О стихотворении Н. Заболоцкого Зелёный луч (1958) (72114-1)

Посмотреть архив целиком

О стихотворении Н. Заболоцкого "Зелёный луч" (1958)

Игорь Лощилов


ЗЕЛЁНЫЙ ЛУЧ

Золотой светясь оправой

С синим морем наравне,

Дремлет город белоглавый,

Отраженный в глубине.

Он сложился из скопленья

Белой облачной гряды

Там, где солнце на мгновенье

Полыхает из воды.

Я отправлюсь в путь-дорогу,

В эти дальние края,

К белоглавому чертогу

Отыщу дорогу я.

Я открою все ворота

Этих облачных высот,

Заходящим оком кто-то

Луч зелёный мне метнет.

Луч, подобный изумруду,

Золотого счастья ключ -

Я его еще добуду,

Мой зелёный слабый луч.

Но бледнеют бастионы,

Башни падают вдали,

Угасает луч зелёный,

Отдаленный от земли.

Только тот, кто духом молод,

Телом жаден и могуч,

В белоглавый прянет город

И зелёный схватит луч!

1958 (Заболоцкий 2002, с. 288-289)

Обстоятельства, сопутствующие созданию стихотворения "Зелёный луч", поддаются реконструкции благодаря книге, написанной сыном поэта, Никитой Николаевичем Заболоцким: "В конце июня 1957 года Заболоцкий вместе с дочерью уехал на два с лишним месяца в Тарусу. В живописный городок на Оке он попал по совету Антала и Агнессы Гидашей, с которыми после знакомства в 1946 году он вновь встретился и сблизился в Доме творчества в Дубултах. Именно там, на Рижском взморье, гуляя вечером с Гидашем вдоль берега, он увидел однажды счастливое знамение - мелькнувший среди облаков изумрудно-зелёный луч заходящего солнца. В Тарусе они оба вспомнили это видение, и Николай Алексеевич подумал, что что вряд ли хватит его жизни, чтобы сбылась эта примета, сулящая ему счастье." (Заболоцкий 1995, с. 718; Заболоцкий 1998, с. 504.) К биографическим контекстам следует вернуться еще раз, однако не вызывает сомнений, что стихотворение эстетически самодостаточно; знание жизненных обстоятельств является, по большому счёту, избыточным: личный опыт преображен в нём по законам искусства.

Пристальное внимание к приметам было свойственно Заболоцкому и прежде. Достаточно вспомнить стихи 1929-19930 годов ("Предсказание погоды" и "Царица мух"), восходящие к "Деревенской магии" Папюса [А. Трояновского] (Лощилов 2003). Подобно романтикам 19-го столетия - и их наследникам-символистам 1 - обэриуты "усматривали в традиции вековой опыт и отражение национального склада мысли", видели в "народных суевериях" поэзию и "выражение народной души", противопоставляя нелепые, казалось бы, предрассудки торжеству рационализма и нового - уже советского - позитивизма. "Вера в приметы становится признаком близости к народному сознанию" (Лотман 1980, с. 260-261).

Отсюда - "высокий примитивизм" стихотворения, который на самом деле требует "высокого и сложного мастерства" (Македонов 1987, с. 271).

Словосочетание 'зелёный луч' неоднократно встречалось в поэтической практике "классического" серебряного века с его сложно разработанной символистами системой люстрических образов, однако здесь оно не было напрямую связано с 'небом' и 'солнцем'. Скорее можно говорить о связи с образом 'лампадки', как, например, в "Снах" - одном из немногих стихотворений Блока (1912), вошедших в круг детского чтения, или в стихотворении Михаила Кузмина "Пять" (1919):

И сквозь дремные покровы

Стелются лучи,

О тюремные засовы

Звякают ключи.

Сладко дремлется в кроватке.

Дремлешь? - Внемлю... Сплю.

Луч зелёный, луч лампадки,

Я тебя люблю!

(Блок 1997, с. 180-181)


Горит душа; горя, дрожит...

И ждет, что стукнет кто-то в дверь,

И луч зелёный побежит,

Как и теперь, как и теперь...

А память шепчет: "Друг, поверь". <...>

<...> Я верю: день благословен!

Налей мне масла из лампад! <...>

(Кузмин 1990, с. 220.)


