Творчество Беляева А.Р. (belyev)

Посмотреть архив целиком

25










План


БЕЛЯЕВ АЛЕКСАНДР РОМАНОВИЧ (1884 - 1942) 2

Страницы биографии. 2

Творчество Беляева как основоположника советской фантастики. 8

Заключение. 19

Вывод. 23

Библиография: 25



БЕЛЯЕВ АЛЕКСАНДР РОМАНОВИЧ (1884 - 1942)

Страницы биографии.


Александр Романович Беляев родился 16 (по старому летоисчислению 4) марта 1884 года в Смоленске, в семье священника. Отец и сыну своему пророчил духовную карьеру. И вот, 7 отроческих лет – под строгим надзором духовных отцов в Смоленской семинарии.

Родители были людьми глубоко верующими, склонными оказывать благотворительность бедным родственникам и богомольцам, отчего в доме всегда было много народа. В семье было еще двое детей: сестра Нина умерла в детском возрасте от саркомы; брат Василий, будучи студентом ветеринарного института, утонул, катаясь на лодке. В детстве Александр рос непоседой, любил всевозможные розыгрыши, шутки; следствием одной из его шалостей стала серьезная травма глаза с дальнейшей порчей зрения. В играх и увлечениях мальчик был необуздан, поэтому родители старались приучить его к порядку и серьезному отношению к делам.

По желанию отца Александра отдали учиться в духовную семинарию, которую он и закончил в 1901 г., однако продолжать религиозное образование юноша отказался и поступил в Демидовский лицей в Ярославле, собираясь стать юристом. Вскоре отец умер, средства семьи оказались ограничены, на обучение денег не хватало. Пришлось искать возможность заработать - Александр давал уроки, рисовал декорации для театра, играл на скрипке в оркестре цирка.

А.Беляев был увлекающейся натурой. С ранних лет его влекла к себе музыка; он самостоятельно научился играть на скрипке, рояле, мог самозабвенно музицировать часами. Еще одной "забавой" были занятия фотографией, причем в самом эксцентричном варианте - съемках "фотографий ужасов" (так существовал сделанный им снимок "человеческая голова на блюде в синих тонах"). Мечтал юноша и о полетах: пытался взлетать, привязав к рукам веники, прыгал с крыши с зонтом, в конце концов поднялся в воздух на маленьком аэроплане.

Значительная часть жизни молодого человека оказалась связанной с театром, который он любил с детства. Сам он мог выступать и драматургом, и режиссером, и актером. Домашний театр Беляевых в Смоленске пользовался широкой известностью, гастролировал не только по городу, но и по его окрестностям. Однажды, во время приезда в Смоленск столичной труппы под руководством Станиславского, А.Беляеву удалось заменить заболевшего артиста - сыграть вместо того в нескольких спектаклях. Успех был полным, К.Станиславский даже предложил А.Беляеву остаться в труппе, однако он по неизвестной причине отказался.

В жизни А.Беляева определенную роль играли мистические совпадения. Один случай оказался трагическим: как-то, находясь в гостях у дяди, будущий писатель в компании родственников отправился покататься на лодке. Не поехал с ними только брат Вася. Перед тем как сесть в лодку, Александр захватил с собой кусок глины, из которого стал лепить голову - случайные черты оказались исключительно похожи на лицо оставшегося на берегу брата, а вот выражение лица оказалось каким-то застывшим, неживым. С досады Александр бросил слепок в воду, и в тот же момент почувствовал беспокойство. Он заторопился на берег, утверждая - с Васей что-то случилось. Остальные вернулись вместе с ним. У дома заплаканная тетя сообщила, что Вася утонул, причем как оказалось, произошло это именно в тот момент, когда в воду был брошен слепок. Случившееся произвело на всех странное и ужасное впечатление.

По окончанию Демидовского лицея А.Беляев получил должность частного поверенного в Смоленске, и скоро приобрел известность хорошего юриста. У него появилась постоянная клиентура. Выросли и материальные возможности: он смог снять и обставить хорошую квартиру, приобрести неплохую коллекцию картин, собрать большую библиотеку. Закончив какое-либо дело, он отправлялся путешествовать за границу; побывал во Франции, Италии, посетил Венецию.

