Москва в русской литературе (myref)

Посмотреть архив целиком

25




Муниципальное образовательное учреждение

общеобразовательная средняя школа № 6



Реферат


по литературе на тему: « Москва в русской

литературе »




ученика 11 класса « В »

Лешковича Александра




Научный руководитель

Позднякова Наталья Михайловна










г. Балтийск

2002 г.



Оглавление




  1. Введение………………………………………………стр.3


  1. Москва М. Ю. Лермонтова……………………………стр. 4


  1. Москва в романе А. С. Пушкина « Евгений Онегин »

………………………………………………………………стр. 7

  1. « Москва и москвичи » М. Н. Загоскина…………стр. 11


  1. Москва в произведениях Л. Н. Толстого……………стр. 13


  1. Цветаевская Москва……………………………………стр. 16


  1. Заключение…………………………………………………стр. 20




Введение


В последние десятилетия сместились в обществе

нравственные ориентиры. Критикуют многое в истории Отечества, и только Москва со своими многовековыми традициями, богатейшей историей, высочайшей и древнейшей культурой не подлежит никакой переоценке и

остается верхом совершенства. Москва пережила многие эпохальные события и все они нашли свое отражение в различных произведениях о Москве.

Всякий город имеет свою священную историю, свою идею, предначертание, цель. Всё это в совокупности влияет на его развитие, на сознание горожан, то есть формирует МИФОЛОГИЮ города. Такая мифология имеется и у нашей Москвы.

Многие писатели и поэты старались разгадать тайну - почему после переноса столицы из Москвы в Санкт- Петербург она всё равно осталась душой России, её священным центром, её некоронованной столицей. Является ли Москва только лишь столицей, или же в ней

хранится нечто большее, что не под силу понять только умом, но душой и сердцем.

« Москва великий город, первого рангу во всей Европе »,- утверждал М. В. Ломоносов. О своеобразии Москвы сказано и написано очень много, много подмечено чёрточек, отличающих её от других городов России.

Новая русская литература начинает свою историю с рубежа XVII и XVIII веков. Именно тогда древнерусская словесность приобрела черты литературы современного типа: литературный труд становится авторским, появляются первые опыты книжной поэзии.

В конце 70 – х годов XVII века монах, просветитель и педагог Симеон Полоцкий ( 1629 – 1680 ) составил сборник своих стихотворений « Рифмологион » ; туда вошли стихи,



притчи, рассуждения, оды. И там же мы находим первые поэтические строки, посвященные Москве:

« Удобней да есть солнце состреляти,

нежели град сей богом храним взяти

Богопротивным…»


В этом стихотворении Симеон Полоцкий пишет о ней как о столице и символе самого обширного и сильного Русского государства.

Именно поэтому темой для своего реферата я выбрал тему Москвы в русской литературе.

Москва М. Ю. Лермонтова


Тема Москвы развивается Лермонтовым в романе "Княгиня Лиговская" и ряде юношеских стихотворений. Поэтические картины Москвы времен Ивана Грозного воспроизведены в поэме "Песня...про купца Калашникова". Тема Москвы

раскрывается в стихотворении Лермонтова "Бородино". В поэме "Сашка" поэт писал:

"Москва, Москва!.. люблю тебя как сын,

Как русский сильно, пламенно и нежно! "1.

Обратимся к « Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова ». Действие этого лирико-эпического произведения происходит в Москве. Каким читатель представляет себе город? Поищем ответ в первых строках «Песни…»: Москва в этом фрагменте текста- престольный град, царское место, центр Руси, а сам царь сидит на троне как на небесах и « словно ястреб»2 смотрит на то, что творится у него под ногами. Власть его


безгранична, он волен и казнить, и миловать по своему усмотрению. В этой части произведения Москва представляется нам в царском обличии.

Вторая часть произведения начинается с описания Москвы купеческой, и по отдельным приметам мы можем

представить её облик. Вот лавка купца Калашникова: все на своём месте, все на учёте. Всё в его жизни по закону: «…высокий дом…детки любезные...»3. К нему все прислушиваются, он – глава семьи. В беде он советуется со своими братьями и получает от них поддержку в решении отстоять свою честь и достоинство в кулачном бою.

