Материал для сочинения по литературе (12 temi sovr. prozi)

Посмотреть архив целиком

Тема № 12. Темы современной прозы


  1. Тема войны в современной литературе. Повесть В. Быкова «Дожить до рассвета».

  2. Нравственные проблемы современной литературы. Рецензия на рассказ В.М. Шукшина «Срезал».

  3. Тема исторической памяти в современной литературе. Размышления над романом А.И. Солженицына «В круге первом».


Материалы данного раздела могут быть использованы для написания сочинений по указанной проблематике.


Тема войны в современной литературе. (материалы для сочинения). В жизни каждого народа есть события, которые не забываются, навсегда остаются в памяти. В истории нашего народа таким событием стала Великая Отечественная война. Она осталась фотографиями в семейных альбомах, фанерными обелисками, увенчанными пятиконечными звездами, памятниками воинам-освободителям, пламенем Вечного Огня. Осталась исковерканными судьбами инвалидов, вдов и сирот, одиноких людей. Осталась в музыке, стихах, фильмах и книгах. Уходит из жизни поколение людей, прошедших через эту страшную войну. Все меньше стариков с орденами встречаем мы на улицах городов в День Победы 9 мая. Тем, кому в годы войны было около двадцати и посчастливилось выжить, сегодня уже больше семидесяти. Поэтому литература о войне – это хранилище нашей памяти. Память сражений, память крупных военных операций остается в архивах, музеях, учебниках и исторических монографиях. Но история человеческой души, ее страдания, порывов, страхов, мужества, отчаяния и величия запечатлена в произведениях писателей-фронтовиков.

Одна из самых интересных и ярких книг о войне – это повесть Василя Быкова «Дожить до рассвета». Недавно ушедший из жизни писатель прошел молодым человеком фронты Великой Отечественной, был в партизанском отряде и о войне знал не из книг. Его прекрасные произведения «Сотников», «Альпийская баллада», «Обелиск» рисуют картины подвига и предательства, любви и ненависти, мужества и страха. Писателя интересуют не столько сами события войны, сколько люди – их участники. Кто и почему совершает подвиг? Кто и почему становится предателем? Может ли человек не испытывать страха? Что такое подвиг? На все эти вопросы отвечают книги Василя Быкова.

Герой повести «Дожить до рассвета» - молодой лейтенант Ивановский. Пробиваясь из окружения, он случайно наталкивается в лесу на немецкую базу, где, вероятно, сосредоточены огромные запасы оружия. Оказавшись у своих, Ивановский старается убедить направить в лес небольшой диверсионный отряд, чтобы базу уничтожить. Молодой лейтенант преодолевает настороженность, которая возникла по отношению к нему, как и к любому пришедшему из окружения. Подозрительность и недоверие своих для него мучительны, и поэтому, когда решение о посылке отряда принято, он почти счастлив.

И вот горстка бойцов начинает свой путь по бескрайним снежным просторам. Однако удача отвернулась от отряда Ивановского. Он переживает обстрел, ранения и гибель бойцов и, что самое страшное, когда, несмотря на мороз, голод, потери, нечеловеческую усталость, оставшиеся в живых все же находят базу, выясняется, что немцы успели перекинуть боеприпасы в другое, неизвестное место. За забором -–пусто. Значит, все потери были напрасны, значит, не оправдал доверия старого генерала, - так думает лейтенант Ивановский. И он принимает решение: оставить с собой молодого бойца и искать новое местоположение базы. Почему принимает Ивановский такое решение? Он чувствует на себе ответственность, огромную ответственность за все: за раненых и погибших, за доверие командования и в конце концов за судьбу войны. Судьбу своей страны и народа. Поэтому он и не может отступить, вернуться ни с чем. И начинается новый круг поисков. Он очень недолог. Лейтенант ивановский ранен случайной пулей. Его молодой спутник, восемнадцатилетний необстрелянный мальчишка, погиб. База не найдена. Герою можно остаться в сарае и ждать. Ждать тихой смерти от голода, холода и кровопотери. Или ждать чуда: а вдруг появится кто-нибудь, и этот кто-нибудь будет не враг, а друг... И тогда – спасение, жизнь!