В возрасте тридцати пяти лет А.Беляев заболел плевритом. Лечение оказалось неудачным - развился паралич ног и туберкулез позвоночника. Болезнь протекала очень тяжело. Молодая жена его покинула, сказав, не для того она выходила замуж, чтобы ухаживать за больным мужем. В поисках специалистов, которые бы могли ему помочь, А.Беляев с матерью и старой няней попал в Ялту. Там в больнице он начал писать стихи. Постепенно наступило некоторое улучшение.

Чтобы прожить, необходимо было работать. Сначала А.Беляев стал воспитателем в детском доме, потом его устроили на должность инспектора уголовного розыска - он организовал там фотолабораторию, позже пришлось уйти в библиотеку. Жизнь в Ялте была очень тяжелой, и А.Беляев с помощью знакомых перебрался с семьей в Москву, устроился на работу юристконсультом. В свободное время он пробовал заниматься литературой - в результате в газете "Гудок" стал печататься с продолжением его первый рассказ "Голова профессора Доуэля"(1925). Позже рассказ был принят журналом "Всемирный следопыт". Публикация повлекла за собой установление тесных связей, а затем и сотрудничество с журналами "Всемирный следопыт" и "Вокруг света". В Москве А.Беляев прожил до 1928 г.; за это время им были написаны "Остров погибших кораблей", "Последний человек из Атлантиды", "Человек-амфибия", "Борьба в эфире", опубликован сборник рассказов. Писал автор не только под своим именем, но и под псевдонимами А.Ром и Арбел.

В 1928 г. А.Беляев с семьей переехал в Ленинград, и с этих пор занимался исключительно литературой, профессионально. Так появились "Властелин мира", "Подводные земледельцы", "Чудесный глаз", рассказы из серии "Изобретения профессора Вагнера". Печатались они, в основном, в Московских издательствах. Однако вскоре болезнь опять дала о себе знать, и пришлось переехать из дождливого Ленинграда в солнечный Киев. Условия жизни в Киеве оказались лучше, а вот для творчества возникли препятствия - рукописи там принимали только на украинском языке, поэтому приходилось их пересылать в Москву или Ленинград.

1930 год оказался для писателя очень тяжелым: от менингита умерла его шестилетняя дочь, рахитом заболела вторая, а вскоре обострилась и его собственная болезнь (спондилит). В итоге, в 1931 г. семья вернулась в Ленинград: незнание украинского языка сделало жизнь в Киеве невыносимой. Постоянные бытовые неурядицы мешали писать, и все же А.Беляев создает в эти годы пьесу "Алхимики...", роман "Прыжок в ничто".

Помимо бытовых проблем и проблем со здоровьем, большие проблемы возникали и с изданием произведений: редакторы их безжалостно сокращали, переделывали. В то время в литературе особо важной темой считался технический прогресс. В угоду этому рассказ "Звезда КЭЦ", по воспоминаниям дочери писателя, "был настолько сокращен, что превратился... в технический справочник". Только значительно позже удалось восстановить, а затем и увеличить первоначальный авторский текст.

Творчество А.Беляева в известной степени неровное: его ранние произведения интереснее, чем поздние; этические вопросы часто оказываются более занимательными, чем самые оригинальные научно-технические гипотезы, а романтический пафос привлекательнее детективного сюжета. Писателя остро интересовал вопрос человеческой психики: функционирования мозга, его связи с телом, с жизнью души, духа. Может ли мозг мыслить вне тела? Возможна ли пересадка мозга? Какие последствия может повлечь за собой анабиоз и его широкое применение? Существуют ли границы у возможности внушения? А у генной инженерии? Попытке решить эти проблемы посвящены романы "Голова профессора Доуэля", "Властелин мира", "Человек, потерявший лицо", рассказ "Человек, который не спит", "Хойти-Тойти". Своеобразным продолжением этих размышлений стали романы-гипотезы, помещающие человека в разные среды существования: океан ("Человек-амфибия"), воздух ("Ариэль"). За всеми этими произведениями - страстное стремление писателя-инвалида бросить вызов физической ограниченности безграничного человеческого духа, гимн ничем не ограниченной свободе и надежда на то, что подобная свобода делает человека лучше, нравственнее, благороднее.