Третья часть песни, повествующая о поединке купца Калашникова с Кирибеевичем, начинается с проникнутого лиризмом описания стольного града. Вертикаль и горизонталь художественного пространства обозначены такими предметными деталями как купола церквей, стена кремлевская белокаменная, тесовые кровельки, тучки, заря, небо, и повторением предлога над , выражающего оппозицию низ – верх. Взгляд на Москву дается сверху: она

охвачена вся разом, видна вся: только с высоты птичьего полета ( или художественного воображения автора ) можно увидеть одновременно всю Москву : И золотые купола церквей, и кровельки, и дальние леса, и синие горы, и снега…

Москва – место разыгравшейся трагедии семьи Калашниковых, и тем страстней воспринимается утренний пейзаж. Красавица – заря, олицетворение новой жизни,

добра и света, благословляет Москву на новый день, сливаясь с городом, отражаясь в его куполах и снегах рассыпчатых. Автор говорит о Москве не иначе как

« …великая, златоглавая…»4 А какие чувства вызывают у читателя последние две строки фрагмента ?

Уж зачем ты, заря алая

просыпалася?

На какой ты радости

разыгралася?5


Эти строки наполнены горечью и состраданием… Так проявляется авторская позиция в произведении

Лермонтова, его сочувствие купцу Калашникову. Москва перестает быть просто пейзажем, фоном происходящих событий. Она становится действующим лицом

«Песни…».

Еще одна Москва предстает перед нами в монологе Алены Дмитриевны: это Москва – разбойничья, с опустелыми улицами, с неожиданными недобрыми встречами и нападениями на честных людей. Перечитаем рассказ Алены Дмитриевны о ночной встрече: он искренен, эмоционален. Ее испуг выражается такими словами как

одиношенька, ноженьки подкосилися, фатой закрылася, испугалася, бежать стремглав бросилась. Отметим также то, что Кирибеевич подстерег Алену Дмитриевну ночью, на темной улице, когда она по обыкновению шла домой. Что же так остро переживает Алена Дмитриевна?

Опозорил он, осрамил меня,

Меня ч е с т н у ю , н е п о р о ч н у ю …6

Цветовая гамма произведения выражает авторское отношение к героям: честный суд, кулацкий бой, происходит на людях, у всех на виду, утром, при Божьем свете. Белокаменные стены Московского Кремля, белые

одежды ее храмов, золотые купола, отражающие солнце, свет, православный медный крест у Калашникова на груди


и святые иконы – свидетели семейного союза и праведности, символы веры – это Москва святая, наблюдающая за противостоянием опричника и купца.

Теперь подведем итог нашим наблюдениям за тем, как поэт создает художественный образ Москвы. Мы увидели разные ее лики : это и « царская » , богатая , властная Москва , и Москва разбойничья, темная, и Москва

святая , православная , хранительница веры , чести , долга. И в то же время это один город, знакомый каждому по –

своему. Можно сказать, что Москва имеет свой характер: то противится происходящему, то откликается светом куполов на правильное решение.

М.Ю. Лермонтов создал в своем произведении собирательный художественный образ средневековой Москвы. Она не только фон, место происходящих событий, но и герой лиро-эпического произведения.

Отдельными символами Москвы являются Кремль и Москва – река. Примечательно, что бой Калашникова и Кирибеевича происходит на фоне этих символов:

…Как сходилися, собиралися

Удалые бойцы московские

На Москву – реку, на кулачный бой…7

Поклонился прежде царю грозному,

После белому Кремлю, да святым церквам…8


Живым участником событий Москва является в стихотворении « Бородино ». С какой гордостью говорит автор о Москве:

Ребята! Не Москва ль за нами?9

Боевой призыв полковника умереть за Россию не просто красивые слова, сказанные для истории, а порыв


искренней любви к самому дорогому, что есть у человека на земле – к своей Родине, к Москве.

