Таджикская литература (74573-1)

Посмотреть архив целиком

Таджикская литература

С. Улуг-заде

Письменность у иранских по происхождению народов Ср. Азии, к которым принадлежат таджики, существовала еще в древнейшие времена. Однако затем она претерпела значительные изменения у предков таджиков — согдийцев. Дошедшие памятники согдийской письменности, от I в. н. э., представляют собою отрывки священных книг. На существование обширной мифологии и народного эпоса среди иранских народностей указывают греческие источники (Геродот, V в. до н. э.), остатки «Авесты», зороастрийской священной книги, и «Шах наме» Фирдоуси. Следует отметить цикл сказаний о Рустаме.

Таджики и коренное население Ирана с древнейших времен в течение ряда веков н. э. имели общую культуру и язык и зачастую находились под одной властью. Поэтому иранская (или персидская) литература составляла отправный этап для развития Т. л., оказывая на нее громадное влияние.

От древнеиранской письменности и литературы до нас дошли отдельные фрагменты; гораздо больше образцов среднеиранской литературы сохранилось на так наз. пехлевийском языке.

Наиболее значительную часть дошедших до нас образцов составляют произведения религиозные. Из немногих произведений светской литературы следует назвать: «Карнамаги Артахшери Папакан» (Книга деяний Ардешира Бабакана), «Авияткари Зариран» (Памятка о Зарире) и «Повествование о Хусрави Каватан и его паже».

В результате завоевания Ирана и Средней Азии (VII в. н. э.) арабами исчезли многие литературные памятники предшествовавшей эпохи. Арабский язык стал официальным и литературным языком иранской феодальной аристократии. Переход общеиранской литературы с арабского на персидский язык с использованием арабского алфавита осуществился в X в. именно в Ср. Азии, в самостоятельном государстве Саманидов (875—899), столицей которого была Бухара. Иранская феодальная аристократия воспользовалась ослаблением халифата в начале X в. и добилась почти полной независимости. Начинается ревностное собирание преданий и легенд, письменных и устных.

Языком этой «новой» литературы был общий для всех иранских диалектов литературный язык с элементами арабской лексики.

В истории Т. л. послеисламского периода необходимо рассматривать литературу, развивавшуюся на персидском языке на территории Средней Азии, начиная с X в.; в промежуток с X—XV вв. в истории Т. л. следует учитывать и произведения иранской литературы, написанные за пределами Средней Азии (в Хоросане), поскольку они легли в основу дальнейшего развития Т. л-ры. Так. обр., независимо от формального географического признака происхождения того или другого поэта из Хоросана или Мавераннахра (правой стороны Аму-Дарьи), можно сказать, что классики персидской литературы периода X—XV вв. — Фирдоуси, Омар Хайям, Са’ди, Джалаледин Руми, Хафиз, Абдуррахман Джами — сохраняют свое величайшее значение и для Т. л. Коснемся лишь наиболее значительных авторов- таджиков (среднеазиатского происхождения).

Крупнейшими классиками, с которых принято начинать историю всей иранской литературы послеисламского периода, были придворный поэт Саманидов Абуль-Хасан Рудаки (ум. ок. 941—942), происходивший, повидимому, из Самарканда, и Дакики (ум. ок. 977). До нас дошло всего несколько стихотворений кудаки. Кроме того, он переложил в стихи Рнигу «Калила и Димна» (из этой поэмы Рудаки сохранилось всего несколько строк).

Дакики считался лучшим знатоком доисламских эпических легенд и преданий об иранских царях и богатырях, и поэтому собирание и переложение их в одну поэму было поручено ему саманидским двором в Бухаре. Вследствие его трагической гибели (был убит) эта работа осталась незаконченной; за осуществление этой грандиозной работы взялся Фирдоуси, включивший в «Шах наме» около тысячи строк Дакики.

Процесс развития и укрепления феодализма обусловил расцвет придворной поэзии, в которой выделяется как ведущий жанр касыда. Касыда при Саманидах, а потом и Газневидах достигла совершенства. В этот период она отличается монументальностью, политической устремленностью, отсутствием формалистических ухищрений. Из более или менее значительных поэтов этого периода следует еще указать на Медждеддина Кисаи, Шейх-Абуль Аббаса и Агаджи.

Наряду с художественной литературой в саманидскую эпоху получили блестящее развитие науки, выдающимся представителем которых был Абу-Али-и-Сина, известный в Европе под именем Авиценна (980—1037). Ему, кроме нескольких десятков научных трудов, принадлежит небольшое количество рубаи (четверостиший), написанных на его родном языке.

К следующему периоду Т. л., XI—XII вв., относится деятельность поэтов: Муиззи (1058—1148—1149), Амака Бухарского (ум. в 1149 или 1159), Рашида Ватвот из Самарканда (приблиз. 1090—1182), Сабира Термезского (погиб в 1150). Камоли Бухарского, Низами Арузи, сатирика и пародиста Сузани (ум. ок. 1168) и Ашрафи (ум. в 1161—1162) из Самарканда.

Этот период характеризуется упадком придворной поэзии, в частности касыды. Порывая с социальной тематикой, виднейшие представители ее вступают на путь стилизаторства.