"Беспочвенные фантазии, отвлекающие от актуальных задач социалистического строительства" подвергались резкой критике со стороны властных структур, что в поздний период творчества вынудило А.Беляева к созданию произведений, в которых основное - перечень изобретений, открытий, технических достижений и воспевание коммунистического будущего ("Подземные земледельцы", "Под небом Арктики", "Чудесное око" и др.). В художественном отношении эти произведения малоинтересны. Не случайно подлинным завещанием писателя стал его последний роман в 1941 г. - "Ариэль". Он перекликается с известным романом А.Грина "Блистающий мир", в чем-то продолжая его и, одновременно, опровергая. Герой романа наделен способностью летать без каких-либо научных обоснований этого таланта со стороны автора. Образ Ариэля - лучшее достижение писателя, в котором предметно реализовалась вера автора в неограниченные творческие возможности человека. Под конец жизни А.Беляев отказался от навязываемых ему технических и социальных проблем и в полной мере отдался тому, что влекло его всегда: романтическому описанию человека, преодолевающего "земное притяжение".

Незадолго до войны писатель перенес очередную операцию, поэтому на предложение эвакуироваться, когда началась война, он ответил отказом. Город Пушкин (пригород Ленинграда), где жил в последние годы А.Беляев с семьей был оккупирован. В январе 1942 г. писатель умер от голода. Оставшиеся в живых жена и дочь писателя были вывезены немцами в Польшу.



Творчество Беляева как основоположника советской фантастики.


В молодости заболел тяжелой болезнью позвоночника и большую часть жизни провел прикованным к постели; м. б., именно поэтому героями НФ прозы Б. стали люди, обладающие “сверхспособностями”: плавающие в море как рыбы, летающие как птицы, общающиеся без помощи слов. Дебютировал р-зом “Голова профессора Доуэля” (1925), позже переработанным в одном. роман (1937). Лучшие романы Б. — “Остров погибших кораблей” (1926), “Последний человек из Атлантиды” (1927), “Человек-амфибия” (1928), “Властелин мира” (1929), “Ариэль”(1941) и др. — несмотря на очевидные политические и научные анахронизмы, смогли выдержать проверку временем, многократно переиздавались и вошли в “золотую библиотечку” подросткового чтения.

Но Беляев безудержно увлечён театром, некоторое время он играет на смоленской сцене. Но недолго, вскоре он поступает в Демидовский юридический лицей в Ярославле. Закончив его, он получил должность помощника присяжного поверенного и возвращается в Смоленск. И вот скоплены деньги, и он отправляется в заграничное путешествие: Венеция, Рим, Марсель, Тулон, Париж. В Россию Беляев возвращается с массою ярких впечатлений. В 1915-ом, на 31-ом году жизни, Беляев заболевает: туберкулёз позвоночника. Мать – Маргарита Константиновна Беляева – увозит его в Ялту. Постельный режим.. С 1917 г. – в гипсе! В 1919 году умирает его мать, и Александр Романович, тяжело больной, не может даже проводить её на кладбище. В 1921-ом всё-таки встаёт на ноги.

Работает инспектором по делам несовершеннолетних в Ялтинском уголовном розыске, воспитателем в детском доме, позднее, в Москве – служащим в народном комиссариате почты и телеграфа, юрисконсультом в Наркомпрессе. Вечерами пишет. И вот, в 1925 году в 3-ем номере “Всемирного следопыта” появляется неведомый дотоле фантаст А. Беляев. К появлению первого рассказа фантасту было уже сорок. Это был рассказ “Голова профессора Доуэля”. А болезнь снова уложила его на 3,5 года в гипсовую кровать. Этот период болезни сопровождался параличом нижней половины тела.

Но пожилой, скованный гуттаперчевым ортопедическим корсетом, человек этот в 1932 году поехал работать в Мурманск – плавать на рыболовном траулере. И не потому, что требовалось пополнить запас жизненных впечатлений. Нет! Просто заработать на хлеб.

А в 1941 г. – перед самой войной – в издательстве “Современный писатель” вышла последняя при жизни писателя книга – роман “Ариэль”. Между первым и последним произведениями уместилось 16 лет.

