История одного города - сатира на прошлое России или предостережение о будущих опасностях общественного развития (010-0066)

Посмотреть архив целиком

«История одного города» – сатира на прошлое России или предостережение о будущих опасностях общественного развития»


я совсем не историю предаю осмеянию,

а известный порядок вещей.


Сатирика Салтыкова-Щедрина занимает одно из первых мест в мировой литературе. «История одного города» - «странная и замечательная книга», в которой писатель обратился к историческому прошлому России, чтобы с большей силой и гневом обличить современный ему государственный строй, рождающий Угрюм-Бурчеевых, Брудастых, Прыщей, Грустиловых, Перехват–Залихватских. Это сатира, бичующая народную пассивность и долготерпение, призывающая к активному действию. Произведение Салтыкова–Щедрина наполнено подлинными фактами и событиями русской жизни, поднятыми на уровень грандиозного обобщения.

В «Истории одного города» можно разглядеть две силы, действующие одновременно : власть и терпеливо выносящий свою борьбу город Глупов. В романе, написанном как бы в форме хроники, речь идет о конкретном городе, со сказочной историей, а с другой стороны мы можем наблюдать, что все герои и происходящее города напоминают нам историю страны.

«Опись градоначальникам» представляет собой краткие биографические справки с описанием «подвигов» двадцати двух правителей города Глупова. «Перехват – Залихватский, Архистратиг Стратилатович, майор. О сем умолчу. Въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». В России к тысяча восемьсот семидесятому году сменилось как раз такое же число царей. И поэтому я считаю, что «История одного города» задумана и исполнена как карикатура на историю России вплоть до начала Х1Х века, как пародия на труды русских историков. Это естественное первое мое впечатление, восприятие. Даже Тургенев, высоко оценивший произведение, писал : «Это в сущности сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и начале нынешнего столетия».

«Мрачные идиоты» и «прохвосты», правившие городом Глуповым,- правдивое воплощение деспотизма, произвола в царской России. Именно поэтому картина, созданная Салтыковым–Щедриным, отображала не только русскую действительность, но и современную писателю жизнь западноевропейских государств Франции, Германии.

«История одного города создана писателем, горячо любящим народ, страстно ненавидящим угнетение и произвол.

Суровыми, горькими, полными осуждения словами, порицал Щедрин благодушие, смирение и пассивность народа, «выносящего на своих плечах Бородавкиных, Угрюм-Бурчеевых» и им подобных.

Он твердо верил, что народ проложит себе дорогу. Сатира Щедрина и ставила своей целью приближение того дня, когда народ положит конец существованию царских властей, она не только не убивала веры и в возможность его освобождения, но и звала к борьбе и протесту. «…ежели мое дело справедливое, так ссылай ты меня хоть на край света, - мне и там с правдой будет хорошо!»

Писатель знал, что только борьбой может быть завоевана свободная и счастливая жизнь. «Из города Глупова в Умнов дорога лежит через манную кашу, - утверждал сатирик.

Салтыков–Щедрин - великий мастер художественного преувеличения, заострения образов, фантастики и, в частности, сатирического гротеска, показывающего, явления реальной жизни в причудливой, невероятной форме, что позволяет ярче раскрыть их сущность. Брудастый–Органчик «тут же, на самой границе, пересек уйму ямщиков». «И остался бы» он «на многие годы пастырем», если бы однажды утром в его кабинете не увидели необычное зрелище «градоначальниково тело… сидело за письменным столом, а перед ним… лежала… совершенно пустая градоначальникова голова».

Еще более жестоким представителем глуповских властей был Угрюм–Бурчеев – самая зловещая фигура во всей галерее градоначальников. Народная молва присвоила ему звание «сатаны». «Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни взад, ни вперед, ни направо, ни налево».

Приказ Угрюм–Бурчеева о назначении шпионов по всем поселенным единицам был «каплей, переполнившей чашу». Произошел разрыв долго сдерживаемого негодования против самодержавного деспотизма.

Но действительно ли повесть Щедрина - только пародия на Россию второй половины восемнадцатого – начала девятнадцатого века, карикатура на реальные государственные события? С одной стороны, кажется, что думать так есть основания, так как автор в произведении упоминает и Сперанского, и Карамзина, и других лиц той эпохи. К тому же сквозь них можно просмотреть их же прототипы : в образе Угрюм–Бурчеева, Грустилова, Негодяева, Перехват–Залихватского. И поэтому я думаю, что Салтыков–Щедрин, создавая «Историю одного города», опирался на русскую действительность, события. Но все же сатира писателя состоит не только в осмеянии прошлого России, но и в предостережении о будущих опасностях общественного развития, в важнейших проблемах современности. Он сам так об этом и говорил : «Мне нет никакого дела до истории, и я имею в виду лишь настоящее. И еще: «…я совсем не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей». С этой точки зрения, фантастика, гротеск, ограниченность пространства – все это средства художественного обобщения, создающего картины – варианты государственного устройства.

Повторяя историю, Щедрин показывает, что его произведение в момент своего появления, в последующие времена зазвучат в высшей степени актуально. Она раскроет окно в мир не только в прошлое, но и в настоящее и в будущее России. Реальная действительность сливается с сатирикой писателя. Она как бы стремиться догнать ее и даже превзойти. Сатира настолько глубока и остроумна, что сейчас, я думаю, воспринимается чем - то злободневным. Салтыков–Щедрин использует и все средства и способы обличения, чтобы вызвать чувство отвращения к деятелям самодержавия, что достается уже в «Описи градоначальникам». За этой краткой главой следует развернутая сатирическая картина деятельности наиболее «отличившихся» правителей города Глупова. Их свирепость, бездушие и тупоумие заклеймены сатириком в образах Прыща, Негодяева, Брудастого.

Наряду с этим нетрудно было бы проследить, как в разных произведениях одного времени сатирик то в большей, то в меньшей мере прибегал к гиперболе. Она служит к наиболее яркому раскрытию самых реакционных сторон политики самодержавия, и выражению вызываемых ими негодования и насмешки сатирика, и, наконец, в сочетании с фантастикой, служит средством эзоповского языка.

Фантастика Салтыкова–Щедрина – фантастика, которая не уводит от действительности, а только служит средством идейно – художественного познания и сатирического разоблачения отрицательных явлений общественной жизни.

«История одного города» является популярным произведением и в сегодняшнее время. Автор продолжает свой путь, свою борьбу там, где существует самовластие, осмеивая и копируя прошлое России, предостерегая ее от ошибок в будущем.



Случайные файлы

Файл
159141.rtf
161460.rtf
18155.rtf
141883.rtf
161505.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.