Москву воспевали многие поэты XIX века…

Москва в романе А. С. Пушкина « Евгений Онегин »


Отдельное место Москва занимала в жизни А. С. Пушкина. "Москва... как много в этом слове для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось » -восторженно писал о

Москве Пушкин. Именно в Москве он создал ряд своих произведений - стихотворение "Стансы",

"Кавказ" и многие другие. Москва, ее быт, различные моменты ее истории отразились во многих произведениях Пушкина. Стихотворение "Воспоминания в Царском Селе":

Края Москвы, края родные,

Где на зоре цветущих лет

Часы беспечности я тратил золотые,

Не зная горести и бед...

Где ты, краса Москвы стоглавой,

Родимой прелесть стороны?

Где прежде взору град являлся величавый,

Развалины теперь одни...

...Все пламень истребил.10


стихотворение "Всеволжскому" и другие, трагедия "Борис Годунов", повести "Гробовщик", "Рославлев" очерк "Путешествие из Москвы в Петербург". Наиболее широко

облик современной поэту Москвы воспроизведен в 7 главе "Евгения Онегина": здесь есть и картины московских улиц:

...Вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах"11

и исполненные лиризма строки:

Как часто в горестной разлуке,

В моей блуждающей судьбе,

Москва, я думал о тебе!

Москва...как много в этом звуке

Для сердца русского слилось!

Как много в нем отозвалось!12.


и признание в любви:

Москва! как я любил тебя,

Святая родина моя!13


и ироничные зарисовки московского общества:


Разнообразной и живой

Москва пленяет пестротой,

Старинной роскошью, пирами,

Невестами, колоколами,


Забавной, легкой суетой,

Невинной прозой и стихами.

Ты там на шумных вечерах

Увидишь важное Безделье,

Жеманство в тонких кружевах

И Глупость в золотых очках,

И тяжкой Знатности веселье,

И Скуку с картами в руках.14


И это лишь малая толика того, как Пушкин обожал Москву, как он любил её, как боготворил. Пушкин

отзывался о Москве не иначе как Москва – матушка, показывая этим свою принадлежность к москвичам и своё упоение ею.

Пушкин – самое драгоценное, что есть в России, самое родное и близкое для каждого из нас. Именно поэтому нельзя, говоря о нем, не говорить о России, а следовательно, не говорить о Москве. Для нас, людей, живущих в этом городе на пороге нового тысячелетия, возможно, это становится постепенно не таким уж значимым фактом. Но забыть великого поэта, на произведениях которого мы выросли, свет которых пронесли через всю жизнь, мы не сможем никогда. Москва – это его город, здесь он не только провел часть своей жизни - здесь московский дух нашел свое отражение в великолепных произведениях великого поэта.

За множество своих посещений Москвы настроение Пушкина менялось десятки раз. Преследования полиции, злые сплетни, недовольство общества – все это заставляло поэта не раз покидать любимый город в полном угнетении и разочаровании. Но проходило время, и он вновь возвращался сюда, возвращался полный надежды и любви, потому что никакие беды не могли сломить его глубоких


чувств к Москве. Его стихи, связанные с Москвой - это одна большая поэма, в которой есть все: радость и грусть, восхищение и разочарование, любовь и ненависть, доброта и талант, смелость и простота, верность в дружбе и любви, уважение к труду и людям труда…Здесь навсегда останется дух его гения, дух его творчества. Дома, которые он посещал, улицы и бульвары, по которым бродил – все это осталось нам вместе с его произведениями в наследство от великого поэта. Все это мы должны сберечь любыми силами, чтобы потом не жалеть о потерянном.


« Москва и москвичи » М. Н. Загоскина


А вот как отзывается о Москве М. Н. Загоскин(1789 – 1852), изучавший Москву в течение 30 лет: «… она не город, не столица, а целый мир- разумеется русский мир…Как тысячи солнечных лучей соединяются в одну точку, проходя через увеличительное стекло, так точно в Москве сливаются в один национальный облик все отдельные черты

нашей русской отдельной физиономии…» - писал он в своём произведении « Москва и москвичи »15.