16 лет – и около ста рассказов, множество очерков, статей, рецензий, пьес, сценариев, повестей, наконец, 17 романов. Последние годы писатель-фантаст жил в городе Пушкино, что под Ленинградом (ныне Санкт-Петербург). Немцы быстро взяли этот маленький городок. Начались тяжелые дни. Продуктовые запасы понемногу истощались, и семья Беляевых начала голодать. Глава семьи – Александр Беляев – начал сдавать первым. В конце декабря 1941года он слёг, а 6-го января 1942 г. скончался.

Откуда же черпал писатель-фантаст свои неисчерпаемые запасы фантазии? Давайте понаблюдаем ход событий некоторых его произведений. Рассмотрим роман “Тайна его глаза” Мориса Ренара. Он рассказывает о судьбе молодого француза, потерявшего на войне зрение. А таинственный доктор Прозоп заменяет ему глаза аппаратами, которые улавливают электричество. Но точно так же – лишь электрический облик внешнего мира – видит и электромонтёр Доббель в рассказе Беляева “Невидимый свет”! Заимствование? Темы, пожалуй, да. Но не сюжета. Можно найти литературные параллели и для некоторых других произведений А. Беляева. С его романом “Властелин мира” можно было бы, например, сопоставить повесть “Машина ужаса” В. Орловского.

В пару беляевскому “Хойти-Тойти” можно было бы подобрать ещё роман М. Райнера “Новый зверь”. Но в своих произведениях он не только перенимает чужие идеи. Он разрабатывает в своих рассказах приём парадоксально-эксперементальной ситуации: “Что было бы, если бы?…”. Что произойдёт, если замедлится скорость света (“Светопреставление”)? Или исчезнет притяжение земли (“Над бездной”)? Или будут побеждены вездесущие коварные микробы (“Нетленный мир”)? Или человек сумеет расправиться с потребностью во сне (“Человек, который не спит”)?

Книги Беляева будили интерес к науке и учили добру и мужеству, заражали всепоглощающей жаждой познания. Это качество и находило живой отклик в сердцах читателей. Он начинал свой литературный путь как театральный критик, а стал писателем-фантастом. 16 лет поисков, надежд. Разочарований. Больших творческих удач и неудач. Горьких вынужденных перерывов. Но не только физические преграды вставали на его пути. Находились люди в корне отрицавшие фантастику. Почти не обнаруживается статей 20-30 годов, проникнутых хотя бы долей симпатии к творчеству Александра Беляева – едва ли не единственного писателя, предвоенной нашей литературы, столь преданно и целеустремлённо посвятившего себя разработке трудного жанра.

Даже и сейчас становится до боли обидно за писателя, к труду которого с таким непониманием относились при его жизни. Становится особо ощутима та горечь, с которою он чувствовал себя забытым писателем, забытым коллегами, непонятым критиками. Большой это дар – видеть “то, что временем скрыто”. А. Беляев в совершенстве владел этим даром. И он не растерял его, не растратил на полпути: сберечь этот редкий дар позволила ему безграничная читательская любовь к его книгам. Имя Александра Беляева, одного из первопроходцев советской фантастики, заняло прочное и заслуженное место в истории нашей литературы.

Жил когда-то во Франции такой писатель – Жан де Ла Ир.Так вот, в одном из его романов, а именно “Иктанер и Моизета”, талантливый учёный Оксус приживляет человеку акульи жабры. И тот вольготно, почти как рыба, чувствует себя в водной стихии. Роман этот, по-видимому, попался в руки когда-то молодому Беляеву. Но он ещё и не помышлял тогда о литературном поприще, а потому роман де Ла Ира попался ему и отложился в памяти. Но однажды Александр Романович прочитал в одной из газет заметку о судебном процессе, проходившем в Буэнос-Айресе.

Судили чудо-хирурга профессора Сальватора, который с согласия родителей проводил экспериментальные операции на детях индейцев – делал, например, более подвижными суставы рук и ног. Сальватора осудили на 10 лет, обвинив его в том, что он искажает образ божий. Эта газетная заметка напомнила о старой книге, породив желание написать о том же, но – лучше. Именно она натолкнула писателя на мысль написать роман “Человек-амфибия” (1928).

