Билеты 2003 год, литература (2)

Посмотреть архив целиком

Образ кутузова

лучшие черты наро-
да воплощены в образе народного полководца Михаила Ил-
ларионовича Кутузова. В отличие от исторических деятелей
типа Наполеона и Александра, думающих о славе, власти, ве-
личии и глубоко враждебных человечеству, Кутузов, в изоб-
ражении Толстого, не только способен понять простого че-
ловека, он сам простой человек.

Сопоставим две сцены. В Москву приезжает царь, дабы
своим присутствием воодушевить москвичей, вдохновить их
на патриотические подвиги (на самом деле под этим предло-
гом умные люди поспешили удалить царя из армии, чтобы
он там не мешал). Толпы москвичей купчихи, дьячки, про-
давцы кваса, чиновники, мещане, дворовые девушки, обе-
зумев, давя друг друга, приветствуют царя. Чувство стадного
восторга, бессмысленного и дикого, которое овладело тол-
пой, передалось и Пете Ростову. Чтобы увидеть "царя-ба-
тюшку", он "поднимался на цыпочки, толкался, щипался";
"сам себя не помня, стиснул зубы и, зверски выкатив глаза,
бросился вперед... как будто он готов был и себя и всех убить
в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские
лица с такими же криками "ура!"

Словно страшный призрак будущей Ходынки1 возникает в
этой сцене. Энтузиазм толпы не производит на нас впечатле-
ния близости, единения царя с народом. В этой сцене проявля-
ется скорее глуповское начальстволюбие. Именно поэтому мы
видим не просветленные, не радостные, а зверские лица.

Отвратительна фигура царя, который бросает с балкона
обезумевшей толпе бисквиты. Из-за каждого кусочка этих
бисквитов и кучер в поддевке, и Петя, и какая-то старушка
готовы убить друг друга.'Царь спокойно смотрит на свалку,
на упавшую старуху, которая продолжает ловить бисквиты,
лежа на земле, смотрит на свой "добрый народ" и не понима-
ет, какая пропасть отделяет его от этой восторженной толпы.

Так рисуется встреча императора с народом.

Вспомним другую встречу. В морозный, ясный день, пос-
ле Красненского сражения, Кутузов проезжает среди войск.
Внимание его привлекают два пленных француза, разрывающих руками сырое мясо. "Кутузов долго внимательно пог-
лядел на этих двух солдат; еще более сморщившись, он при-
щурил глаза и раздумчиво покачал головой. В другом месте
он заметил русского солдата, который, смеясь и трепля по
плечу француза, что-то ласково говорил ему. Кутузов опять
с тем же выражением покачал головой". Вид этих людей под-
тверждает его мысли об историческом значении происходя-
щего: победа заключается не только в том, что враг оконча-
тельно разгромлен, но и в том, что русский солдат устоял в
смертельной схватке, сохранив нравственное чувство, и не
склонен добивать поверженного врага. Люди, солдаты, народ
вот кто интересует Кутузова. Поэтому он даже не понима-
ет, зачем ему указывают на французские знамена, якобы яв-
ляющиеся главным признаком победы.

В речи своей, обращенной к преображенцам, Кутузов го-
ворит именно о внутреннем, нравственном значении совер-
шившегося. И говорит он то, что чувствуют все: "Сердечный
смысл этой речи не только был понят, но то самое чувство
величественного торжества в соединении с жалостью к вра-
гам и сознанием своей правоты, выраженное именно этим
стариковским, добродушным ругательством, это самое
чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радос-
тным, долго не умолкавшим криком". Восторженные крики
солдат здесь, в этой сцене, совсем не то, что крики толпы, ло-
вившей царские бисквиты.

В облике Кутузова Толстой прежде всего отмечает его
простоту, обыкновенные черты старого человека, "дедушки",
как его называет Малаша. Ничего от повелителя народов нет
в этом полном, рыхлом старике, в его сутулой фигуре, в его
ныряющей тяжелой походке. Но сколько в нем добра, про-
стодушия и мудрости! Вспомним его, когда он говорит с сол-
датами: "Лицо его становилось все светлее и светлее от стар-
ческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ
и глаз". Такова же и речь Кутузова, "простодушно-стариков-
ская речь", понятная и близкая каждому (без всяких шуток и
прибауток, какими щеголял граф Растопчин). Просто, заду-
шевно обращается фельдмаршал к солдатам. "Перестал гово-
рить главнокомандующий, замечает Толстой, а загово-
рил простой, старый человек, очевидно что-то самое нужное
желавший сообщить теперь своим товарищам". "Человек",
"товарищ" вот слова, определяющие характер взаимоотно-
шений Кутузова и солдат.

