Тема родины в лирике Есенина (ref-16044)

Посмотреть архив целиком

Содержание:


С.

  1. Особенности поэтического мировосприятия

С. Есенина. 2

    1. Своеобразие мироощущения лирического

героя. Человек и природа. 2

    1. Фольклор как основа художественной

картины мира в поэзии С. Есенина. 5

    1. Особенности метафоры в поэзии Есенина. 7

  1. Тема родины в лирике Есенина. 9

    1. Образ Руси в ранней лирике С. Есенина. 8

    2. Родина и революция в поэзии Есенина

1917 - 1919 гг. 13

    1. Отражение в поэзии С. Есенина

1920 – 1923 гг. духовного кризиса. 17

    1. Философское осмысление эпохи и места человека в ней в лирике 1924- 1925 гг. 19

  1. Заключение. 23





1. Особенности поэтического

мироощущения Сергея Есенина.


Творчество Сергея Александровича Есенина было своеобразным дерзновенным порывом духовной природы его мировосприятия. Рус­ская стихийность, бушевавшая в нем, объясняется, с одной сторо­ны, свободой натуры, проявляющейся в бунте, разгуле, хулиган­стве, с другой — воспринятой с детства народной религиозностью, сказавшейся в использовании религиозной тематики и символики, которые преломляются у поэта через фольклорные формы. Религи­озное мироощущение раскрывается у Есенина в устойчивом чув­стве покаяния, в мыслях о смерти и погибшей в грехе жизни. Так по-своему Есенин интерпретирует религиозно-философские иска­ния начала века, во многом определившие специфику и содержа­ние литературы 1910-х годов.


1.1 Своеобразие мироощущения лирического героя.


К вершинам поэзии Сергей Есенин поднялся из глубин народной жизни. «Рязанские поля, где мужики косили, где сеяли свой хлеб», были страной его детства.

Мир народно - поэтических образов окружал его с первых дней жизни:


Родился я с песнями в травном одеяле.

Зори меня вешние в радугу свивали.

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,

Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

(1912)


Лирический герой – это образ того героя в лирическом произведении, переживания, мысли и чувства которого в нём выражены (3-265).

Лирический герой поэта — современник эпохи гранди­озной ломки человеческих отношений; мир его дум, чувств, страстей сложен и противоречив, характер драматичен.

Есенин обладал неповторимым даром глубокого поэти­ческого самораскрытия, даром улавливать и передавать тон­чайшие оттенки самых нежнейших, самых интимнейших настроений, которые возникали в его душе.

В поэзии Есенина нас покоряет и захватывает в «песен­ный плен» удивительная гармония чувства и слова, мысли и образа, единство внешнего рисунка стиха с внутренней эмоциональностью, душевностью. «В стихах моих,— писал поэт в 1924 году,— читатель должен главным образом обра­щать внимание на лирическое чувствование и ту образность, которая указала пути многим и многим молодым по­этам и беллетристам. Не я выдумал этот образ, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первый развил его и положил основным камнем в своих стихах.

Он живет во мне органически так же, как мои страсти и чувства. Это моя особенность, и этому у меня можно учить­ся так же, как я могу учиться чему-нибудь другому у дру­гих» (8-120).

«Лирическим чувствованием» проникнуто все творчест­во поэта: его раздумья о судьбах родины, стихи о любимой, волнующие рассказы о четвероногих друзьях.

Подобно шишкинскому лесу или левитановской осени, нам бесконечно дороги и близки и «зеленокосая» есенин­ская березка — самый любимый образ поэта; и его старый клен «на одной ноге», стерегущий «голубую Русь», и цветы, низко склонившие в весенний вечер к поэту свои головки.

Все богатство словесной живописи у Есенина подчинено единственной цели — дать читателю почувствовать красоту и животворящую силу природы:


Сыплет черемуха снегом,

Зелень в цвету и росе.

В поле, склоняясь к побегам,

Ходят грачи в полосе.

Никнут шелковые травы,

Пахнет смолистой сосной.

Ой вы, луга и дубравы, —

Я одурманен весной.

(1910)


В стихах Есенина природа живет богатой поэтической жизнью. Она вся в вечном движении, в бесконечном развитии и изменении. Подобно человеку, она рождается, растет и умирает, поет и шепчет, грустит и радуется. В изображении природы Есенин использует богатый опыт народной по­эзии.

Он часто прибегает к приему олицетворения. Черемуха у него «спит в белой накидке», вербы плачут, тополи шепчут, «туча кружево в роще связала», «пригорюнились девуш­ки-ели», «улыбнулась солнцу сонная земля», «словно белою косынкой подвязалася сосна», «заря окликает другую», «пла­чет метель, как цыганская скрипка», «и березы в белом плачут по лесам», «клененочек маленький матке зеленое вымя сосет», «тихо в чаще можжевеля по обрыву. Осень — рыжая кобыла — чешет гриву». Природа у Есенина много­цветна, многокрасочна.

