Детство Пушкина (childhood Pushkin)

Посмотреть архив целиком

Род Пушкиных – старинный дворянский род, ведущий свою родословную с 13 века, к концу 18 века этот род, отмеченны й летописями, обеднел. Но бедность эта была весьма относительной.

Отец поэта, Сергей Львович, служивший в молодости в гвардии, а потом в Коммисариате, менее всего был склонен заниматься серьезными делами, читал французские романы, не удосужился побывать в своих деревнях, полагаясь на крепостного приказчика.

Когда однажлы к нему пришла депутация крестьян сжалобами на мошенника-управляющего, он прогнал ее, не потрудившись даже узнать. В чем дело. Сергей Львович терпеть не мог деревни.

Такой же беспечной была и мать поэта, Надежлда осиповна, урожденная Ганнибал, внучка арапа Ибрагима, о котором правнук- поэт рассказывал в совей повести «Арап Петра Великого». Красавица, прозванная на свете за смуглый цвет лица «парекрасной креолкой», поглощенная выездами и успехами на балах, она мало вникала в домашние дела, а если и вникала , То , по врожденной вспыльчивосати и экцентричности, только увеличивала беспорядок в доме, управление которым всецело предал ей Сергей Львович.

Но домашнее нейстройство было скрыто доском светской жизни. Жизнь родителей была сосредоточена в гостинной, а дети росли под присмотром бабушки и крепостной няни, да гувернеров –иностранцев. Будущий поэт в раннем детстве приводил в отчаяние своих светских рлдителей. Его насильно заставляли бегать и играть со свертснпиками. Еще в детстве между ним и продителями возникла та сухость отношений, которая продолжалась до конца его жизни. Его заставляли быть любехзным, светским ребенком, но он и в детстве не терпел насилия, оно проьбуждало в нем гнев и досаду.

Лоднажды на прогулке, он «незамеченный никем, отстал от общества и преспокойно уселся посереди улицы. Ситдел он до тех пор, пока не заметил , что из одного дома кто-то смострит на негь и смеется. Замкнутый, молчаливый, бегающий от гостей, теряющий носовые платки- вот ччто мы узнаем из воспоминаний о дестве поэта. Внутренний мир был скрыт от окружающих.

Кудрявый мальчик со смуглым лицом и живыми глазами рос и развивался для всех незаметно. Семи лет он впервые попал в деревню, в поджмомковноеимениек Захарово. Здесь характер его резко изменился. Он стал до крайности резвым. Родители теперь были уже в отчаянии от его шалостей, сменявшихся капризной угрюмостью. Даже добрая бабушка, Мария Алексеевна Гваннибал, говаривала про своего люьбимца:»Не знаю, что выйдет из моего старшщего внука. Мальчик умен и охотник до книжек, а учится плохо, редко когда урок свой порядком сдаст, то его не расшевелишь, не прогонишь играть с детьми, то вдруг так развернется и расходжится, что ничем его не уймешь, нет у него середины».

Теперь малени=ький Пушкин уже не убегал в жетскую из гостинной, где в числе посетителей бюывали Карамзин, Батюшков, жуковский. «Он внимательно прислушивался к их суждениям и разговорам, знает корифееев нашей словесноти не по одним их произведениям, но и по живому слову, выражающему характер человека, западающему часто в юный ум невольно и неизгладимо».

Среди разговоров светских знакомых и литературных друзей отца, в обществе, где ценились тонкие мадригалы, эпиграммы, каламбуры, находило пищу и остроумия Пушкина.

Воспитание, полученное Пушкиным в родном доме, черезвычайно характерно для полуфранцукзских нравов русского дворянсткого общества начала 19 в. Учебные занятия с гувернерамиЮ, большей частью плохими педагогами, не понимавшими своего живого и своенравного ученика, пользы принесли ему немногоЮ но немало доставили ему огорчений. В плане автобиографических записок пушкин упоминает:»Первые неприятности- гуавернантки. Моли непричтные воспоминания – Кат.П. и Ан.Ив. – Нестерпимое состояние». Сведения о первых учителях пушкина сохранились очень сукудные. Сам он в упомянутом плане автобиографии называет две фамилии- Монфор и Русло, но не указывает, ьбыли ли они гувернерами или приходящими учителями.

В воспоминаниях сестры полэта Павлищевой сказано, что воспитание детей «вверено было иностранцамиЮ гувернерам и гувернанткам. Первым восмпитателем был эмигрант граф Монфор, челдовек образованный, музыкант и живописец, потом русло, который писал хорошо французские стихи, далее Шедель и другие, им как воджилось тоггда, была дана полная воля над детьми.

Настоящим и делтеным наставником в русском языке был священник Беликов, принадлежавший к числу образвоанных представителей духовенства. Воспитанник Славяно-греко-латинской академии в Москве, он влажал латинским, французским, немецкими языками. Детям пушкиных он преподавал закон Божий, русский язык и арифметику.