Больше того, автор считает что все русские – по сути не что иное как москвичи: «…как от Рима получила своё название вся Римская империя, - так и в старину

иностранцы называли Россию по имени её главного города МОСКОВИЕЮ, а русских звали МОСКОВИТЯНАМИ…»16.

Именно поэтому Наполеон стремился прежде всего захватить Москву. Он понимал, что с уничтожением души погибнет и тело ( Россия ). Вид разоренного города

вселяет в сердце писателя ( и читателя ) чувство горечи, её развалины – это могила близкого человека, матери: « …А Москва? О! Москва показалась мне свежей, ещё не



засыпанной могилою!…». Москве, прежде всего свойственно возрождаться всякий раз в новой, ещё большей красоте.

«Благодаря Бога Москва стала краше прежнего, а слава и честь осталась при ней.»

Как Москва есть центр России, так и у самой Москвы есть свой священный центр – Кремль. «Если Москва может называться сердцем России, то и Кремль заслуживает этого названия относительной самой Москвы». Вид ночного Кремля вызывает у рассказчика восторг: «Как прекрасен, как великолепен наш Кремль в тихую летнюю ночь, когда вечерняя заря тухнет на Западе и ночная красавица, полная луна, выплывая из облаков, обливает своим кротким

светом небеса и всю землю!…Здесь вы окружены древнею Русскою святынею, вы беседуете с нею о небесной вашей

Родине. Как прилипший прах душа Ваша стрясает с себя все земные помыслы. Мысль о бесконечном даёт ей крылья, и она возноситься туда, где не станут уже делить людей на поколения и народы, где не будет уже ни веков, ни времени, ни плача, ни страданий…»17. Москва предстаёт на страницах книги Загоскина подлинно как священный город. Эта святость происходит не только от того, что в ней есть Кремль, но ещё и потому, что в самой Москве много храмов, монастырей, церквей, соборов. Одна из героинь книги с умилением говорит: «А коли придёт Богу помолиться, так наша матушка Москва и на это хороша. Святой город, батюшка!»18. Не говорят ли они нам о

благочестивом обычае наших предков, которые не оставили нам ни развалин феодальных замков, ни древних дворцов, ни других общественных зданий, но зато всегда в память великих событий воздвигали храмы Божии, строили

монастыри… Здесь, вероятно, и скрывается ответ на вопрос: почему Москва – один из самых неприметных городков, стала почти неожиданно для всех столицей


огромного государства. Митрополит Иоанн объяснял это чудо: «Именно превращение Москвы в центр русского

православия определило его судьбу, до того ничем не отличавшуюся от судьбы других русских городов»19. Эту же мысль разделял 150 лет назад и Загоскин. Кроме этого Загоскин рассматривает вопрос о соперничестве между Москвой и Петербургом.

В аллегорической загадке «Брат и сестра» Загоскин олицетворяет Москву в образе старшей сестры, а Петербург младшего брата. Загадка вся строится на сравнении двух

характеров: «… он малый молодой, она пожилая барыня, у него нет ни одной морщины на лице, а у неё , бедняжки,

как она ни белится, ни румянится, как ни красит волосы, а всё седые локоны из-под модной шляпки выглядывают».

Загоскин, конечно, пристрастен своих оценках, когда сравнивает их: « Сестра большая хлебосолка; конечно, она не всегда хорошо накормит, вино у неё подчас бывает с грехом пополам; но зато брат даст обед, да тотчас и ворота на запор: как ни звони в колокольчик, а всё дома нет да нет; а к сестре каждый день милости проси! У неё двери без

колокольчика и ворота всегда настежь. Сестра, конечно, имеет свои недостатки, но зато такая радушная, гостеприимная и добросердечная женщина, что, несмотря на все её странности и причуды, её нельзя не полюбить. Я

знаю это по себе: стоит только раз с ней познакомиться, а там уж ни за что не захочешь расстаться»20.

Москва в произведениях Л. Толстого


В это же время Москву посетил другой литератор, которому в то время ещё никто не пророчил великое будущее. Тем более, что ему тогда было всего 6 лет. Это был



маленький Лёвушка Толстой, жизнь и творчество которого впоследствии будут неразрывно связаны с Москвой.