Любимые цвета поэта — синий и голубой. Эти цветовые тона усиливают ощущение необъятности просторов России («только синь сосет глаза», «солнца струганые дранки за­гораживают синь», «вечером синим, вечером лунным», «предрассветное, синее, раннее», «синий май, заревая теп­лынь», «синь, упавшая в реку»); выражают чувство любви и нежности («заметался пожар голубой», «голубая кофта, синие глаза», «парень синеглазый», «разве ты не хочешь, персиянка, увидать далекий синий край?» и т. п.).

Эпитеты, сравнения, метафоры в лирике Есенина суще­ствуют не сами по себе, ради красоты формы, а для того, чтобы полнее и глубже выразить отношение к миру. «Искус­ство для меня, — отмечал Есенин в 1924 году, — не затейли­вость узоров, а самое необходимое слово того языка, кото­рым я хочу себя выразить» (1-1-41). Реальность, конкретность, осязаемость характерны для образного строя поэта. Стрем­ление к овеществлению образа — один из важных моментов своеобразия его стиля. Есенин часто обращается к месяц. Он резвится в поле: «ягненочек кудрявый — ме­сяц гуляет в голубой траве»; радуется скорому приходу зимы: «Рыжий месяц жеребенком запрягался в наши сани»; купается в реке: «а месяц будет плыть и плыть, роняя вес­ла по озерам»; как птица, кружит в небе: «посмотри: во мгле сырой месяц, словно желтый ворон... вьется над зем­лей».

Природа у Есенина — не застывший пейзажный фон: она живет, действует, горячо реагирует на судьбы людей, события истории. Она — любимый герой поэта, она неотде­лима от человека, от его настроения, от его мыслей и чувств.


Отговорила роща золотая

Березовым, веселым языком,

И журавли, печально пролетая,

Уж не жалеют больше ни о ком.

…………………………………………

Стою один среди равнины голой,

А журавлей относит ветер в даль,

Я полон дум о юности веселой,

Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,

Не жаль души сиреневую цветь.

В саду горит костер рябины красной,

Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,

От желтизны не пропадет трава.

Как дерево роняет тихо листья,

Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,

Сгребет их все в один ненужный ком...

Скажите так... что роща золотая

Отговорила милым языком.

(1924)


Белинский однажды заметил, что сила гениального та­ланта основана на живом, неразрывном единстве человека и поэта. Именно это слияние человека и поэта в лирике Есенина заставляет учащенно биться наши сердца, страдать и радоваться, любить и ревновать, плакать и смеяться с поэтом.


1.2 Фольклор как основа художественной картины

мира в поэзии С. Есенина.


Основы поэтики Есенина – народные. Фольклор – это искусство, создаваемое народом и бытующее в широких народных массах (3-517). Поэзия Сергея Есенина и фольклор имеют очень тесную связь. Есенин сам неоднократно отмечал, что образность его поэзии восходит к народной. «Не я выдумал этот образ, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первый развил его и положил основным камнем в своих стихах», - писал поэт в предисловии к собранию сочинений 1924 года (8-120).

Дед и бабка Есенина были богомольны, придерживались старых религиозных обрядов. В их добротной избе царил «хомутный запах дёгтя» и высилась «божница старая», излучавшая лампады кроткий свет», как это описано в стихотворении Есенина «Мой путь» (1-1-392). Они также были знатоками народной песни и религиозного фольклора. Души они не чаяли в малыше, обхаживали его и приобщали к своим духовным интересам.

«…Я рос, - рассказывал Есенин, - в атмосфере народной поэзии. Бабка, которая меня очень баловала, была очень набожна, собирала нищих и калек, которые распевали духовные стихи. Ещё большее значение имел дед, который сам знал множество духовных стихов наизусть и хорошо разбирался в них». В долгие зимние вечера бабушка рассказывала внуку сказки, пела песни, духовные стихи, унося его воображение в мир старинных преданий и легенд:


Под окнами

Костёр метели белой.

Мне девять лет.

Лежанка, бабка, кот…

И бабка что-то грустное,

Степное пела,

Порой зевая

И крестя свой рот.

(1915)


Есенин не только слушал с интересом, но иногда и сам под впечатлением рассказанного начинал фантазировать, и «сочинять». «Толчки давала бабка. Она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами мне не нравились, и я их переделывал на свой лад», - писал Есенин (9-20).


Опостылеют салазки,

И садимся в два рядка

Слушать бабушкины сказки

Про Ивана-дурака.

И сидим мы, еле дышим…

(1915)


До мальчика доходили и произведения поэзии, лишённые религиозного содержания. Дед, обладавший прекрасной памятью, знал кроме духовных стихов великое множество народных песен и часто их напевал; старуха приживальщица, ухаживавшая за малышом, рассказывала ему народные сказки.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.