Смерть поэта - стихотворение Лермонтова (ref-20096)

Посмотреть архив целиком

Михаил Лермонтов
СМЕРТЬ ПОЭТА

Отмщенье, государь, отмщенье!

Паду к ногам твоим:

Будь справедлив и накажи убийцу,

Чтоб казнь его в позднейшие века

Твой правый суд потомству возвестила,

Чтоб видел злодеи в ней пример.

Зачем от мирных нег и дружбы простодушной

Вступил он в этот свет завистливый и душный

Для сердца вольного и пламенных страстей?

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,

Зачем поверил он словам и ласкам ложным,

Он, с юных лет постигнувший людей?..


Язвили славное чело;

Отравлены его последние мгновенья

Коварным шепотом насмешливых невежд,

И умер он - с напрасной жаждой мщенья,

С досадой тайною обманутых надежд.

И прежний сняв венок - они венец терновый,

Увитый лаврами, надели на него:

Но иглы тайные сурово

Замолкли звуки чудных песен,

Не раздаваться им опять:

Приют певца угрюм и тесен,

И на устах его печать.

_____________________


А вы, надменные потомки

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда - всё молчи!..

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет;

Он не доступен звону злата,

И мысли, и дела он знает наперед.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

1831


Погиб поэт!- невольник чести -

Пал, оклеветанный молвой,

С свинцом в груди и жаждой мести,

Поникнув гордой головой!..

Не вынесла душа поэта

Позора мелочных обид,

Восстал он против мнений света

Один, как прежде... и убит!

Убит!.. К чему теперь рыданья,

Пустых похвал ненужный хор

И жалкий лепет оправданья?

Судьбы свершился приговор!

Не вы ль сперва так злобно гнали

Его свободный, смелый дар

И для потехи раздували

Чуть затаившийся пожар?

Что ж? веселитесь... Он мучений

Последних вынести не мог:

Угас, как светоч, дивный гений,

Увял торжественный венок.


Его убийца хладнокровно

Навел удар... спасенья нет:

Пустое сердце бьется ровно,

В руке не дрогнул пистолет.

И что за диво?... издалека,

Подобный сотням беглецов,

На ловлю счастья и чинов

Заброшен к нам по воле рока;

Смеясь, он дерзко презирал

Земли чужой язык и нравы;

Не мог щадить он нашей славы;

Не мог понять в сей миг кровавый,

На что он руку поднимал!..


И он убит - и взят могилой,

Как тот певец, неведомый, но милый,

Добыча ревности глухой,

Воспетый им с такою чудной силой,

Сраженный, как и он, безжалостной рукой.


Лермонтов - первый, ибо он, конечно же, выше и лучше ограниченной внешними красивыми формами, светскими правилами и казарменными условностями гвардейско-офицерской среды, в которой ему пришлось жить и умереть. Напомним, что и здесь положение Лермонтова было достаточно шатко и двусмысленно: его родство, состояние и связи делали его завидным женихом для московской небогатой дворянки Е.А.Сушковой, но немного значили в мнении новой николаевской знати и петербургского "большого света", царства лицемерия, лжи, предательств, мелочных условностей, всяческой посредственности и фарисейства. Дворянин и гвардеец А.В.Дружинин это хорошо понимал: "Лермонтов принадлежал к тому кругу петербургского общества, который составляет какой-то промежуточный слой между кругом высшим и кругом средним, и потому и не имеет прочных корней в обоих". Людей большого света раздражали независимая манера Лермонтова держаться, дерзкие насмешки и вмешательство в их важные тайные дела. Даже об умных и просвещенных Карамзиных и их великосветской компании родственница поэта говорила: "Миша для них беден". Здесь поэта любили и понимали, но считали, что он слишком рано стал знаменитым. А граф и светский литератор-дилетант В.А.Соллогуб, муж известной красавицы, приписавшей себе одно из лучших стихотворений поэта, позволил себе утверждать, что Лермонтов вовремя умер. Потому и было сказано об увлекавшемся всеми этими светскими красавицами, девицами и дамами поэте: "Как его не понимали эти барыни и барышни, которые только и думали, что об амуре и женихах!" В 1837 году после гибели Пушкина Лермонтовым написано знаменитое стихотворение "Смерть Поэта", автор сразу стал всем известен, был арестован, по высочайшему повелению переведен тем же чином в армейский полк на Кавказ. Во время визита императора в Тифлис Лермонтов был прощен и возвращен в гвардию. Главной чертой лермонтовского творчества является именно борьба, Там, где есть такая внутренняя сила, такая молодость творческого духа, вера, надежда и любовь, такой деятельный гений,- там демоны отчаяния и одиночества отступают и начинает звучать слабый голос внутреннего человека, добившегося наконец своей красоты и правды. Белинский вспоминал, что Лермонтов "затевал в уме, утомленном суетою жизни, создания зрелые". Но уже то, что мы читаем сегодня, сделало автора "Демона" нашим вечным спутником и замечательным лириком, высказавшимся вполне. При первом же его явлении с красноречивой и страстной "Смертью Поэта" все поняли: вот несомненный и достойный наследник Пушкина. Именно таковы смысл и назначение поэзии и прозы великого русского поэта М.Ю.Лермонтова.
«Смерть поэта»
28 января 1837 года. По городу разнеслась страшная весть о смерти Пушкина. Неслыханное число людей захотело проститься с поэтом. Стену в его квартире на Мойке выломали для посетителей. Жуковский в письме к Бенкендорфу назвал десять тысяч, С. Н. Карамзина (дочь историка) — двадцать тысяч, прусский посол в Петербурге Либерман — пятьдесят тысяч.Когда смертельно раненный Пушкин еще дышал и по городу ходили слухи о его гибели, Лермонтов написал первые пятьдесят шесть строк стихотворения «Смерть поэта». Стихи тогда еще неведомого поэта распространялись в десятках и сотнях списков, потрясли современников, сейчас они известны почти каждому наизусть.
Обратимся к первой редакции стихотворения (56 строк), написанного 28 января. Беловой автограф этого текста сохранился в Публичной библиотеке в архиве В. Ф. Одоевского с надписью его почерком: «Стихотворение Лермонтова, которое не могло быть напечатано».