В детские годы Л. Толстой жил на Плющихе ( д. 11 ). Вместе и сестра Маша. Часто к ним в гости приходили Саша и Алеша Мусины –Пушкины и другие дети, принадлежавшие к кругу родовитого московского дворянства. В сопровождении гувернера дети гуляли на Пречистенском ( Гоголевском ) или Никитском ( Суворовском ) бульварах, затем по арбатским переулкам.

События жизни Л. Толстого в этот период нашли свое

отображение в повести « Детство ». Вскоре умер его отец – Николай Ильич, мать – Мария Николаевна скончалась,когда Левушке ещё не было и 2 лет. Сестра отца, А. И. Остен –

Сакен, обнаружив денежные дела Толстых в плачевном состоянии, сняла для них более дешевую квартиру в Каковинском переулке. Здесь Толстые прожили около 3 лет. Многие события, описанные в повести « Отрочество », происходили в этом доме.

В конце 50 – х и начале 60 – х годов писатель бывал в Москве нечасто, а если и останавливался то ненадолго . Но и кратковременные поездки в Москву давали ему обширный материал для наблюдений и творчества. « В 1856 году я начал писать повесть с известным направлением, героем которой должен быть декабрист, возвращающийся с семейством в Россию…» - отмечал Л. Толстой. Именно в Москве у него возник замысел рассказать о возвращении декабриста Лабазова из ссылки в центр России.

Но уже в 60 – у годы Толстой отойдет от этого замысла к роману « Война и мир ». С какой гордостью и теплотой

представляет автор читателю и мирную Москву, и Москву в трагические дни наполеоновского нашествия. Вот только

некоторые моменты из жизни Москвы в романе « Война и мир »: « У Ростовых были именинницы Натальи – мать и меньшая дочь. С утра , не переставая , подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому ,


всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской …»21 ( ул.Воровского 25 ).

« Третьего марта …ожидали к обеду дорогого гостя и героя австрийского похода , князя Багратиона»22.

Л. Толстой упоминает и дом Иогеля на Тверском бульваре, « у которого были самые веселые балы », и

Слободской дворец – один из дворцов в Лефортове, Арбат, где Пьер Безухов собрался убить Наполеона, и Сухареву башню, у которой встречаются Наташа и Пьер,

« Девичье поле», по которому ведут пленных и среди них Пьера…

В числе самых « московских» произведений – « Анна Каренина ». В одном из вариантов начала романа ( а всего 10 ) действие начинается в Москве, в Зоологическом саду.

Зоологический сад ( Большая Грузинская ул. ) привлекал не только выставками , но и катком с ледяными

горами: « Зоологический сад был полон народу . Около катка играла музыка. С гор катались в салазках, в креслах и на коньках , теснясь на лестницах и у входов…».23

В романе Толстой часто также упоминает гостиницы , где он или останавливался , приезжая из Ясной Поляны, или бывал в ресторанах.

« В это время Степан Аркадьич, со шляпой на боку, блестя лицом и глазами…


Ну что ж, едем ?- спросил он.


Едем, едем, - отвечал счастливый Левин…


В « Англию » или «Эрмитаж »?


Мне все равно.


Ну, в « Англию », - сказал Степан Аркадьич ».24 Московская гостиница « Англия » помещалась на Петровке, и пользовалась дурной репутацией.

Упоминает Л. Толстой и « Шато де флер »- увеселительное заведение, где выступали танцовщицы , куплетисты, гимнасты. В Москве « Шато де флер » содержал

антрепренер Беккер в Петровском парке. Писатель указывает названия улиц и мест Москвы, где жили или

бывали его персонажи: Троицкое подворье в Кремле , Охотный ряд, Тверской бульвар, Воздвиженка, Никитская,

Кисловка, Хлебный и Газетный переулки, магазин ювелирных товаров Фульде на Тверской и другие. В романе « Анна Каренина » отражены пейзажи, быт и нравы москвичей, образ Москвы.