Воздадим должное таланту писателя Беляева: забытый ныне роман де Ла Ира, герой которого оставался лишь случайным научным феноменом, жертвой преступного эксперимента, попросту бессилен соперничать с “Человеком-амфибией”, романом не только остросоциальным, но и провидческим. “Первая рыба среди людей и первый человек среди рыб, Ихтиандр не мог не чувствовать одиночества, - говорил беляевский Сальватор на суде. – Но если бы следом за ним и другие люди проникли в океан, жизнь стала бы совершенно иной. Тогда люди легко победили бы могучую стихию воды… Эта пустыня с её неистощимыми запасами пищи и промышленного сырья могла бы вместить миллионы, миллиарды человек…”

Разве не эта глубоко человеческая цель экспериментов профессора Сальватора является главной в книге Беляева? И главной в наши дни, когда вполне реальный герой морских глубин – прославленный океанограф Жак Ив Кусто – публично заявляет: “Рано или поздно человечество поселится на дне моря; наш опыт – начало большого вторжения. В океане появятся города, больницы, театры… Я вижу новую расу “Гомо Акватикус” - грядущее поколение, рождённое в подводных деревнях и окончательно приспособившееся к новой окружающей среде.”

Но критики в один голос обвиняли “Человека-амфибию” в научной и художественной несостоятельности. Так, критик А. Ивич писал : “В этой научно-беспредметной повести вместе с тем нет ни социального, ни философского содержания… “Человек-амфибия” оказался развлекательным романом, книгой лёгкого чтения… Автор оторвался от реальных законов природы, и его фантазии не имеют никаких оснований на осуществление даже в отдалённом будущем.”

А роман этот, опубликованный в 1928 году журналом “Вокруг света”, в читательской анкете был признан лучшим произведением за 5 лет работы журнала. В том же 1928 году он вышел отдельной книгой. И тут же был дважды переиздан – настолько велик был спрос на эту книгу!

В 1925 году, в 3-ем номере только-только возникшего “Всемирного следопыта” был напечатан первый рассказ Беляева – “Голова профессора Доуэля” - первоначальный вариант его едва ли не самого знаменитого ныне романа.

Где же скрываются истоки замысла этого романа? Например, содержание рассказа немецкого фантаста начала нашего века Карла Груннерта “Голова мистера Стайла”, сводится к следующему… Появляются в популярной газете острые публицистические статьи, стилем своим заставляющие вспомнить талантливого журналиста, погибшего незадолго до того в железнодорожной катастрофе. И выясняется: доктору Мэджишену удалось вернуть и сохранить жизнь отделённой от туловища голове. Позднее Мэджишен конструирует и приспособления, с помощью которых “погибший” печатает свои статьи. Что ж, и этот рассказ мог быть прочитан Беляевым и сохранён в памяти. Прибавим к этому популярный в дореволюционные времена аттракцион «живая голова 2».

Можно вспомнить и рассказ малоизвестной русской писательницы В. Желиховской “Человек с приклеенной головой”, в котором умелец-хирург доктор Себаллос то же оживлял – крайне вульгарно – погибшего. Впрочем, мотив “живой головы” в русской литературе можно было выводить ещё из “Руслана и Людмилы”: ведь именно с нею сталкивает Пушкин своего героя. Но ясно, что натолкнули Беляева на мысль о первом его фантастическом рассказе, переросшем в последствии в широко известный роман, конечно же не только, и не столько литературные ассоциации, сколько, прежде всего, обстоятельства собственной жизни.

Голова профессора Доуля”, - писал он в одной из своих статей, - произведение в значительной степени автобиографическое. Болезнь уложила меня однажды на три с половиной года в гипсовую кровать. Этот период болезни сопровождался параличом нижней половины тела. И хотя руками я владел, всё же моя жизнь сводилась в эти годы к жизни “головы без тела”, которого я совершенно не чувствовал… Вот когда я передумал и перечувствовал всё, что может испытывать “голова без тела”

От сюда-то и идёт то жгучее впечатление достоверности происходящего, с каким читается “Голова профессора Доуэля”. Разработка этого сюжета, ставшего под пером Беляева неизмеримо глубже и значительнее всех предшествующих литературных вариаций, явилась для писателя своеобразным вызовом собственной болезни, физической беспомощности, которую преодолевало неукротимое мужество духа.

