Муму - групповой портрет с барыней (71495-1)

Посмотреть архив целиком

"Муму" - групповой портрет с барыней

Н.М. Чернов

По окончании университетского курса в Москве и Петербурге, юноша-Тургенев продолжил обучение в Берлине. Направляясь туда, едва не утонул в море во время пожара на пароходе. Возвратясь после странствий, убедился, что устраиваться дома надо заново и, на этот раз - надолго. Семья как бы оказалась на его неокреп-ших еще руках. Брат Николай в военной службе, младший Сергей - калека, оставался в Спасском под присмотром дворни. Он там же и умер в 1837 году, неполных 16-ти лет от роду, одинокий и всеми заброшенный. Вскоре в деревне сгорела дотла их спасско-лутовиновская усадьба. Почти полностью уничтожен дом тургеневского детства. Ос-тался лишь правый флигель. Это случилось летом 1839 года. Даже где переночевать - на первых порах было проблемой. Мать, Варвара Петровна, - больная и бесприютная. Тогда-то и принято решение най-ти для неё в Москве такое жилище, чтобы прилично и комфортно. В собственном московском доме на Садово-Самотечной улице постоянно оста-ваться никто не хотел. Не нравилось.

Лето 1840 года В.П.Тургенева, не имея другого пристанища, все-таки живет при самотеченском доме. Появились грозные признаки повального голода в России. "Ты знаешь, - пишет мать Ивану в чу-жие края, - что и прошлый год был уже очень плох. Но! - нынче ничего не родилось, то есть, ничего-ничего, ни единого колоса на всем поле. Еще, слава Богу, что у нас кое-как сберегли лошадей, вспахали. А на посев покупаем рожь - о, ужас! - по 35 рублей четверть 1). Мать не решилась в такой год поехать на лето в Спасское. Продолжается поиск на зиму наемного дома в Москве. Той же осенью Варвара Петровна сняла понравившийся ей уютный особнячок, принадлежавший маркшейдеру Н.В.Лошаковскому, в приходе церкви Успенье, что на Остоженке. Мечтала жить вместе с Иваном, а тому прочила карьеру университетского магистра.

Но сына и след остыл: он ещё в январе 1840 года к неудо-вольствию матери и неожиданно для неё вновь отправился за грани-цу. На этот раз прямо в Италию. Его сманил туда Павел Кривцов (брат декабриста). Будто бы, путешествовать. Не исключено, одна-ко, что у Тургенева имелся скрытный план стать секретарем при Кривцове, начальнике русских художников в Риме. На это место, как известно, претендовал даже Гоголь 2). В конечном счёте должность получил А.В.Сомов, племянник Кривцова, юноша-авантюрист из Бол-ховского уезда, вскоре сбежавший вместе с имуществом миссии в Америку. Там и сгинул.

Тургенев всё же предпринял в тот трудный год путешествие по Европе. Весной он из Рима едет в Неаполь, оттуда в королевство Сардинское, в Саксонию, в Лейпциг, во Франкфурт, в Мариенбад. В июле - снова в Берлине (П.1.153). Слушает лекции, живет в одной квартире с М.А.Бакуниным. И только в мае 1841 года возвращается в Москву и в Спасское. К этому времени относится его сближение с "белошвейкой" Авдотьей Ивановой, будущей матерью Полинетты Турге-невой. Первоначальные опыты Тургенева-литератора, как известно, свя-заны с его сотрудничеством в петербургских журналах. В 1838 году, еще в "старом", плетневском "Современнике", появилось первое пе-чатное стихотворение Тургенева "Вечер". Без имени автора. Оно подписано: "...в". В октябре того же года - второе, тоже аноним-ное, подписанное: "...въ". В рукописях стихи частенько посылаются на прочтение друзьям. Тургенев тогда мучительно искал свою истин-ную дорогу. В начале 1847 года выходит в свет 1-я книжка "Современника" некрасовского, в которой в разделе "смесь" напечатан сразу же замеченный очерк "Хорь и Калиныч" - вступление к "Запискам охот-ника". 24 февраля 1852 года Иван Тургенев, находясь в Петербурге, узнает о смерти Гоголя. В.П.Боткин из Москвы сообщает ему подроб-ности. Тогда-то Тургенев и написал некролог, отклоненный столич-ной цензурой. Попечитель санкт-петербургского университета М.Н.Мусин-Пушкин, получив известие о кончине Гоголя, публично назвал покойного "лакейским писателем". Тургенев послал копию своей незапрещенной еще статьи о смерти Гоголя в Москву Е.Феокти-сову (П.2.462-463). Она напечатана в "Московских ведомостях" в качестве "письма из Петербурга", за подписью: Т ...в. Власти сочли это "ослушанием и нарушением цензурного устава" 3).

Таковы события в самом начале остоженского периода жизни Тур-генева. С ними совпал выход в Москве "Записок охотника" отдельной книгой (в 2-х частях). Издатель - Н.Х.Кетчер, цензор - князь В.В.Львов. В апреле император Николай I, получив доклад шефа жандармов А.Ф.Орлова о появлении в Москве, якобы, запрещенного некролога Гоголя, распорядился "за явное ослушание" посадить Тургенева "на месяц под арест и выслать на жительство на родину, под присмотр". Находясь в Петербурге под арестом на съезжей, молодой литера-тор привлек к себе сочувственное внимание столичного общества. Даже в высшем свете распространилось нечто вроде общественного мнения в пользу освобождения Тургенева из-под ареста. Сидя в "кутузке", он написал рассказ "Муму" - замечательную прозаическую миниатюру, отмеченную ярким московским колоритом. Сегодня для некоторых патриотов - это "знаковое" сочинение. Мы упускаем из ви-да, что Герасим, протестуя, бежит из Москвы. Как у классика тех лет: "Вон из Москвы, сюда я больше не ездок!"

