Русская литература после Великой социалистической революции (74055-1)

Посмотреть архив целиком

Русская литература после Великой социалистической революции

Великая социалистическая революция впервые в мировой истории противопоставила страну строящегося социализма всему капиталистическому миру. С октября 1917, с момента создания советской власти, вместе с вооруженной борьбой за новый социально-политический строй, возникают и первые шаги новой советской культуры, возникает советская литература.

В соответствии с темой настоящей статьи дальнейшее изложение посвящено истории русской советской литературы. Но Р. л., несмотря на свое ведущее значение, несмотря на то, что в лице таких своих представителей, как В. Маяковский и в особенности А. М. Горький, она оказала огромное влияние не только на литературы других народов СССР, но и на революционную литературу Запада, все же должна рассматриваться как один из отрядов советской литературы. С самого начала советская литература определяется как литература многонациональная, как сложное, но единое целое, образованное творческими усилиями всех народов, населяющих Союз советских социалистических республик.

Великая социалистическая революция, покончив с веками рабства, уничтожила те преграды, которые стояли на пути творческого развития национальностей б. Российской империи и тем самым создала необходимые предпосылки для ничем не ограниченного расцвета мощного и подлинно народного искусства. Своеобразие национально-исторических условий, различие художественно-культурных традиций — все это естественно обусловливает пестроту и разнообразие форм советской литературы. Но решающим является единство идейно-творческого содержания советской литературы, как литературы, отражающей действительность с позиций советской власти, с позиций трудящихся масс, строящих социалистическое общество.

Метод социалистического реализма «является основным методом советской художественной литературы и литературной критики» (А. Жданов, Речь на 1-м всесоюзном съезде советских писателей, «Первый всесоюзный съезд писателей», Стенографич. отчет, М., 1934, стр. 4). Это значит, что основной задачей советской литературы является стремление правдиво показать действительность в движении, в борьбе новых революционных начал со старыми отживающими формами жизни, раскрыть в художественных образах сущность и логику исторического процесса. Вмесе с тем правдивое и конкретное изображение революционной действительности, новых людей и характеров, рожденных социализмом, неотделимо от задач идейно-воспитательных в широком смысле этого слова, задач идейной переделки человека, воспитания трудящихся масс в духе социализма. Углубленность революционно-реалистического познания действительности и большевистская страстность, партийность в борьбе за утверждение социалистических идеалов, пронизанность идеями социалистического гуманизма и революционная непримиримость по отношению к темным силам капитализма — таковы отличительные черты советской литературы, особенно ярко выраженные во всей деятельности А. М. Горького. Поэтому, несмотря на ряд недостатков, присущих советской литературе и объясняющихся ее молодостью, несмотря на художественную и идейную незрелость отдельных ее представителей, в целом она является «самой идейной, самой передовой и самой революционной литературой. Нет и никогда не было литературы, кроме литературы советской, которая организовывала бы трудящихся и угнетенных на борьбу за окончательное уничтожение всей и всяческой эксплоатации и ига наемного рабства. Нет и не было никогда литературы, которая кладет в основу тематики своих произведений жизнь рабочего класса и крестьянства и их борьбу за социализм. Нет нигде, ни в одной стране в мире, литературы, которая бы защищала и отстаивала равноправие трудящихся всех наций, отстаивала бы равноправие женщин. Нет и не может быть в буржуазной стране литературы, которая бы последовательно разбивала всякое мракобесие, всякую мистику, всякую поповщину и чертовщину, как это делает наша литература. Такой передовой, идейной революционной литературой могла стать и стала в действительности только советская литература — плоть от плоти и кость от кости нашего социалистического строительства» (А. Жданов, Речь на 1-м Всесоюзном съезде советских писателей, «Первый всесоюзный съезд советских писателей», Стенографический отчет, М., 1934, стр. 3).

История советской литературы и представляет собой историю становления ее революционно-социалистического содержания, процесс все более полного и глубокого овладения методом социалистического реализма. Процесс этот, в котором принимали участие не только молодые кадры рабочих и крестьянских писателей, но и выходцы из других классов и в первую очередь представители мелкобуржуазной интеллигенции, протекал негладко и противоречиво, отражая ход и борьбу классовых противоречий в стране. В итоге энергичной борьбы с антиреволюционными, буржуазными тенденциями и постепенного изживания интеллигентских сомнений и иллюзий происходит обусловленный решающими победами социализма перелом в настроениях основной массы писательской интеллигенции, объединяющейся на почве сознательной и активной борьбы за социализм. Этот перелом был отмечен в апрельском постановлении ЦК 1932 «О перестройке литературно-художественных организаций» и привел к созданию единого Союза советских писателей.

Основные этапы исторического развития после октября 1917 определили соответствующие полосы литературного развития. Так, годы гражданской войны и военного коммунизма, начало нэпа, обострение классовой борьбы в конце восстановительного и начале реконструктивного периодов, ликвидация кулачества как класса иа базе сплошной коллективизации, наконец успехи социалистического строительства 1-й пятилетки и построение бесклассового общества в годы 2-й пятилетки, — каждый из этих этапов сказался особыми чертами внутри литературного процесса. Следует помнить однако, что живой процесс литературного развития не может быть механически расчленен на изолированные и замкнутые в себе отрезки, измеряющиеся к тому же 4-мя и 5-ью годами каждый. Сплошь да рядом отдельные явления действительности находят свое отражение в литературе с известным запозданием, процессы идейной эволюции и перестройки у различных писателей протекают то более замедленными, то убыстренными темпами и т. д. Так. обр. историко-литературное рассмотрение может выделить лишь наиболее исторически характерные и типические тенденции литературного развития, не стремясь уложить весь литературный процесс; в «прокрустово» ложе неподвижной исторической схемы.