Ну а как вели себя критики? Я. Рыкачёв писал: “По своему типу “Голова профессора Доуэля”, если можно так выразиться, роман переводной: именно для западной развлекательной фантастики, характерно привлечение псевдонаучного материала…”

А между тем, это замечательное произведение выдержало испытание временем и оказалось вовсе не псевдонаучным. Среди читателей Беляева был в студенческие годы известный наш хирург В. П. Демихов. Тот самый доктор, который словно беляевский Сальватор, подсаживал собакам вторые головы. И они жили, эти вторые, и даже покусывали за ухо тех, к кому были “подселены”.

Далекая южная страна взбудоражена появлением в прибрежных водах таинственного серебристого существа, которого молва окрестила "морским дьяволом". Владелец шхуны для ловли жемчуга, жестокий и властный Дон Педро, решает выследить и поймать это существо. Тем временем его невеста, прекрасная Гуттиэре, знакомится со странным молодым человеком по имени Ихтиандр...

Такова завязка этой блистательной романтической драмы, снятой по мотивам фантастического романа Александра Беляева "Человек-амфибия". Этот фильм - один из самых кассовых за всю историю российского кинематографа, лента, которую можно смотреть вновь и вновь. Масштабные, уникальные для своего времени подводные съемки, виртуозная режиссура, волнующая музыка и песни композитора Андрея Петрова, прекрасная работа художников, первоклассный актерский ансамбль - вот еще далеко не все достоинства этой картины. А молодые актеры Владимир Коренев (Ихтиандр) и Анастасия Вертинская (Гуттиэре) стали кумирами нескольких поколений российских зрителей - по сути, первыми "секс-символами" шестидесятых годов...

1936 год начинается публикацией «Звезды КЭЦ», которую автор посвящает памяти Циолковского. «Звезда КЭЦ» - это прощальный привет одного фантаста другому.

В этом же году заново пишется второй вариант «Головы профессора Доуэля», и в мае «Вокруг света» начинает печатать роман с рисунками одного из любимых художников Беляева, Фитингофа, умевшего чувствовать эпоху и характеры персонажей и читать текст писателя.

Второй вариант - зрелая книга. Беляев уже прошел через опыты Эвальда, Гаскеля, Волера, Брюхоненко… Валентин Стеблин, ученый и близкий знакомый Беляева, спорил с ним не один вечер, обсуждая проблемы оживления органов тела и возможность их автономного существования.

Новый «Доуэль» станет символом ученого в буржуазном обществе – талантливой, но беспомощной головы. В «Доуэле» - трагедия инженера Дизеля, обокраденного и убитого конкурентами, и видоизмененная будущая трагедия Эйнштейна, решившегося на искания в области ядерной энергии, имея в виду лишь борьбу с фашизмом, и беспомощного и потрясенного, когда Пентагон, этот многоголовый Керн, сбросил атомные бомбы на мирные города Японии…

В начале 1938 года Беляев расстается с редакцией «Вокруг света». Последнее, что в этом году он печатает в «Вокруг света»,- это рассказ «Невидимый свет» и «Рогатый мамонт» и роман «Лаборатория Дубльвэ».

Одиннадцать самых интенсивных творческих лет (с годовым перерывом) и публикация большинства романов навсегда связывают имя Александра Беляева с названием журнала.

Вот каким рисует писателя в предпоследний год его жизни человек, сотрудничавший вместе с ним в газете «Большевисткий листок»:

«Скромно обставлен кабинет. Полупоходная койка. По стенам – картины с фантастическими изображениями. Мерно гудит ламповый приемник. Настольный телефон и книги… книги… книги…

Ими завалены стол, этажерка, шкаф и до потолка вся соседняя комната – библиотека. На койке лежит человек с высоки лбом, лохматыми черными бровями, из-под которых смотрят ясные, проницательные глаза…»

Вот самая последняя заметка Александра Беляева, напечатанная в «большевистком листке» 26 июня 1941 года: «Труд создает, война разрушает. Нам навязали войну-разрушительницу. Что ж? Будем разрушать разрушителей. Наша армия докажет врагу, что рабочие и крестьяне, из которых она состоит, умеют не только строить заводы и фабрики, но и разрушать «фабрики войны».


Заключение.