Цветаевская Москва


И этот образ продолжается во времени , в произведениях М. Цветаевой ( 1892 – 1941 ).Москва для Марины Цветаевой была поистине живым существом, с которым поэт соединял себя, свое сознание, свет и сумрак своей жизни. Город, подобно человеку, был изменчив, являя себя по-разному в различных обстоятельствах. Свою Москву, живую, дышащую, чувствующую, — она сотворила сама. Свои отношения с нею. Свой роман с нею (а все отношения Цветаевой — с человеком ли, с книгой ли, с городом ли — это всегда роман). И Цветаева оставила нам не просто свою

Москву, а саму себя в Москве, неотторжимую от нее, олицетворив себя — в городе, а город — в себе. Сначала

была Москва, родившаяся под пером юного, затем молодого поэта: подруга, спутница ребенка, с его маленькими и такими важными радостями и реже — печалями. Во главе



всего и вся царил, конечно, отчий «волшебный» дом в Трехпрудном переулке:


Высыхали в небе изумрудном
Капли звезд и пели петухи.

Это было в доме старом, доме чудном...

Чудный дом, наш дивный дом в Трехпрудном,
Превратившийся теперь в стихи.
25


Затем была Москва — окаменевшая и безучастная, ей не до чувств лирической героини с ее страстями, бушующими,

словно волны, и неизменно разбивающимися о берег. Этот излюбленный цветаевский образ дан всего в двух строчках:


О, вспененный высокий вал морской
Вдоль каменной советской Поварской!



Впрочем, разная она была, Москва, — многоликая, изменчивая. О такой Москве Цветаева писала в дневниках и письмах тех лет. Но ее душу и взор, невзирая ни на что, неизменно радовали некоторые любимые уголки, и в первую очередь знаменитый дом Ростовых на Поварской. Этот бывший дом графа Соллогуба, где Цветаевой суждено было несколько месяцев «служить», с розовыми колоннами, розовой залой и фигурами рыцарей при входе, возвращал ее в любимую старую Москву. На улице же была явь

Москвы реальной, которую сопровождали различные бытовые обстоятельства, незначительные, но тягостные,

как, например, два пуда осклизлой мороженой картошки, которую предстояло на санках везти домой... А потом, после того как уже бросила «службу», в той же романтической


розовой зале Цветаева читала свою пьесу «Фортуна». Так столица как бы представала перед поэтом в контрасте быта» и «бытия». В соллогубовском особняке помещался тогда Дворец Искусств, трибуна и пристанище многих писателей и художников. Небольшая юмореска «Чудо с лошадьми» — дань благодарной памяти поэта Москве 20-х

годов, которая великолепно умела веселиться и смеяться... Именно эта Москва, во всем многоголосии выплеснувшегося на ее улицы люда, вызвала к жизни в творчестве Цветаевой энергичные народные ноты.

«Очередь — вот мой Кастальский ток, — писала она. — Мастеровые, бабки, солдаты...» Эта народная «молвь»

рассыпана в цветаевских стихах, звучит в большой поэме-сказке «Царь-Девица», заполняет записные книжки. В очерке «Герой труда» дана именно Москва поэтов — дореволюционная, камерная, с любительским, «домашним» конкурсом па лучшее стихотворение, и Москва революционная, с «Вечером поэтесс» в Большом зале Политехнического, заполненном многолюдной и разномастной толпой. Политехнический музей, «Кафе поэтов», «Книжная лавка», а еще Вахтанговская студия в Мансуровском переулке были местами, которые Цветаева постоянно посещала; «география» ее Москвы, как видим, несколько изменилась; и опять же невозможно перечислить все точки на этой поэтической карте, где первейшую роль играл Арбат с окрестностями, а среди них — дом композитора Скрябина. Замысел последнего стихотворения цикла «Бессонница», обращенного к вдове композитора, рожден именно в скрябинском доме, когда Марина Ивановна, по воспоминаниям ее дочери, просиживала ночи напролет с разучившейся спать Татьяной Федоровной...
Летом 1921 года, узнав от И. Эренбурга, что ее муж,

после разгрома белой армии, остался жив и собирается ехать из Константинополя в Прагу, Цветаева бесповоротно решила ехать к нему. И теперь, когда в цветаевских


предотъездных стихах возникала Москва, она представала все более хмурой, окаменевшей, застывшей. Это уже не «подруга» поэта, а страдающий, покрытый снегом, исполосованный кровью погибших город. Лирическая

героиня отшатывается от Красной площади, которая погребла жертвы революции, — ведь Цветаева всегда на

стороне поверженных, кто бы они ни были: «Прав, раз упал...»