Но ждать лейтенант Ивановский не может и не хочет. И он уходит в ночь, вернее, не уходит, а уползает, потому что ходить уже не может, из своего убежища. Он движется к дороге. У юноши – а ведь Ивановскому еще нет и двадцати двух – осталась одна граната. Силы его на исходе. Мороз, голод, раны вскоре сделают свое дело, и лейтенант Ивановский скоро уйдет из жизни, уйдет мучительно и бессмысленно.

Теряя сознание и приходя в себя, медленно, но настойчиво ползет он к шоссе. Есть у героя одна мечта: дожить до рассвета. Не для того, чтобы в последний раз увидеть солнце. Нет! Просто утром по дороге возобновится прерванное ночью движение, и тогда он сможет пустить в ход свою единственную сохраненную гранату. Что достанется ему? Транспорт с солдатами? Машина с боеприпасами? Штабной автомобиль с офицерами-гестаповцами? И тогда его жизнь и смерть обретут настоящий смысл, потому что, взорвав гранату и уничтожив себя, он уничтожит и врагов, и хорошо бы, чтобы их было больше!

Какой смысл в этой гибели? Одна машина не решит исход войны… Но писатель утверждает: судьба страны, судьба войны решаются здесь, на неизвестном шоссе, и зависят от того, как примет свою смерть на рассвете зимнего дня молодой лейтенант Ивановский.

Почему? Да потому, что исход войны, победа зависят не только от современности вооружения, таланта военачальников и удачи, но и от духа народа, духа армии, духа каждого конкретного бойца.

Здесь В. Быков выступает наследником традиций великого русского писателя Л.Н. Толстого, который в «Войне и мире» именно так определил причины поражений и побед – в зависимости от величия духа, единства и нравственного превосходства, которое дается лишь тем, чье дело справедливо.

…А страшная ночь лейтенанта Ивановского движется к рассвету. Но судьба не послала ему ни транспорт с оружием и солдатами, ни штабной автомобиль. Ему достались телега, доверху груженная сеном, старая лошадь да трусоватый немец-обозник с хлопающими на ветру, словно крылья, полами шинели. Почему же автор не создает для своего героя величественный финал? Да потому, что у Быкова есть свое понимание подвига: подвиг – это не «внешний» результат. Подвиг – это преодоление себя, победа над страхом, над мелким и жалким внутри. Именно такой подвиг совершает герой повести «Дожить до рассвета» лейтенант Ивановский. Он не нашел оружейную базу, не уничтожил вражеский транспорт, но он выполнил свой долг, совершил подвиг и умер героем.

Иногда телевидение показывает передачи, в которых на улицах молодым людям задают вопросы о войне. Чаще всего молодежь плохо знает историю войны. А о военном кино и книгах говорит, что это вне сферы их интересов. Это слишком далекая, непонятная и не волнующая их тема. В жизни и так много насилия и крови, чтобы читать об этом или смотреть на телеэкране. Это просто скучно. У нового поколения есть свои трагедии – Афганистан, Чечня… И это горько. Неужели лейтенант Ивановский будет забыт? Неужели пройдет еще несколько лет, и некому будет принести цветы к памятникам солдат Великой Отечественной? А ведь забвение ошибок прошлого ведет к их повторению. И хотя бы поэтому о войне нужно помнить.


Рецензия на рассказ В.М. Шукшина «Срезал» (материалы для сочинения). Василий Шукшин – талантливый русский писатель, актер, кинорежиссер. Каждый знает его знаменитые фильмы «Калина красная», «Печки-лавочки» и помнит его на экране, сдержанного, мужественного и простого одновременно.

Но ярче всего талант Шукшина проявился в его рассказах. Предметом изображения в них становится обыденная жизнь русской провинции.

Многие считают, что характер человека проявляется в каких-либо экстремальных, незаурядных ситуациях, Шукшин же умел раскрыть всю глубину человеческого характера в фактах повседневной жизни. Он практически не изображает из ряда вон выходящих событий, но в обыденной жизни умеет прорисовать необычные человеческие характеры и проблемы своего времени.

