональные образования (уровень речи) или новые синтаксические модели (уровень языка), в которых наблюдается синкретизм – сочетание семантико-грамматических свойств взаимодействующих структур [9]. В связи с нарастанием в русском языке аналитических тенденций процесс контаминации синтаксических конструкций в настоящее время значительно активизировался.

Смещение и взаимопроникновение синтаксических построений, обилие переходных типов – все это заметно проявляется прежде всего в устной разговорной речи. В частности, широкое распространение получают два типа контаминированных конструкций – с союзами что и как, например: 1 тип: * Как оказалось впоследствии// что я правильно сделал * Как Нина Петровна сказала// что в этих условиях мы можем развернуть новый проект * Как я уже говорила// что меры были предприняты не то что недостаточные, а совсем не приняли никаких 2 тип: * Что хочу сказать/ что слава Богу/ что в свое время не согласился на это * Что приятно/ что еще одна песня позитивная появилась * Что хотелось бы отметить/ что энтузиазм необыкновенный в человеке Анализу этих типов контаминированных образований посвящены следующие две части нашей статьи.

Контаминированные конструкции с компонентом как В ходе рассмотрения конструкций типа * Как Аксюта утверждает/ что он отвез его домой; * Как метеорологи обещали/ что дожди, температура девятнадцать-двадцать; * Но как особо подчеркнул Штырев/ что транспортная проблема в республике останется постараемся выяснить: 1) механизм их образования; 2) факторы, обусловившие их появление и широкое распространение в речи.

Образование подобных контаминированных конструкций происходит в результате смешения взаимодействующих структур – «соскальзывания» с одной структуры на другую в процессе построения высказывания. Первая часть синтаксической конструкции начинает строиться как вводное предложение, вводимое союзом как (Как оказалось впоследствии…), однако затем происходит переход к структуре сложноподчиненного предложения вследствие появления союза что (…что я правильно сделал).

В результате контаминации первый элемент конструкции приобретает смешанный синтаксический статус. С одной стороны, он сохраняет статус вводного компонента, а с другой – выступает в качестве главного предложения в составе сложноподчиненного предложения (т.е. в качестве важнейшего конструктивного элемента!) Таким образом, в анализируемом синтаксическом элементе происходит совмещение взаимоисключающих признаков – факультативности (которая характеризует вводное предложение) и обязательности (которой обладает главное предложение в составе сложноподчиненной конструкции).

Появление и широкое распространение подобных контаминированных структур обусловлено конкретными языковыми факторами: слабой позицией первого компонента, производностью вводных единиц, свойства которых он приобретает, нахождением их в сфере переходной зоны, а также наличием у них предикативности. Охарактеризуем каждый из факторов подробнее.

1. Фактор слабой позиции. Наиболее сильной для вводных единиц является интерпозиция. В анализируемых же конструкциях элемент, частично утративший статус вводного компонента и приобретший смешанный синтаксический статус, находится в препозиции, которая является позицией слабой для проявления конститутивных признаков сводных конструкций.


Случайные файлы

Файл
14967-1.rtf
CBRR5538.DOC
178158.rtf
ref-15789.doc
22764-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.