Вот они тесной стальной когортой,
К самой кремлевской стене приперты,

В ряд Спят...26


Но и такой город по-прежнему и неизменно любим, хотя и

ненавидим в то же время; и тем больше любим, что

предстоит разлука, и ненавидим за то, что в нем — «па

кровушке па свежей — пляс да яства»:


Первородство — на сиротство!
Не спокаюсь.
Велико твое дородство:
Отрекаюсь.
Тем как вдаль гляжу на ближних —
Отрекаюсь.
Тем как твой топчу булыжник —
Отрекаюсь...
27



В мае 1922 года Цветаева уехала; Москва осталась «за

шпалами», далекая, невозможная, сновиденная . Уже пять

месяцев Цветаева на чужбине; после семи недель в

Берлине, с августа 1922 года, она с семьей живет в Чехии;


уже много написано — творческая энергия не иссякает в

ней. И — внезапным приступом ностальгии — вырывается стихотворение «В сиром воздухе загробном...», которое Цветаева не включила в свою книгу стихов, и оно осталось в ее тетради:


...Точно жизнь мою угнали
По стальной версте —
В сиром мороке — две дали...
(Поклонись Москве!)
28


Эти «поклоны» Москве были постоянны — теперь уже

главным образом в прозе: «Герои труда», «Мать и музыка»,

очерки об отце и его музее, «Дом у Старого Пимена»,

«Повесть о Сонечке», «Мой Пушкин» — всего не счесть.
В июне 1939 года Марина Цветаева вернулась ив Франции, где жила с ноября 1925 года, в Москву. И здесь

началась самая драматическая, хотя и короткая, часть «романа» поэта с городом. . Драматизм с самого начала заключался в том, что в Москве для Цветаевой но оказалось моста. Столица се отвергала, не впускала. «И кто она такая, чтобы передо мной гордиться?» — с грустным юмором

обмолвилась Марина Ивановна в одном письмо. Так Цветаева встретилась со своей третьей Москвой — с

негостеприимной хозяйкой, выгонявшей из дома на улицу, из тепла и света — в темень и холод. Москва, сегодня не


принимавшая поэта, словно бы мстила за то, что Цветаева некогда покинула ее. Впрочем, по сути оно и было так... Но, поскольку Марина Ивановна, при своем внутреннем одиночестве, стремилась к общению, то знакомые, преимущественно литературные (ведь приходилось зарабатывать на жизнь переводами), у нее были. С теми из

них, кто не шарахался от нее как от жены и матери репрессированных, можно было побродить — по

Замоскворечью, Воробьевым горам, даже съездить за город. И конечно, она читала свои стихи, переписывала их и дарила. (Был и такой лик Москвы!)

По-видимому, Марина Ивановна в разговорах затрагивала свою больную тему: бездомность в родном городе, свое право на Москву. И быть может, задетая письмом либо бестактно оброненными словами одной знакомой, она записала в тетрадь ответ ей. Этот документ и ныне — обвинение человеческому равнодушию, так часто

скатывающемуся к непорядочности. Вот отрывок: «Стихи о Москве» — «Москва, какой огромный странноприимный дом»... «У меня в Москве — купола горят»... «Купола — вокруг, облака — вокруг»... «Семь холмов — как семь колоколов»... — много еще! — не помню, и помнить — не мне. Но даже — не напиши я Стихи о Москве — я имею на нее право в порядке русского поэта, в ней жившего и работавшего, книги которого в ее лучшей библиотеке…

Заключение


Москва- живой организм, она разная в разное время, её части – улицы, дома – не похожи одна на другую, многие

поэты и прозаики разных веков, разных направлений, пристрастий, общественных слоёв писали о Москве.