Литература периода гражданской войны и военного коммунизма

Задачи, вставшие перед молодой советской литературой непосредственно после октября 1917, не имели никаких аналогий в опыте искусства всей предшествующей истории человечества. В условиях мировой капиталистической блокады советской литературе предстояло художественными средствами утверждать историческую необходимость и правоту молодой советской власти, реальные черты небывалого нового строя, художественно отразить патетику и мощь социалистической революции. Естественно, что центральной и существеннейшей проблемой для всей старой писательской интеллигенции явилась проблема политического самоопределения, проблема отношения к советской власти. В первые годы Октябрьской революции с необычайной остротой происходит политическое размежевание в писательской среде. Большая часть буржуазно-дворянских писателей оказалась в белой эмиграции. И дворянские эпигоны и буржуазные демократы объединились на почве звериной ненависти к пролетарской революции. Куприн в эмиграции стал писать тенденциозные монархические сказки, Шмелев — контрреволюционные повести-памфлеты, Л. Андреев занялся антисоветской публицистикой, Бунин и Зайцев обратились к воспеванию погибших дворянских гнезд.

Наиболее существенным и резким оказался раскол в среде самого значительного направления предреволюционной литературы — русского символизма. Злобствующими эмигрантами оказались в эпоху Великой социалистической революции Бальмонт, Мережковский , З. Гиппиус — второстепенные, хотя и самые претенциозные представители этой школы. Значительная часть буржуазно-дворянской писательской интеллигенции осталась в пределах СССР. Однако чуждая пролетарской революции она образует сомкнутый фронт более или менее открыто выраженной оппозиции советской власти. Художественным отражением антисовеского саботажа буржуазной интеллигенции явился своего рода «эстетический бойкот» революционной современности в творчестве таких писателей, как М. Кузмин , Ф. Сологуб , Гумилев и ряд др. Замыкание в идеальном и эстетизированном мире искусства, ретроспективизм и экзотика, любовно стилизованное воспроизведение мотивов «галантного» XVIII в. и пр. пр. — все это в условиях исключительно напряженной революционной обстановки периода гражданской войны приобретало подчеркнуто антисоветской характер.

В тех же случаях, когда революционная современность становилась предметом изображения в творчестве буржуазно-дворянских писателей, на первый план выдвигались мотивы хаоса, смерти, гибели и опустошения.

В ряде журналов и сборников этого периода — «Скифы» (1917—1918), «Записки мечтателей» (1918—1922), «Вестник литературы», (1919—1922), «Книжный угол» (1918—1922) и др. — усиленно разрабатывается тема кризиса и крушения культуры как единственного итога революции. Социальный переворот осмысляется как распад и уничтожение культурных и моральных ценностей вообще. Ососбенно показательно в этом отношении творчество Е. Замятина (см. рассказ «Пещера», 1922). Характерным явлением в буржуазной литературе первых лет революции оказывается и попытка приспособления отдельных сторон революции к своим буржуазным идеалам и тенденциям. Так, поэты собственнической кулацкой деревни (напр. Клюев ), сначала, поскольку советская власть попутно разрешала и задачи буржуазно-демократической революции, выступают со славословиями Октябрю. Таков напр. «Медный кит» Клюева (1919) и др. его стихотворения. Но вся художественная система клюевской поэзии, националистически стилизованная, пронизанная символикой сектантского толка, была приспособлена для утверждения идеалов косной патриархальной собственнической деревни с ее «мужицкой» мистикой и кулацкой домовитостью. Враждебность к социалистической перестройке старой деревни очень скоро приводит Клюева на антисоветские позиции. Сильное влияние Клюева испытал и С. Есенин в своих глубоко эмоциональных лирических образах «деревянной Руси», отразивший представления буржуазной части деревни. Мотивы сочувствия революции творчестве Есенина, приветствовавшего Октябрь как наступление «мужицкого рая», в результате осознания неизбежной гибели старой Руси сменяются резкими выпадами против пролетарского города в духе клюевской поэзии. Настроения смятенности и социальной растерянности вызывают в творчестве Есенина мрачные, пессимистические ноты, приводят его к упадочно-богемным мотивам, цинической опустошенности. Пытаются выступать под флагом революции и различные осколки предреволюционного буржуазного искусства, типические представители богемы — разложившейся и деклассировавшейся буржуазной интеллигенции. Таковы «имажинисты» (Шершеневич , Мариенгоф , Р. Ивнев), крикливо заявлявшие о себе в годы военного коммунизма всевомзожными декларациями и рекламной шумихой. За quasi-революционным «новаторством» имажнизма крылся голый и беспринципный формализм, предельная и циническая идейная опустошенность последышей буржуазного искусства.


Случайные файлы

Файл
93143.rtf
59661.rtf
164674.doc
1814-1.rtf
12.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.