К сельджукскому периоду Т. л. относится также ранняя деятельность одного из величайших классиков Т. л. — Носира Хисрава (1003—1088), страстного пропагандиста исмаилизма — религиозного учения, ставшего знаменем борьбы против арабского халифата. Его известная «Сафарнома» (Книга путешествий) переведена на русский язык проф. Е. Э. Бертельс («Academia», 1933). Носиру Хисраву, кроме того, принадлежит большой диван лирических стихов, ряд трудов научно-философского характера. В XIII—XIV вв. Т. л. развивается при господстве монголов; в Т. л. особенно культивируется газель, которая после Са’ди и Хафиза получила развитие у одного из величайших классиков Т. л. — Камала (ум. в 1394—1395, родом из Ходжента). Видными деятелями литературы данного периода после Камала были Сайфи Иофаранги из Самарканда (ум; ок. 1254), Асиреддин из Ферганы (ум. в 1259 или 1272), Джавхари Заргар и Носир из Бухары, Бадри Чочи из Ташкента.

При Тимуридах (XV в.) литературная жизнь сконцентрировалась при дворе султана Халила, внука Тимура, в Самарканде, и при дворе султана Хусейна Байкара в Герате, под покровительством его визира — знаменитого поэта Мир-Али-Шер Навои. Литературный круг Халила состоял из поэтов Исмата и Хайоли Самаркандских и Бисати Бухарского (ум. 1412). В литературном кругу Навои — Джами находился Давлятшо из Самарканда, составитель известной «тазкира» (антологии поэтов).

С XVI в., когда Средняя Азия окончательно отделилась от Ирана, а борьба шиитского Ирана с суннитской Средней Азией еще больше усилила этот разрыв, — общность таджикской и собственно иранской литературы приходит к концу: начинается этап самостоятельного развития Т. л. наряду с узбекской.

XVI—XIX вв. были периодом упадка и разложения феодализма, вследствие чего придворная поэзия не выдвинула за это время ни одного сколько-нибудь значительного автора. Зато наблюдается заметный рост литературы города с характерным для нее все более усиливающимся протестом против феодальных порядков. В художественных произведениях впервые начинают встречаться элементы живого разговорного языка. Одной из характерных черт литературы данного периода является совмещение у одного и того же поэта «низких» и «высоких» жанров.

Виднейшим поэтом этого времени является Мулло Мушфики (ум. в 1588) — придворный поэт Шейбанидов Саидхана и Абдуллахана в Самарканде и в Бухаре, родом из Мерва. Мушфики популярен не только в Таджикистане, но и во всей Средней Азии гл. обр. своими стихами, высмеивающими крайние проявления феодальных порядков.

Особо следует отметить лирику Мушфики, дающую немало образцов высокого мастерства, простоты и остроумия. Кроме того, Мушфики является зачинателем в таджикской поэзии формы «мусалласи мураккаб» (трехстишие, где рифмуются первые две строки).

Из других деятелей литературы шейбанидского периода укажем поэта Бинои (ум. в 1512).

Чрезвычайно интересные сведения о литературных деятелях шейбанидского периода дает один участник литературных кружков того времени, Зайнетдин Восифи, в своих мемуарах.

Из поэтов XVII—XVIII вв. так наз. аштарханидского периода Т. л. большой интерес представляет творчество поэта Сайидо Насафи, выразившего протест против феодального угнетения народных масс. За ним идут Хоки из Самарканда, которому принадлежит социально заостренный цикл прозаических басен о животных; Машраб из Намангана, казненный в 1711 за произведения, направленные против духовенства; Фтират Зардуз из Самарканда, автор месневи «Толиб и Матлуб».

Представителями мистики и формализма придворной поэзии выступают в это время Шаукат из Бухары (ум. в 1695), Суфи Аллойор из Каттакургана (ум. в 1723) и др.

К этому же времени относится творчество поэта и философа Мирзо Абдул-Кадыра Бедиля (ум. в 1721) из Азимабада (Индия), оказывавшего огромное влияние на Т. л. вплоть до Октябрьской революции. Куллият Бедиля содержит жесточайшую критику феодализма и официального ислама. Стиль Бедиля, отличающийся крайней сложностью, вызвал к жизни целую бедилистскую школу.

В середине XVIII в. власть в Средней Азии переходит от Аштарханидов к Мангытам, последний эмир которых (Алимхан) был свергнут в 1920 и изгнан после Великой Октябрьской социалистической революции. Свирепый режим, установленный этой династией, отнимал всякую возможность возникновения литературных кружков. В результате острой династической борьбы в начале XIX в. в Фергане возникает фактически самостоятельное ханство Умархана (правил 1809—1822) с центром в Коканде. При дворе этого хана — мецената и поэта — начинает, после длительного перерыва, оживляться Т. л. Формализм, отрыв поэзии от жизни характерны для литературы того времени. Одной из особенностей кокандского литературного центра является установление полного равноправия двух языков — таджикского и узбекского, и большинство авторов этого периода сочиняют диваны на этих двух языках. Виднейшими поэтами двора Умархана являются сам Умархан, Адо, Акмаль, Фазли.


Случайные файлы

Файл
61160.rtf
95820.rtf
130386.rtf
7968-1.rtf
29953.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.