Москва не только город, столица. Это ещё и золотые купола церквей, тихие безлюдные улочки и огромные



шумные проспекты, небольшие ручейки и огромная Москва – река, коренные москвичи и бесчисленные туристы, ветхие

домики на окраинах и высотные здания в центре и ещё много - много всего, что невозможно выразить простыми словами, но возможно почувствовать побывав в Москве и навсегда заболеть ею…

Так, однажды приехав в Москву французская художница Э. Виже – Лебрен долго стояла на высоком берегу Москвы – реки с палитрой и кистями в руках, пытаясь изобразить открывшуюся перед ней панораму, а затем бросила краски и сказала:

- Не смею…

Наиболее наглядное представление о Москве – его зданиях, улицах, обстановке жилищ, одежде, всём так называемом быте горожан даёт рисунок или живописное

полотно. Но зато художественная проза и поэзия имеют больше возможностей для изображения внутренней духовной жизни, изменяющихся во времени нравов и быта. Большинство произведений XVIII – начала XX века , посвящённых Москве, не споря с изобразительным искусством, а часто прямо ссылаясь на него, представляет читателю внутреннюю, духовную историю московской жизни…












Список используемой литературы :


1. Бердяев Н. А. « Судьба России » М; « Худ. лит. » 1990


2. Военно-патриотический журнал « Ориентир » М., « Журнал министерства обороны России » № 9 1997


3. « Город чудный, город древний » М; « Худ. лит. » 1986


4. Загоскин М. Н. « Москва и москвичи » М; «Худ. лит. » 1988


5. Лермонтов М. Ю. « Песня про купца Калашникова » М.,

« Худ. лит. » 1984


6. Митрополит Иоанн « Самодержавие духа. Очерки русского самосознания »


7.Пушкин А. С. « Евгений Онегин » М., « Худ. лит. » 1980


8. Тралкова Н. Б. , Москва в произведении М. Ю. Лермонтова « Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова », « Литература в школе » № 8 г. 2001


9. Телегин С. Н. « Мифология восточных славян » М., « Дрофа » г. 1994


10. Толстой Л. Н. « Война и мир » М.,« Худ. лит. » 1980

11. Толстой Л. Н. « Анна Каренина » М., « Худ. лит. » 1983


12. Цветаева М. И. « Стихотворения » М., « Худ. лит. »







1 М. Ю. Лермонтов. « Стихотворения » М., « Худ. лит. », 1987, стр. 94

2 М. Ю. Лермонтов, М., « Худ. лит. » ,1984, стр.142

3 Там же, стр. 145

4 Там же, стр. 149

5 Там же, стр. 149

6 Там же, стр. 147

7 Там же, стр. 149

8 Там же, стр.150

9 М. Ю. Лермонтов, М., « Худ. лит. », 1984, стр.75

10 А. С. Пушкин ,М., « Худ. лит. » ,1980, т. 1 стр. 73

11 Там же, т.2 стр. 125

12 Там же, стр. 124

13 Там же, стр. 122

14 Там же, стр. 441

15 М. Н. Загоскин « Москва и москвичи » М; « Худ. лит.» 1988 стр. 14

16 Там же стр. 57

17 Там же стр. 127 - 128

18 Там же стр. 78

19 Митрополит Иоанн, « Самодержавие духа. Очерки русского самосознания »

20 М. Н. Загоскин, « Брат и сестра », М., « Худ. лит. », 1984, стр. 214

21 Л. Н. Толстой, « Война и мир », М., « Худ. лит.» ,1980т. 1 стр.74

22 Там же, стр. 76

23 Л. Н. Толстой, « Анна Каренина », М., « Худ. лит.», 1983, т. 3 стр. 186

24 Там же стр. 112

25 М. И. Цветаева, « Стихотворения », М., « Худ. лит.»,1979, стр. 212

26 Там же, стр. 119

27 Там же, стр. 227

28 Там же, стр. 220

25




Случайные файлы

Файл
30480-1.rtf
169855.rtf
165179.doc
65192.rtf
144989.rtf