Философские проблемы в лирике М.Ю. Лермонтова (lermontov)

Посмотреть архив целиком

Учебно-воспитательный комплекс 1861

Философские проблемы в

лирике М. Ю. Лермонтова.

(выпускное сочинение по "Литературе")

Ученица: Холодная Анна

Класс: 11”А”

Москва 2001 г.

Содержание

Введение 3

М. Ю. Лермонтов глазами современников 4

Основные этапы изучения лермонтовского наследия. 5

Религиозная философия или библейская символика? 6

Смысл жизни 9

"Я сын страданья..." 9

"Любовь не красит жизнь мою..." 11

"... И постоим мы головою за родину свою". 13

"А он, мятежный, просит бури...". 13

" С улыбкой роковою русский витязь отвечал...". 14

"Люблю отчизну я..." 15

"Печально и гляжу на наше поколенье! 16

"Мне нужно действовать..." 18

"Таких две жизни за одну, но только полную тревог, я променял бы ...". 20

"Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?". 22

Заключение 24

Библиография 25



Введение

М. Ю. Лермонтов - очень сложное явление в истории литературной жизни России. Поэт, проживший всего 26 лет и оставивший относительно небольшое литературное наследство, до сих пор остается неразгаданной и до конца не понятой личностью. В литературной критике творчества Лермонтова, начиная с прижизненных публикаций и кончая сегодняшним днем, можно наблюдать острую борьбу мнений, подчас полностью противоположных, искусственные выпрямления, идейные затемнения и неизбежное проявление исторической ограниченности - черты, в которых отразился ход развития русской истории и русской культуры со всеми его противоречиями.

Он происходил из семьи служилой (родоначальник её - шотландский наемник), суровой и консервативной и, следственно, был патриотом и верующим. "Хотя он и не отличался особенно усердным выполнением религиозных обрядов, но не был ни атеистом, ни богохульником", - вспоминали о поэте и добавляли, что бабушка Е. А. Арсеньева подарила ему целый иконостас, в дорогих окладах, с каменьями и жемчугами.

Когда по окончании юнкерской школы Лермонтов вышел корнетом в лейб-гвардейский гусарский полк и впервые надел офицерский мундир, бабка поэта заказала художнику Будкину его парадный портрет.

С полотна пристально смотрит на нас спокойный, благооб­разный гвардеец с правильными чертами лица: удлиненный овал, высокий лоб, строгие карие глаза, прямой, правильной формы нос, щегольские усики над пухлым ртом. В руке - шляпа с плюмажем. "Можем... засвидетельствовать, - писал об этом портрете родственник поэта М. Лонгинов, - что он (хотя не­сколько польщенный, как обыкновенно бывает) очень похож и один может дать истинное понятие о лице Лермонтова". Но как согласовать это изображение с другими портретами?

Лермонтовские портреты принадлежат художникам, способным, передать характерные черты, а тем более сходство. Но, несмотря на все их старания, они не сумели схватить жизни ли­ца, оказались бессильны в передаче духовного облика Лермонто­ва, ибо в этих изображениях нет главного - нет поэта! Кроме портрета Будкина, наиболее убедительны из бесспорных портретов Лермонто­ва: беглый рисунок Д. Палена - Лермонтов в профиль и акварельный автопортрет - Лермонтов на фоне Кавказских гор в бурке, с кинжалом на поясе, с огромными печаль­но-взволнованными глазами. Два этих портрета представляются нам похожими более дру­гих потому, что они внутренне чем-то сходны между собой и при этом гармонируют с поэзией Лермонтова.

Дело, видимо, не в портретистах, а в неуловимых чертах поэта. Они ускользали не только от кисти художников, но и от описаний мемуаристов. И если мы обратимся к воспоминаниям о Лермонтове, то сразу же обнаружим, что люди, знавшие его лично, в представлении о нём совершенно расходятся между собой.

М. Ю. Лермонтов глазами современников

Не только внешность, но и характер Лермонтова современники изображают между собой так несхоже, что временами кажется, словно речь идет о двух разных людях. Одним он кажется холод­ным, желчным, раздражительным. Других поражает живостью и веселостью. Одному вся фигура поэта внушает безотчетное нерасположение. Другого он привлекает "симпатичными чертами лица". "Язвительная улыбка", "злой и угрюмый вид", - читаем в записках светской красавицы. "Скучен и угрюм", - вторит другая. "Высокомерен", "едок", "заносчив", - это из отзывов лиц, принадлежавших к великосветскому обществу. А человек из другого круга - кавказский офицер А. Есаков, бывший еще безусым в пору, когда познакомился с Лермонтовым, - вспоми­нает: "Он школьничал со мной до пределов возможного, а когда замечал, что теряю терпение (что, впрочем, недолго заставляло себя ждать), он, бывало, ласковым словом, добрым взглядом или поцелуем тотчас уймет мой пыл".

Совсем другой Лермонтов в изображении поэта-перевод­чика: "В его характере преобла­дало задумчивое, часто грустное настроение".