Пушкин вспоминал :»Гувернантки были сноснее гуверненво , хотя и не бличстали напускными педагогическими ухватками. Но из них большая часть по образвоанию и уму стояла ниже всякой критики, поражая своей наивностью. Так одна их них удивлялась, поячему волки не гуляют по Москве, почему десертом не служат сальные свечи.»

В программу воспитания детей входили и танцы. Маленьких пушкиных родители водили на уроки танцев к Трубейким и сушковым. Пол четвергам детей возили на знаменитые детские балы танцмейстера Иогеля.

Для развития будущего поэта большое значение, нежели уроки, имело самостоятельное чтение. «Чтение – вот лучшее учение». Мальчик забирался в отцовскую библиотеку и пожирал книгу одну за одной, в основном фрванцузскипе роиманы. При поступлении в лицей пугкин поразил сверстников своей начитанностью. «Все мы виели,- вспоминал пушин, друг пушкина,- что Пушкин нас опередитл, многое прочел, о чем мы и не слыхивали, все. Что читал, помнил»

Чтение пробудило в ребенке творческую фантазию. Он стал писать по-французски маленькие комедии и разыгрывал их перед сестрой, которая изображала публику. Позднее пушкин считал такого роджа упражнения в чужом зяке вредными для русской поэтической техники.

Лет десяти пушкин сочинил героико-комическую поэиту в шести песнях. Содержанием ее была война между карлами и карлицами во времена короля дагоберта. Поэма называалась «Толиада». Гувернантка похитила тетрадку юного поэта и отдала ее гевернеру Шеделю, жалуясь, что мальчик не знает своего урока. Шедель прочитал первые стихи и рахохотался. Тогда маленький автор расплакался и в пылу оскорбленного самолюбия бросил свою поэму в печку.

Воспитание Пушкина «мало заключало в себе русского». Но, к счастью, чсреди его воспитательниц были две замечательные русские женщины:бабушка Мария Александровна и няня Арина Родионовна, крепостная из вотчины Ганнибалов – Кобрино,

Бабушка, много испытавшая на своем веку, носохзранившая душевную бодрость и мягкость, внесла в детскую пушкиных тот уют, которого дети не могли видеть в светской гостинной. У бабушки поэт учился читать и писать по-русски. Нужно хаметить, что она отдичнгол писала по-русски, бабушка была и хранительницей семейных преданий. Внучек залезал в рабочую корзину и жадно слуал ее рассказы и старине. От нее, как волшебгую сказку. Он узнал повесть и жизни своего прадеда, арапа Ибрагима.

От бабушки пушкин еще в детстве мог слышать расскащзы и о прошлом немекой слободы, связаной с реформами петра, от нее мог узнать предания о годунове и Дмитрии Самозванце. В жвух верстах от Захарова находится село Вязекмы, где был похоронен брат поэта николай. Село вяземы принадлежало борису Годунову. Которым были построены каменная двухярусная церковь и каменная звонница. Память о годунове жила в рассказах и преданиях местных жителей.

Таким образом, когда впоследствии пушкин встретид название годжуновского села в рассказе Карамзина о подмосковных воиснких потехах самозванца и о прибюлижении Марины Мнишек к Москве, то мог допнолнить картину повестевования ихз собственых воспоминаний о вяземах.

Захзарово было богатой деревней, в ней раздавплись русские песни, устраивались праздники, хороводы, и пушкин имел возможность принять впечатьления народа. В мир народной поэзии, к тому зеленому дубу у лдукоморья, вокруг которого ходит кот ученый, уводиои ребенка сказки и песни арины Роджионовны. Образы бабущки и няни сливались в его стихах с образом музы, которая посетила его на слабом утре дней златых, она склонялась над колыбелью поэжта веселой старушкой. В шушуне и в больших очках. Няня и бабушка- предания старины и мир народной поэзии – были для поэта связующим звенолм с историческим прошлым и с живой жизнью народа. Им поэт обязан своим трезвым реалихзмом и глубоким пониманием родного языка.

Когда пушкин подрос, он перешел на попечсенье крепостного дядтьки никиты Тимофеича Козлова. Никитьа среди дворни пушкиных был человек выдающийся: он любил читать и даже сочинял стихи. С нНикитой Козловым пушкин совершал далекие прогулки по москве и ее окрестностям, взбирался на колокольню Ивана Великого, посещал монастыри, народные гуляния, джадно впитывал впечатленияуличной жизнги, прислушивался к живому и образному говору московской толпы. Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг, не выражающего, как мы, своих мыслей на французском языке) достоин также глубюочайщего изучения»- писал Пушкин в 1830 г., замечая, что писателям следует «иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком».

Совершая прогулки по московским улицам, Пушкин видел многое, что вскоре было уничтожено опустошительным пожаром !*!»г.


Случайные файлы

Файл
185314.rtf
145151.rtf
DEYATEL.DOC
179288.rtf
27922.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.