Великая Отечественная война в русской литературе 20 века (77878)

Посмотреть архив целиком

Муниципальное общеобразовательное учреждение общеобразовательная школа №5












Выполнила:
Ученица 11-в класса
Новикова Светлана







Ишим, 2004


Содержание



Введение 3

«Сохранить в себе человека» 4

Подвиг народа. 7

Проблема подвига и предательства. 10

Человек на войне. 12

«У войны не женское лицо» 14

«Война - жесточе нету слова...» 18

Проблема нравственного выбора. 20

Заключение. 25

Список литературы: 27


Введение




Война - жесточе нету слова.

Война - - печальней нету слова.

Война - - святее нету слова.


В тоске и славе этих лет...

И на устах у нас иного

Еще не может быть и нет.

А. Твардовский


Когда страна прикажет быть героем,

У нас героем становится любой...

(Из песни).



Для написания этого реферата я выбрала тему «Великая Отечественная война в произведениях русских писателей XX века», потому что она меня очень интересует. Великая Отечественная война не обошла стороной и мою семью тоже. Мой дедушка и прадедушка воевали на фронте. Из рассказов бабушки я много узнала о том времени. Например, как они голодали. И для того чтобы достать буханку хлеба, ходили за много километров, и, несмотря на то, что моя семья жила в деревушке, куда не дошли немцы, все равно они ощущали их присутствие и страдали от войны.

Мне кажется, что к теме Великой Отечественной войны писатели разных времен и народов будут обращаться еще очень долгое время. А в нашей стране этот отрезок истории всегда будет присутствовать в памяти и наших бабушек, и родителей, и наших детей, потому что это наша история.


«Сохранить в себе человека»


Светит ли ласковое солнце, шумит ли январская метель, нависают ли тяжелые грозовые тучи над Москвой, Орлом, Тюменью или Смоленском, торопятся люди на работу, снуют по улицам, толпятся у ярких витрин, ходят в театры, а потом, придя, домой, собираются всей семьей и пьют чай, обсуждая мирно прожитый день.

Тогда тоже было солнце, шли дожди, и гремел гром, но только вторили ему бомбы и снаряды, а люди бегали по улицам в поисках убежища. И не было витрин, театров, парков с аттракционами. Была война.

Мое поколение много знает о войне от бабушек и дедушек, но этого недостаточно, чтобы иметь полное представление о Великой Отечественной. А знать о ней просто необходимо, чтобы помнить и чтить память тех людей, которые положили свою жизнь на поле брани за нас, за наше будущее, за то, чтобы солнцу было над кем светить.

Нет ничего ценней тех произведений о войне, авторы которых сами прошли через нее. Именно они написали о войне всю правду, и, слава Богу, в русской советской литературе таких немало.

Недавно мне довелось прочитать произведение К. Д. Воробьева «Это мы, Господи!..». Эта повесть рассказывает о человеке, попавшем в плен.

К. Воробьев сам был в плену в 1943 году, и повесть эта несколько автобиографичная. Рассказывается в ней о тысячах людей, оказавшихся в плену в годы Великой Отечественной войны.

К. Воробьев описывает жизнь, или скорее существование, (потому что то, что мы привыкли называть жизнью, к пленным сложно отнести) пленных людей. Это были дни, тянувшиеся подобно векам, медленно и одинаково, и только жизни заключенных, как листья с осеннего дерева, падали с поражающей быстротой. То, действительно, было только существование, когда душа разлучалась с телом, и сделать ничего было нельзя, но это было существование еще и потому, что пленные были лишены элементарных человеческих условий для жизни. Они теряли человеческий вид. Теперь это были изнуренные голодом старики, а не пышущие молодостью, силой и отвагой солдаты. Они теряли своих товарищей, шедших вместе с ними по этапу, только из-за того, что те останавливались от дикой боли в раненой ноге. Фашисты убивали и убивали их за голодное пошатывание, убивали за поднятый окурок на дороге, убивали « ради спортивного интереса».

К. Воробьев рассказывает ужасающий случай, когда пленным было позволено остановиться в деревне: двести голосов просящих, умоляющих, голодных кинулись на корзину с капустными листьями, что принесла щедрая старуха мать, « набросились на нее не желающие умереть от голода».

Но раздалась пулеметная очередь - это конвойные открыли огонь по пленным, сбившимся в кучу.... То была война, то был плен, и так заканчивалось существование многих заключенных в плен обреченных людей.

Главным героем К. Воробьев избирает молодого лейтенанта Сергея. Читатель практически ничего не знает о нем, пожалуй, лишь то, что ему двадцать три года, что есть у него любящая мать да маленькая сестренка. Сергей - это человек,

которому удалось остаться человеком, даже при утрате человеческого облика, который выживал, когда, казалось, выжить было невозможно, который боролся за жизнь и держался за каждую крохотную возможность бежать...

Он пережил тиф, его голова и одежда были полны вшей, вместе с ним на одних нарах ютились трое или четверо пленных. И он, однажды оказавшись под нарами на полу, куда сослуживцы скидывали безнадежных, впервые заявил о себе, заявил о том, что будет жить, будет бороться за жизнь во что бы то ни стало.