Новые грани характера открываются в воспоминаниях князя А. Лобанова-Ростовско-го, с которым Лермонтов встречался в Петербурге, в компании своих сверстников: "С глазу на глаз и вне круга товарищей он был любезен, речь его была интересна, всегда оригинальна и немного язвительна. Но в своем обществе это был настоящий дьявол, воплощение шума, буйства, разгула, насмешки".

Эта самобытная сильная личность была движима неповторимым переплетением безошибочно подобранных противоположностей, центром которого было одинаково беспощадное отношение к другим людям и к самому себе. Поэтому мы никак не можем ее поймать, остановить и понять до конца. Поэт всегда закрыт, прячется, неуловим, смеется над попытками его разгадать. "Характер Лермонтова был - характер джентльмена, сознающего свое умственное превосходство; он был эгоистичен, сух, гибок и блестящ, как полоса полированной стали, подчас весел, непринужден и остроумен, подчас антипатичен, холоден и едок", - говорил современник. Но надо прислушаться и к Н. Гоголю: "... никто еще не играл так легкомысленно со своим талантом и так не старался показать к нему какое-то даже хвастливое презренье, как Лермонтов".

Характер этот породил стремительную, напряженную, страстно-риторическую поэзию Лермонтова, стал её беспокойным лирическим героем, и этот очищенный от житейского сора художественный образ беспощадного блестящего резонера и вдохновенного мечтателя мы чаще всего имеем в виду, говоря об авторе. Реальный Лермонтов был другим, и, как пишет современник: "у него не было чрезмерного авторского самолюбия". На литератора он совсем не походил: характер тяжелый, беспокойный, "несходчивый", злой быстрый ум и резкий язык. Товарищи его не любили, ибо всех он видел насквозь, всем в лицо говорил реальную правду. Но "Лермонтов, при всей своей раздражительности и резкости, был истинно предан малому числу своих друзей, а в обращении с ними был полон женской деликатности и юношеской горячности", - это мнение Руфина Дорохова, хорошо знавшего поэта: "Лермонтов душу имел добрую, в живых черных глазах его было нечто чарующее".

Очевидно, Лермонтова можно представить себе только в динамике - в резких сменах душевных состояний, в быстром движении мысли, в постоянной игре лица. Кроме того, он, ко­нечно, и держался по-разному - в петербургских салонах, где подчеркивал свою внутреннюю свободу, независимость, презре­ние к светской толпе, и в компании дружеской, среди людей простых и достойных. Такую смену настроений отмечали Гоголь и Жуковский, Герцен и Соллогуб. В. Г. Белинский, поначалу принадлежавший к лагерю непримиримых критиков поэта, впоследствии переменил свое мнение о Лермонтове и отмечал, что полная сомнений, противоречивая личность поэта не могла не отразиться в его творчестве. Собственно с работ Белинского и началось изучение творчества Лермонтова в литературоведческом плане.

Основные этапы изучения лермонтовского наследия.

Детализированное изучение Лермонтова в духе старой академической науки началось главным образом в последние десятилетия ХIХ века и было продолжено в нашем столетии. Сторонники этого воззрения видели в Лермонтове крайнего индивидуалиста, выразителя "чисто отрицательного взгляда", скептического романтика, сомневающегося во всех человеческих ценностях и опирающегося на чужие - отечественные и западноевропейские - образцы, в которых такое миропонимание представлялось художественно закрепленным. Работы о жизни и творчестве Лермонтова представителей этой науки знаменуют первый этап в исследовании поэта. Среди различных тем и разработок рассматривался и вопрос о религиозности поэта и его байронизме, демонизме. Затрагивалась также проблема религиозного воспитания Лермонтова в доме его бабушки Е. А. Арсеньевой. В этот период был накоплен и частично обобщен большой материал фактов и наблюдений, без которого наше знание о Лермонтове было бы значительно беднее.

Второе и третье десятилетия ХХ века (повлияла Октябрьская революция) характеризуются исключительно острым столкновением идеологий и методологий. Этот отрезок времени можно считать следующим этапом в развитии лермонтоведения. Но приблизительно к концу 30-х годов острый антагонизм в толковании Лермонтова исчезает: точки зрения и подходы исследователей сближаются. Начинается синтетическое, многостороннее изучение поэта с учетом всех прежних достижений.

В постперестроечное время единство мнений и подходов снова нарушается. Появляются статьи и заметки в журналах, комментирующие различные аспекты мировозрения М. Ю. Лермонтова на примерах одного или группы стихотворений. Выходят в свет новые исследования В. А. Котельникова и Т. Жирмунской. Публикуются статьи, изданные на западе русскими эмигрантами много лет тому назад. Вновь возрождаются идеи конца XIX века.

Но, как бы не росло число литературоведческих публикаций, есть источники, которые содержат самый достоверный лермонтовский портрет, самую глубокую и самую верную лермонтовскую характеристику. Это - его сочинения, в которых он отразился весь: каким был в действительности, каким хотел быть и каким хотел видеть место поэта и человека в истории!

Религиозная философия или библейская символика?


Случайные файлы

Файл
90792.rtf
54916.rtf
57794.rtf
94907.rtf
69024.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.