Для Толстого Кутузов идеал исторического деятеля и
идеал человека. "Трудно вообразить себе цель, более достой-ную и более сдпадакэщую с волею всего народа", пишет
Толстой о той щии, дсэстижению которой посвятил себя Ку-
тузов. Противопостав.ляя его Наполеону, писатель говорит:
"...он, вообще ниюго н е говорил о себе, не играл никакой ро-
ли, казался вседа саьаым простым и обыкновенным челове-
ком и говорил амые 'простые и обыкновенные вещи". Вся
его деятельносвбылж направлена не на возвеличение своей
особы, а на то, чтобы победить и изгнать врага из России,
"облегчая, насюько виозможно, бедствия народа и войска".

Писатель сп~ашиввает: как мог этот старый человек "уга-
дать так верно иичен~ие народного смысла события, что ни
разу во всю свои деятельность не изменил ему?" И отвечает:
"Источник этой иеобьячайной силы прозрения в смысл со-
вершающихся япений лежал в том народном чувстве, кото-
рое он носил в абе всэ всей чистоте и силе его. Только при-
знание в нем этюд чув:ства заставило народ такими странны-
ми путями его, всеми.лости находящегося старика, выбрать,
против воли царя, в гпредставители народной войны".

Так создает Ълстспй образ великого и простого человека.
Образ Кутуева и сторически правдив. Однако немало
спорного в размышлениях писателя о деятельности заме-
чательного полювод~да. Отрицая военную науку, возмож-
ность предвидел ход сражения и руководить им по прави-
лам этой науки, Толс-той утверждает, что Кутузов не руко-
водил военными событиями он заботился лишь о под-
держании боевою дута солдат и офицеров. Вот что думает
о фельдмаршал~князю Андрей выразитель мыслей авто-
ра: "вместо ума" у Кутузова "одна способность спокойного
созерцания ходюсобы-тий"; "У него не будет ничего своего.
Он ничего не пуидуммет, ничего не предпримет... но он все
выслушает, все лпоминит, все поставит на свое место, ниче-
му полезному н~поме шает и ничего вредного не позволит".
Но даже в этихслова~г Болконского невольное призна-
ние активной рли Кутузова. Князь Андрей считает, что
Кутузов "умеет ~трепаться от участия в... собь'тиях™, но
если он "все поставит на свое место", если он "не помеша-
ет", "не позволю", значит, он не пассивный созерцатель,—
он действует.

Именно таты мул:рым деятелем, а не созерцателем ри-
сует писатель К~тузова на Бородинском поле.

Сидя на покатой ковром лавке, с понуренной седою го-
ловой, Кутузов всред оточен, спокоен, и лицо его отражает
внутреннее напракенле. Главная его забота о духе войска,
который он и гремит ся всеми силами поддержать.

Направив на передовую позицию принца Виртембергско-
го, Кутузов отменяет свое распоряжение, так как принц, еще
не доехав до места назначения, потребовал подкреплений. И
на Семеновские флеши послан храбрый и скромный Дохту-
ров. Ложную весть о пленении Мюрата Кутузов спешит сооб-
щить войскам, чтобы убедить их в близости победы, в чем он и
сам не сомневается. Увидев по лицу Щербинина, что приве-
зенная им весть тревожна, Кутузов незаметно отводит его в
сторону, чтобы скрыть неприятное известие от окружающих.
Особенно показательна гневная вспышка Кутузова, услышав-
шего от Вольцогена о поражении. Разве можно назвать пас-
сивным созерцателем человека, который так выражает свои
чувства: "Вы видели? Вы видели? .. Как вы... как вы смеете! ..—
делая угрожающие жесты трясущимися руками и захлебыва-
ясь, закричал он. Как смете вы, милостивьгй государь, гово-
рить это мне. Вы ничего не знаете..."

Далее, утверждая, что неприятель побежден, Кутузов ве-
лит писать приказ об атаке на завтра. "И узнав то, что назав-
тра мы атакуем неприятеля, из высших сфер услыхав под-
тверждение того, чему они хотели верить, измученные, ко-
леблющиеся люди утешались и ободрялись".

Толстой пишет: "То, что сказал Кутузов, вытекало не из
хитрых соображений, а из чувства, которое лежало в душе
главнокомандующего, так же как и в душе каждого русского
человека".

Вглядываясь внимательно в образ Кутузова, мы еще глуб-
же можем понять, что особенно ценил Толстой в людях, в чем
он видел истинную красоту человека. Величие Кутузова ис-
торического деятеля определяется его человеческими качес-
твами: сердечностью, добротой, способностью сочувствовать
людям, просто и ласково говорить с ними. Ведя народ к побе-
де, он "направлял все свои силы не на то, чтоб убивать и ис-
треблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их".

В единении с народом, в истинном гуманизме, в просто-
те, добре и правде" раскрывается величие и красота души
полководца Кутузова, как и любого человека.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.