Деля одну черствую буханку на сто маленьких кусочков, чтобы все было ровно и честно, питаясь одной пустой баландой, Сергей таил в себе надежду и мечтал о свободе. Не сдавался Сергей и тогда, когда в его желудке не было и грамма пищи, когда жестокая дизентерия мучила его.

Пронзителен тот эпизод, когда товарищ Сергея, капитан Николаев, желая помочь своему другу, очистил его желудок и сказал: «Больше в тебе нет ничего». Но Сергей, «чувствуя иронию в словах Николаева», протестовал, потому что « в нем и впрямь слишком мало чего осталось, но то, что там есть, в самой глубине души, не вырыгнул с блевотиной Сергей».

Автор объясняет, почему Сергей оставался человеком на войне: «Это самое «то» можно вырвать, но только цепкими лапами смерти. Только «то» и помогает переставлять ноги по лагерной грязи, превозмогать бешеное чувство злобы... Оно заставляет тело терпеть до израсходования последней кровинки, оно требует беречь его, не замарав и не испаскудив ничем!»

Однажды, на шестой день пребывания в очередном лагере, теперь уже в каунасском, Сергей попытался бежать, но был задержан и избит. Стал он штрафником, а значит, условия были еще бесчеловечнее, но не потерял Сергей веру в «последнюю возможность» и бежал вновь, прямо из поезда, мчавшего его и еще сотни других штрафников на издевательства, побои, пытки и, наконец, смерть. Он выпрыгнул из поезда со своим новым товарищем Ванюшкой. Прятались они в лесах Литвы, ходили по деревням, просили еду у мирных жителей и потихоньку набирали силы. Нет пределов храбрости и отваге Сергея, он рисковал жизнью на каждом шагу - встретиться с полицаями он мог в любой момент. А потом он остался один: Ванюшка попал в руки полицаев, и Сергей сжег дом, где мог находиться его товарищ. «Я избавлю его от мук и пыток! Я сам убью его»- решил он. Возможно, сделал он это, так как понимал, что потерял друга, хотел облегчить его страдания и не хотел, чтобы отнял жизнь у молодого парня фашист. Сергей был человек гордый, и чувство собственного достоинства помогало ему.

Все-таки эсэсовцы поймали беглеца, и началось самое страшное: гестапо, камера смертников... О, как же это потрясает, что Сергей продолжал думать о жизни, когда существовать оставалось несколько часов.

Может, и поэтому смерть в сотый раз отступила от него. Она отступила от него, потому что Сергей был выше смерти, потому что это «то»- духовная сила, которая не разрешала сдаваться, приказывала жить.

Расстаемся мы с Сергеем в городе Шауляе, в новом лагере.

К.Воробьев пишет строки, поверить которым сложно: «...И вновь в мучительном раздумье Сергей начал искать пути выхода на свободу. Находился

Сергей в плену больше года, и неизвестно, сколько еще слова: «бежать, бежать, бежать!»- почти надоедливо, в такт шагам, чеканились в уме Сергея».

К. Воробьев не написал, выжил Сергей или нет, но, на мой взгляд, знать это читателю необязательно. Надо лишь понимать, что оставался Сергей человеком на войне и останется им до последней своей минуты, что благодаря таким людям мы победили. Ясно, что были на войне предатели и трусы, но их затмевал сильный дух настоящего человека, который боролся за свою жизнь и за жизнь других людей, помня строки, похожие на те, что Сергей прочитал на стене паневежской тюрьмы:

Жандарм! Ты глуп, как тысяча ослов!

Меня ты не поймешь, напрасно разум сила:

Как это я из всех на свете слов

Милей не знаю, чем Россия?..

Подвиг народа.


Нельзя описать словами все те ужасы, которые произошли за жуткие пять лет.

Но во время войны советские люди очень чётко разделились на две группы. Одни воевали за свою Родину, не желая ни себя, ни подчиненных, если те у них были. Эти люди дрались до последнего, они никогда добровольно не сдавались в плен, не сдирали с военной формы знаки различия, они буквально своими телами преграждали путь немцам в глубь страны. Но существовали и другие, которые могли, будучи генералами или полковниками, прикинуться обычными крестьянами или, учуяв угрозу своей жизни, просто сбежать, дезертировать. Они заслуживали свои звания, сидя на мягких креслах в кабинетах и угождая вышестоящему начальству. Они не хотели, не желали идти воевать, подвергать себя опасности, а если и шли на войну, то всегда старались щадить свои драгоценные жизни. Они воевали не за Родину.

Очень ярко оба типа этих людей отображены в романе К. М. Симонова «Живые и мертвые».

Писатель сам прошел весь ад войны и знал обо всех её ужасах не понаслышке. Он затронул многие темы и проблемы прежде невозможные в советской литературе: рассказал о неготовности страны к войне, о репрессиях, ослабивших армию, о мании подозрительности, антигуманном отношении к человеку.


Случайные файлы

Файл
20488-1.rtf
176436.rtf
24632-1.rtf
61051.rtf
13557-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.