Обратимся к его рассказу «Срезал», написанному в 1970 году.

В шестидесятые-семидесятые годы очень популярной была идея о стирании грани между городом и деревней, которое произойдет неизбежно с развитием социалистического общества. Считалось, что город и деревня постепенно сравняются и в бытовом плане, и в материальном, и в плане культуры и образования. Однако в рассказе мы видим, что грань эта существует, и достаточно резкая.

Появление городских гостей в деревне производит огромное впечатление, все обсуждают и приезд на такси, и количество чемоданов, и привезенные подарки. Слухи в деревенской глубинке распространяются очень быстро.

Обратимся к первой фразе рассказа: «К старухе Агафье Журавлевой приехал сын Константин Иванович». Мать, старая женщина, называется по имени и фамилии, а ее сын – по имени и отчеству. Из этого противопоставления, такого явного и необычного, можно понять, что старуха – своя, а городской гость – человек уважаемый, но, кроме того, еще чужой и далекий.

Мужики отзываются о Константине Ивановиче уважительно, говорят, что «в математике рубил хорошо», «пятерочник был». Да и «кандидат» Константин Иванович радостно встречает гостей, хлопочет насчет стола, вспоминает детство, называет мужиков друзьями. И хотя подарки, приезд на такси и чемоданы несколько обескураживают мужиков, но доброжелательность, искренность, кажется, могли бы растопить лед, если бы среди мужиков не было бы Глеба Капустина.

С первого же появления героя на страницах рассказа автор как бы нагнетает, «накапливает» негативные, отрицательные черты в облике этого человека. Он «толстогубый», «белобрысый», «ехидный», он «посмеивается», а не смеется. И взгляд у него неприятный: «Он как-то мстительно щурил свои настырные глаза». Слово «мстительные» здесь имеет очень большое значение. К концу рассказа автор скажет, что в деревне Глеба Капустина никто не любит, потому что он жесток. А эти словом уже в самом начале Шукшин словно задает тональность, в которой и будет раскрываться образ героя – человека злого и жестокого. Глеб наслаждается минутами торжества, если ему удается унизить, выставить в негативном свете достойного и уважаемого человека. И в его злости есть мстительный оттенок. Кому же и за что мстит герой? Пожалуй, ответ на этот вопрос для Шукшина является едва ли не самым важным в рассказе.

Чтобы ответить на него, прочитаем рассказ вслед за автором и попробуем во всем разобраться.

Как осуществляет герой свою «месть»? Глеб умеет задавать вопросы, которые ставят людей в тупик. Однако вдумаемся, что это были за вопросы. Например, полковника он спросил об имени «графа-поджигателя», по чьему приказу была подожжена в 1812 году Москва. Вопрос этот в высшей степени некорректный, потому что среди ученых-историков проблема поджога Москвы однозначного решения не имеет, существуют разные версии, которые полковник (ведь он же не историк!) может и не знать.

А уж в разговоре с Константином Ивановичем Глеб вообще поражает демагогией и чудовищной необразованностью. Он рассуждает о вопросах философии, в которых сам разбирается весьма поверхностно. Чего стоит его утверждение о том, что «природу определяет философия»! Абсурдной также представляется идея объяснить невесомость – физическое явление – с точки зрения философии. А утверждение о том. что невесомость недавно открыта учеными, тоже сомнительно. О невесомости недавно заговорили в связи с космическими полетами. А физикам это явление известно давно. Глеб в сущности мало понимает то, о чем он говорит. «Проблема шаманизма народов Крайнего Севера» так же бессмысленна, как и «стратегическая философия» или попытка объяснить разумным космическим пришельцам, «по каким законам» развивался человек на земле.

Только очень необразованному человеку кажется, что на любой вопрос можно дать простой, однозначный ответ.