В позднем стихотворении Заболоцкого зелёный луч несомненно обретает статус символа. Структура центрального образа стихотворения, целиком представленная в его названии, вкупе с манифестированной в 5-ом четверостишии рифмой ([золотого счастья] ключ — зелёный [слабый] луч), воспроизводит структуру центральных (ключевых) образов немецкого романтизма ("голубой цветок" Новалиса) и европейского символизма: "Синяя птица" Метерлинка и "эзотерический" "Золотой ключик" (Толстая 1997, с. 32). В то же время, семантика зелёного цвета ('совершенство', 'гармония' и - одновременно - 'предел', 'тупик') 2 восходит к несомненно знакомому Заболоцкому и почитаемому в кругу обэриутов (чинарей) (Липавский 1993) трактату Гёте: "Зелёнь <801> Если желтый и синий, которые мы считаем первыми и простейшими цветами, при первом их появлении на первой стадии их действия соединить вместе, то возникает цвет, который мы называем зелёным. <802> Наш глаз находит в нем действительное удовольствие. Когда оба материнских цвета находится в смеси как раз в равновесии таким образом, что ни один из них не замечается, то глаз и душа отдыхают на этой смеси, как на простом цвете. Не хочется и не нельзя идти дальше. Поэтому для комнат, в которых постоянно находишься, обычно выбирают обои зелёного цвета" (Гёте 1957, с. 319-320.)

Существенно, однако, что, в отличие от классических 'волшебных предметов'-медиаторов (голубого цветка, папоротника, расцветшего в купальскую ночь или золотого ключика), зелёный луч не может стать предметом 'обладания' в собственном смысле этого слова: 'обладание' относится здесь к сфере внутреннего опыта. Чтобы получить ключи счастья, его достаточно увидеть один раз. Зелёный луч у Заболоцкого, таким образом, актуализирует границу внутреннего и внешнего, субъективного опыта и "равнодушной" объективной природы 3 . В "Занимательной физике" Я.И. Перельмана, где дается популярное естественнонаучное толкование явления "зелёного луча" (1976, с. 165-169), автор, ссылаясь на специальное исследование пулковского астронома А. Тихова, призывает "не повторять заблуждений великого поэта" (Гёте), якобы опровергшего учение о цветах Исаака Ньютона: "Очень поучительны случаи наблюдения "зелёного луча" при восходе Солнца, когда верхний край светила начинает показываться из-под горизонта. Это опровергает часто высказываемую догадку, будто "зелёный луч" - оптический обман, которому поддается глаз, утомленный ярким блеском только что закатившегося Солнца" (Перельман 1976, с. 169).



Длительное наблюдение "зеленого луча"; наблюдатель видел "зелёный луч" за горным хребтом в течение 5 минут. Выше справа - зелёный луч, видимый в подзорную трубу. Диск Солнца имеет неправильные контуры. В положении 1 блеск солнечного диска ослепляет глаз и мешает видеть зелёную каёмку простым глазом. В положении 2, когда диск Солнца почти исчезает, "зелёный луч" становится доступным простому глазу.

(Рис. 119, Перельман 1976, с. 168).

Наряду с распространенной народной приметой мы вправе, кажется, выдвинуть предположение о возможных литературных источниках центрального образа стихотворения. В первую очередь, речь идет о малоизвестном и "в каком-то смысле автобиграфичном" (Седых 1993, с. 274) романе Жюля Верна "Зелёный луч" (1882; Верн 1993, 1994). Несмотря на то, что роман долгие годы не переиздавался в России, он вполне мог быть знаком поэту: а обороте титульного листа в Верн 1994 содержится указание на публикацию русского перевода романа: Зелёный луч. Малыш. Приложение к журналу "Природа и люди", 1907 г. Поиски встречи с редким метеорологическим (в исходном, греческом, смысле 'небесного явления') феноменом являются тут двигателем приключенческого романного сюжета, наряду с любовным треугольником (мисс Хелина Кэмпбэлл - художник Оливер Синклер - "молодой педант", учёный Аристобулос Урсиклос). Героиня романа прочитала в газете "Морнинг Стар" статью, которая "побудила её предпринять ряд путешествий с единственной целью - своими глазами увидеть зелёный луч" (Перельман 1976, с. 165-166): "В тот вечер, когда вам представится столь редкая возможность, не ждите, что красный луч станет резать глаз своим ярким свечением. Нет, этот закатный луч поразит вас тем поистине райским зелёным оттенком, которым природа не смогла наделить земные растения или кристально чистые морские волны <...>" (Верн 1993, с. 21). Наряду с актуальным в поэтическом мире Заболоцкого противопоставлением фотосинтезу растений, существенно тут и другое: "<...> Хелина связала газетную информацию с древней легендой, каких немало бытует в Горной Стране. Согласно этой легенде, тот, кому хотя бы однажды посчастливится увидеть Зелёный Луч, станет обладателем неоценимого сокровища, имя которому - "сердечная прозорливость". И тогда человеку будут не страшны никакие заблуждения и иллюзии, ибо он сможет без труда читать в собственном сердце и в сердцах других людей" (там же, с. 21-22).


Случайные файлы

Файл
2481-1.rtf
13976.rtf
23431.rtf
66746.rtf
99011.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.