Надпись свидетельствует, что Лермонтов хотел его опубликовать в газете «Литературные прибавления к „Русскому инвалиду“»; газету редактировали А. А. Краевский и В. Ф. Одоевский. Очевидно, «Смерть поэта» передал редакторам хорошо знавший их друг Лермонтова Святослав Раевский. Напечатать стихотворение оказалось невозможно. Даже за краткий некролог, написанный В. Ф. Одоевским и опубликованный в газете 30 января 1837 года, Краевский получил строжайший выговор.Скорбный пафос некролога, некоторые обороты перекликаются со «Смертью поэта». Приведем его полностью: «Солнце русской поэзии закатилось! Пушкин скончался во цвете своих лет, в средине своего великого поприща! Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! наш поэт! Наша радость, наша народная слава! Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть.29 января 2 ч. 45 м. пополудни».

Гибель Пушкина в первой редакции стихотворения объясняется столкновением поэта со светским обществом («Восстал он против мнений света...»). Лермонтов находит уничтожающие слова; поражает меткость каждого эпитета, каждой оценки. Удивителен своей конкретностью, беспощадностью обрисовки портрет убийцы Пушкина — Дантеса. Он списан с натуры. Удалось найти документы (письмо художника Г. Г. Гагарина), где он сообщает, что Дантес участвовал в собраниях кавалергардов на квартире князя Трубецкого. Здесь часто бывал и Лермонтов.

Последние шестнадцать строк (начиная со слов «А вы, надменные потомки...») написаны 7 или 8 февраля. Ранние рукописные копии заканчивались словами: «И на устах его печать».В более поздних списках содержится и дополнение, некоторые из них начинаются с эпиграфа, обращенного к Николаю I. Очевидно, это последний, третий этап, завершающий работу над «Смертью поэта».Как же объяснить столь редкий случай — создание сравнительно небольшого стихотворения в три этапа, отраженных в трех видах списков.«Прибавление» связано с посещением Лермонтова его родственником Н. А. Столыпиным, чиновником министерства иностранных дел, завсегдатаем враждебного Пушкину салона К. В. Нессельроде, руководившего этим министерством. В «Объяснении» С. А. Раевский на суде (он был арестован за распространение «Смерти поэта») сообщал, что Н. А. Столыпин «отзывался о Пушкине невыгодно, говорил, что он себя неприлично вел среди большого света, что Дантес обязан был так поступить» (Воспоминания. С. 484). Свидетельство С. А. Раевского полностью совпадает с рассказом об этом эпизоде в воспоминаниях друга и родственника Лермонтова А. П. Шан-Гирея (Воспоминания. С. 222—224).

Ираклий Андроников резонно заметил, что споры о Пушкине и Дантесе ожесточенно велись не только в тот день (7 февраля), но и в конце января, когда был написан первоначальный вариант.Поэтому гневный финал «Смерти поэта» нельзя связывать лишь с посещением Н. А. Столыпина. Очевидно, это лишь один из импульсов. Что же произошло между 28 января и 7 или 8 февраля, когда был написан эпилог? Лермонтов получил новую информацию, обнаружил нарастающий размах и ожесточенность споров вокруг Пушкина. Позиция высшей знати стала выглядеть еще более кощунственной. Выяснилась и подлая роль правительства и государя, отстранивших народ от церковного отпевания Пушкина. «Народ обманули: сказали, что Пушкина будут отпевать в Исаакиевском соборе... а между тем тело было из квартиры вынесено почти тайком и поставлено в Конюшенной церкви. В университете получили строгое предписание, чтобы профессора не отлучались от своих кафедр и студенты присутствовали бы на лекциях» (из дневника профессора и цензора А. В. Никитенко; запись 1 февр.). По приказу императора так же тайно тело поэта было увезено из Петербурга и захоронено в Святогорском монастыре вблизи родового имения Пушкина.Очевидно, Лермонтов, находившийся в связи с простудным заболеванием в Петербурге, узнав 29 января о смерти Пушкина, имел возможность приехать на Мойку, чтобы проститься с Пушкиным (как могло быть иначе!). Близкие друзья Лермонтова, например К. А. Булгаков, присутствовали и на отпевании поэта.Друзья Пушкина П. А. Вяземский, А. И. Тургенев и др. прошли две стадии в отношении к дуэли. Сначала, горько оплакивая друга, они, как это ни странно, в известной мере оправдывали Дантеса, прикинувшегося страстно влюбленным в жену Пушкина. Они видели в дуэли столкновение поэта со светским обществом и все же говорили о горячем характере Пушкина, о его африканском нраве! Семейная тайна Пушкина, факты, рисующие образ действий Дантеса и Геккерена в самом низком и отвратительном виде, оставались даже им неизвестными (в частности, устройство свидания Дантеса и Н. Н. Пушкиной на квартире Идалии Полетики). Пушкин оберегал репутацию жены, не желал какого бы то ни было вмешательства в свою личную жизнь. Грязный и беспардонный характер этих врагов Пушкина четко зафиксирован в классической книге П. Е. Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина», в хронике С. А. Абрамович «Пушкин. Последний год» (М., 1991).


Случайные файлы

Файл
105187.doc
88132.doc
67.rtf
180803.rtf
150559.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.