Кандидат Константин Иванович, пока он еще не до конца понял, кто перед ним, готов к серьезному разговору: «Давайте установим, - серьезно заговорил кандидат, - о чем мы говорим». Слово «серьезно» является здесь ключом. Ученый готов уважать собеседника, видеть в нем равного и предлагает, как и во всяком научном споре, прежде всего договориться о понятиях – ведь уважение к собеседнику, искреннее, не зависящее от внешних причин, является важнейшей чертой истинного интеллигента.

Однако Глеба серьезный разговор не интересует, ему нужно «срезать», унизить и насладиться унижением. Поэтому он сыплет бессмысленные вопросы и не интересуется ответами. Единственное его желание – втоптать человека в грязь. Как он ликует в тот момент, когда ему удается поставит кандидата «на место» на глазах земляков, с каким наслаждением он советует «быть скромнее» и «уважительнее относиться к народу». Казалось бы, Глеб ощущает себя мыслителем, носителем мудрости великого народа. Но в последнем диалоге герой «проговаривается»: «Нас, конечно, можно тут удивить: подъехать к дому на такси, вытащить из багажника пять чемоданов…» Не дает ему покоя чужое благополучие, чужое положение! В конце разговора герой произносит: «Люблю по носу щелкнуть – не задирайся выше ватер-линии! Скромнее, дорогие товарищи…». «Выше ватер–линии» в понимании Глеба – это выше его собственного уровня.

К концу рассказа становится ясным, почему взгляд у героя «мстительный», кому и за что он мстит. У Глеба Капустина болезненное самолюбие и выраженный комплекс неудачника. Как и всякий человек с обостренным самолюбием, он считает, что мог бы добиться в жизни большего, но взять ответственность за итоги своей жизни на себя не хочет, поэтому и ненавидит «полковников», «кандидатов» – за то, что сам работает всего лишь на пилораме. А то, что тот самый кандидат заработал и такси, и подарки, и свое положение в обществе только собственным трудом, Глебу просто не приходит в голову. Он ослеплен завистью.

С Глебом все понятно: жестокий, малокультурный эгоист, лишенный уважения к другим и реально не оценивающий себя. Гораздо сложнее вопрос с мужиками. Они-то почему, не любя Глеба, всякий раз ведут его к приезжим знаменитостям, сами ходят туда, как на спектакль, с нетерпением ждут, когда же он «срежет» городского гостя? И почему в конце разговора в их голосах звучит сочувствие к кандидату? Почему никто из них не любит Глеба? Как это ни горько, но в каждом из них есть какая-то неудовлетворенность собственной жизнью, пусть не в таком масштабе, как у Глеба Капустина, но все-таки есть.

Оценивать ситуацию реально никто из них не может, они считают Глеба победителем только потому, что Константин Иванович не ответил ни на один вопрос. А ведь вопросы были бессмысленны сами по себе! Но по причине своей необразованности мужики этого не понимают. Они судят лишь по поверхностным впечатлениям: кандидат молчит или нервничает, а Глеб на одно слово отвечает пятью. А то, что в этих пяти словах смысла нет, мужики, увы, не понимают. И это вдвойне обидно, поскольку еще в самом начале автор говорит об истинной талантливости народа, о том, что из этой деревни вышло много «знаменитых людей»!

В рассказе Шукшина перед нами предстает сложный народный характер, которому свойственны и мудрость, и талантливость, и доброта, но в то же время и противоположные качества – серость, ограниченность, злость, зависть. Отсутствие идеализации в изображении народного характера – вот проявление честного таланта В.М. Шукшина.