Из-под стражи Тургенев освобожден 16 (28) мая. Перед отъездом в ссылку он видится с хорошо относившимся к нему попечителем Московского учебного округа В.И.Назимовым. М.С.Щепкину и Т.Н.Гра-новскому читает "Муму". Встречается с Н.Х.Кетчером, М.Н.Загоскиным, И.Е.Забелиным. Вместе с ним осматривал кремлевские древности (П.2.138-139). Забелин горячо любил Моск-ву и обладал редким даром превосходного рассказчика. Семь с лишним лет прошло (1834-1841), прежде чем Иван Турге-нев вновь возвратился в Москву в качестве ее постоянного жителя. За эти годы переменилось многое. "У меня прекрасный, маленький московский дом,<...> - писала мать Ивану 30 ноября 1840 года, - в котором воздух всегда ровен, тепло, светло, сухо, покойно. Ла-кейская, официантская, зала, гостиная, спальня и вместе - мой кабинет, уборная, гардеробная, девичья и Бибишина (т.е. Вареньки, воспитанницы. Н.Ч.) комната. Девичья, еще гардеробная и коридор, Который ведет в залу. Налево - буфет, за буфетом - контора".

"Да, да! Контора, где сидит за столом, покрытым сукном, толстый мой конторщик <...>. И пишет, по своему обыкновению - вздыхает и бормочет. <...>. Ты еще не был наверху: из лакейской лестница на мужскую половину. Налево комната гардеробная дядина, Гаврилин уголок на хоры в залу. А там дядина комната, маленькая, жаркая. И еще маленький чуланчик. Налево - братнина спальная, гардеробная. Дверь на замок - в женскую половину, комната де-вичья, где президент - Прасковья Ивановна. Анетина (т.е. Анны Шварц, камеристки, будущей невестки. Н.Ч.) комната с Маврушиной вместе (т.е. совместная с Маврой, воспитанницей. Н.Ч.). Мамзе-ли-гувернантки комната и - кладовая маленькая" 4).

Вот так, образно, умела писать Варвара Петровна. "Перо мне нужнее пищи", - признавалась она сыну. "Ты спросишь где твоя ком-ната? О! Приезжай только. Мы отопрем дверь от брата в девичью, девок и гувернанток сведем вместе, а комнаты гувернанток мы отда-дим все три тебе, хозяину". "Теперь пойдем на конюшню, - продол-жает мать свое зазывное повествование. - У меня 5 серых лошадей в карету, две лошадки в сани брату и дяде. Пока и довольно. Новая двухместная карета, старая заново переделана, ландо и четырех-местный дилижанс, возки, колясочка, сани, санки, кибиточка, дрож-ки. Корова - большая, славная корова. И - Серебряков (Николай Яковлевич, крепостной конторщик. Н.Ч.). Давнишние мои желания: корова и конторщик. А в заключение - Вантиклос. Множество, многое множество цветов; птички; мёбели - раздвижные диваны, вместо па-тэ, оттоман, покойные кресла; il n'y manque que vous mon bien Aime!" (Недостает только Вас, мой горячо любимый!) 5).

Старший сын - Николай Тургенев - в письмах Варвары Петровны упоминанается редко. Он прогневил мать, вскоре женился без позво-ления на ее камеристке. Военная карьера у него не сложилась. Вы-шел в отставку, едва получив первый офицерский чин. Поступил в Петербурге мелким чиновником в Министерство государственных иму-ществ. Впоследствии дослужился до надворного советника и даже хлопотал о дворянстве "по своим собственным заслугам", а не по праву от предков 6). Тоже отличался странностями. А в материнском доме на Остоженке гневные бури, тем временем, постепенно затихли, Варвара Петровна простила старшего сына-неу-дачника. Переманила и его в Москву, купив для молодожёнов пло-хенький дом, тут же рядом, на Пречистенке, 26 (во дворе, ныне не сохранился). Но ни сына, ни жену его, живя по соседству, Варвара Петровна, долго у себя не принимала вовсе. Иван жалел брата, со-чувствовал ему. Позднее, в дни размолвок с матерью и после её смерти, иногда останавливался у брата на его московской квартире. Здесь Ивана посещали друзья, в частности В.П.Боткин.

Впервые Иван Тургенев появился во вновь обретенном жилище на Остоженке в конце мая 1841 года. Отсюда отправился в Спасское, где шло обустройство бокового флигеля, пострадавшего от пожара (теперь - мемориальный дом.Н.Ч.). Осенью того же года возвратился в Москву с поручением матери окончательно приспособить остоженс-кий особняк к семейному проживанию. Квартирантка была куда как взыскательна! Но она заботилась прежде всего о том, чтобы оставить возле себя сына-путешественника, дабы не умчался опять в свои "европы". Мать хотела, чтобы Иван выдержал магис-терский диспут и получил место профессора в Московском универси-тете.


Случайные файлы

Файл
kursovik.doc
69301.rtf
47440.rtf
14187.rtf
177181.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.