Драматическая тема вечного непонимания интеллигенции и народа, которая тоже есть в шукшинском рассказе, для нашей литературы не нова. Вспомним чеховскую «Новую дачу» – рассказ о приезде инженера в деревню, где он купил имение, мечтая об идиллической жизни на лоне природы, рядом с «народом», которому, по возможности, его семья и он сам будут помогать, впитывая в то же время его великую и благородную мудрость. Заканчиваются все красивые планы и надежды крахом: мужики травят огороды, пускают скотину в лесок и парк, прилегающие к дому нового соседа, пьют, скандалят и просто не понимают того языка, которым изъясняется с ними городской интеллигент. Старик Родион, в присутствии которого инженер объяснялся с мужиками, сказав, что за нарушение добрососедских отношений и непорядочность будет презирать мужиков, приходит домой и умильно рассказывает старухе о добром, но глуповатом «барине», который ни с того ни с сего решил его «призирать» в старости и немощи. Катастрофическая пропасть непонимания лежит между народом и интеллигенцией. Острое чувство вины, которое жило в душах русской интеллигенции перед народом (вспомним хоты бы Блока), резкое отчуждение, презрение и непонимание (вплоть до языка), которое существовало в душах людей «из народа» по отношению к интеллигенции… Шукшинский рассказ говорит о том, что эта вечная трагическая проблема российской жизни продолжает существовать, несмотря на все рассуждения о стирании граней и противоречий между городом и деревней, что корни ее отнюдь не только в социальных проблемах, а гораздо глубже.

Вероятно, идея о то, что люди могут быть равны по своим способностям, возможностям, социальному и материальному положению, абсурдна. Значит, тогда неизбежны зависть, противоречия, конфликты. Глеб Капустин будет торжествовать, и спасти от этого может только одно – взаимное уважение и доброе отношение людей друг к другу. Если люди будут строить свои отношения не на том, что их разделяет, а на том, что их объединяет, то это поможет уйти от недоброжелательности, зависти, злости.

Ведь был же в рассказе момент, когда все радостно сидели за столом и вспоминали детство!


Тема исторической памяти в современной литературе (по роману А.И. Солженицына «В круге первом») (материалы для сочинения). «Забвение ошибок прошлого ведет к их повторению», - сказал мудрый человек. Человечество должно помнить и светлые страницы своей истории, и мрачные, трагические. Одним из самых страшных периодов в жизни нашей страны был период сталинских репрессий. Число их жертв сравнимо с числом потерь во второй мировой войне.

Тюрьмы, лагеря, система доносов, взаимного недоверия и страха – вот та атмосфера, в которой жила страна около двух десятилетий.

Этому периоду, который в истории страны долгие годы замалчивался, сегодня посвящены и публицистические работы, и исторические исследования. Обращается к этой теме и художественная литература. И даже не столько обращается, сколько возвращается. Возвращается то, что было написано давно, «в стол», без всякой надежды на публикацию, но все же было написано, потому что нравственный принцип русской классической литературы, сформулированный толстовским «Не могу молчать», остался основным принципом творчества честного писателя двадцатого века, который не мог, не умел и не хотел молчать о том, что болело.

А.И. Солженицын – человек, знающий о сталинских репрессиях не по рассказам. В конце войны он был арестован за смелые высказывания в письмах к другу (оказывается, письма фронтовиков перечитывались сотрудниками НКВД), прошел через лагеря и своими глазами видел все то, о чем потом написал в своих «лагерных» произведениях, среди которых рассказ «Один день Ивана Денисовича», романы «В круге первом», «Раковый корпус» и главная книга его жизни, своеобразная книга памяти – «Архипелаг ГУЛАГ».

Роман «В круге первом»… Интересен смысл заглавия этого произведения. Он связан с образами «Божественной комедии» Данте, где первым кругом называлось место обитания душ грешников, с которого ад начинался.

Первый круг – а система сталинского государства-тюрьмы представлялась писателю именно адом – это особое тюремное заведение, находящееся недалеко от Москвы, научно-исследовательский институт в тюрьме. Из пересылок, лагерей, тюрем «выдергивались» представители науки, техники, квалифицированные рабочие-умельцы. Они содержались в щадящем режиме: приличное питание, одежда, тепло, а главное – надежда. Надежда на то, что возможный успех в научных разработках и экспериментах даст свободу, досрочное освобождение. Такие учреждения в разговорном языке назывались «шарашками». Можно сказать, что в сталинское время научно-технический прогресс двигали заключенные, их открытия и изобретения становились фундаментом для развития техники, вооружения, связи. По сути, заключенные, многие из которых были истинными идейными противниками режима, вынуждены были на укрепление этого режима работать.

На «шарашке», изображенной в романе А.И. Солженицына, идет работа над универсальным дешифратором – аппаратом для определения характеристик человеческой речи при телефонном разговоре. Что может дать эта работа? Каковы ее научно-практические цели? Оказывается, ею интересуются органы госбезопасности, сам грозный министр Абакумов. Почему? Да потому, что в системе полицейского государства этот аппарат даст исчерпывающую возможность прослушивания, сбора информации, поиска инакомыслящих.

В начале романа работы по созданию дешифратора находятся в тупике, двигаются медленно и малоуспешно. Но происходят события, которые заставляют начальство «шарашки» эти работы активизировать: некто звонит в американское посольство в Москве и хочет передать информацию, связанную со шпионской деятельностью советской разведки по получению сведений об атомной бомбе. «Найти и обезвредить» человека, которого называют преступником, подлецом, подонком, - вот задача, которая была поставлена органами безопасности перед учеными-разработчиками.

Заключенные, которые занимаются дешифратором, - разные люди, по-разному относятся к советской власти, к тому, чем им предстоит заниматься, вернее, к цели своей деятельности. Среди них – ученый-филолог Лев Рубин, убежденный коммунист, который даже в тюрьме, столкнувшись с жестокой и страшной несправедливостью, продолжает свято верить в идеи мировой революции и коммунизма. Рядом с ним работает главный герой романа – талантливый математик Глеб Нержин, человек, сомневающийся в справедливости советской идеологии, советской системы ценностей.

Нержин и Рубин – друзья, но споры между ними горячи, а порою и резки. Главное, в чем они расходятся, - оценка цели и смысла своей работы. Рубин видит в неизвестном человеке врага, которого необходимо найти, уничтожить. Нержин ощущает этого незнакомца как единомышленника. Для Нержина существует серьезный соблазн – досрочное освобождение в случае успеха работы, свобода, любовь (а жену свою Глеб любит страстно и горячо). В случае отказа героя ждет лагерь общего режима – страшное испытание, возможно, гибель. И Глеб Нержин делает нравственный выбор – он отказывается от работы, выбирает лагерь, лишения, смерть, но не желает служить ненавистному режиму.

Такой же нравственный выбор делает другой герой – Иннокентий Володин. Благополучный, преуспевающий дипломат, зять прокурора НКВД, идущий вверх по ступеням успеха, вдруг он останавливается и задумывается над тем, чему служит, что несет миру тоталитарный режим страны, представителем которой он является. И в итоге размышлений он решается на серьезный шаг – не дать реализоваться планам всемирного господства Советского Союза. И поэтому он звонит в американское посольство и сообщает о готовящемся похищении материалов по разработке атомной бомбы. Он тоже выбирает смерть, лишения, страдания, но остается честным и порядочным человеком.

Солженицын показывает, что тоталитарный режим не способен уничтожить душу человека, честь, нравственность, порядочность. Тюрьма и лагерь страшны. Мы вместе с героем романа Иннокентием Володиным проходим через все испытания тюрьмы, через чудовищно выверенную и продуманную до последней мелочи систему психологического давления, унижений, мук неизвестности и страха парализующей, мертвенной бездушности тюремной машины. Но в итоге понимаем: живую душу убить нельзя. Понимаем, вглядываясь в образы Нержина, дворника Спиридона и других героев. А вот если в душе живут гордыня и злоба, то падение возможно, возможен нравственный компромисс, служение силам зла.

А.И. Солженицын в романе пишет о том, что знает хорошо и глубоко, что пережил сам: тюрьма, лагерь, «шарашка»… В судьбе его был страшный эпизод: находясь в ссылке, он заболевает. Диагноз ужасен – рак. И все же неизлечимая болезнь вдруг отступает, нарушая все законы и правила, весь существующий опыт. С тех пор Солженицын считает, что жизнь ему дарована для выполнения великого назначения. Каково оно? Может, назначение это состоит в том, чтобы сказать людям правду об исторических ошибках, заблуждениях, о трагедии народа и страны и о том, что нравственный выбор каждого в конечном счете определяет пути развития истории.


Случайные файлы

Файл
117883.rtf
415.doc
20589.rtf
21068-1.rtf
задача 77.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.