Беляев мечтал все достижения науки подчинить интересам человека. Герой рассказа «Человек, который не спит»(1926) победил усталость, не нуждается в сне и обладает огромной работоспособностью; рассказ «Ни жизнь, ни смерть»(1926) посвящен проблеме анабиоза, которая сейчас волнует ученых многих стран; роман «Борьба в эфире» (1928) раскрывает блестящее будущее радио; роман «Чудесное око» (1935) рассказывает, как с помощью телевидения постигается тайна подводного мира. Поражает широкий круг поднятых писателем научных проблем. Интересовало его и все то, что было связано с покорением человеком природы,- будь то искусственное дождевание («ВЦБИД», 1930) или города-спутники («Зеленая симфония», 1930), проблемы микроорганизмов в воздухе («Нетленный мир», 1930) или использование энергии ветра («Воздушный змей», 1931), добывание воды в пустыне («Солнечные лошади», 1931) или проблемы торфоразработок («Чертово болото», 1931). Беляев писал о силе и скорости ветра, развитиии планеризма, о двигателях, работающих на внутриатомной энергии, об использовании энергии космических лучей и о применении химии в сельском хозяйстве. Не случайно создал Беляев и ряд очерков о великих русских ученых – Ломоносове, Менделееве,Павлове, Циалковском.

На фоне робкой еще фантазии ранней советской литературы, делавшей первые шаги в области научной фантастики и приключений, произведения Беляева кажутся поистине удивительными. И в основе всего созданного писателем лежит светлая гуманистическая идея счастья человека. Беляев верил в могущество человека, вооруженного наукой. Он сумел показать, что в буржуазном мире любые достижения науки, попавшие в руки капиталистов, используются в корыстных целях. Погоня за прибылью приводит к разрушению гибели. Такова идея рассказа «Пропавший остров» (1935), таковы страницы, обличающие нравы капиталистических стран в романе «Человек, потерявший лицо» (1929), таков человеконенавистник Штирнер из романа «Властелин мира» (1929), мечтающий поработить мир, такова идея романа «Человек-амфибия» (1928), произведения необычайной социальной остроты и силы. Его герою Ихтиандру открывается незнакомый и прекрасный мир, недотсупный обычному человеку. Однако в хищническом мире погони за капиталом нет места бескорыстным мечтателям. Во всей полноте трагедию ученого в буржуазном мире Беляев раскрыл в романе «Голова профессора Доуэля» (1937).

Основной задачей научной фантастики Беляев считал показ людей будущего: «Человек советского будущего – это человек, е знающий гнета эксплуатации, имеющий полную возможность раскрывать все свои творческие способности и дарования! Какие должны быть мощные яркие характеры, какая полнота и разнообразие запросов, потребностей, какова красота жизни!» И художник слова рисует советских людей, создающих плотины на Волге, добывающих воду в пустыне, строящих новые прекрасные города и новое общество.

Полемизируя с Г.Уэллсом в 1933 году в очерке «Огни социализма, или господин Уэллс во мгле» («Вокруг света», №13), Беляев писал и Днепрогэсе: «Вы слышите, знаменитый писатель, непревзойденный фантаст, пророк и провидец будущего, специалист по социальным утопиям? Фантастический город построен! Сравните его с вашими городами во мгле. Это не ваш уэллсовский город! Ваши утопические города останутся на страницах ваших увлекательных романов. Ваши «спящие» не «проснутся» никогда. Это – город «Кремлевского мечтателя». Вы проиграли игру!».

Лучшие произведения Беляева написаны с подлинным мастерством. «Научную фантастику нельзя превращать в скучную научно-популярную книжку, в научно-литературный недоносок»,- писал он. Приключенческие вещи писателя, такие, как рассказ «Остров Погибших Кораблей» (1926-1927), впоследствии переработанный в повесть, содержат большой и интересный познавательный материал, увлекательно рассказывают о неизведанных и таинственных просторах далеких морей.

В 1931 году Беляев поселился под Ленинградом. Вскоре писателя увлекла проблема покорения космоса. Он изучает труды К.Э.Циолковского, и новые, невиданные доселе горизонты открываются перед воображением писателя: полет на Луну, искусственные спутники, межпланетные путешествия, открытие ранее не известных миров во Вселенной. Беляев еначинает переписку с Циолковским, посвящает ему свой роман «Воздушный корабль» (1934-1935). Роман «Прыжок в ничто» (1933), повести «Звезда КЭЦ» (1936), «небесный гость» (1937) и ряд рассказов рисуют грандиозные картины покорения космоса. В предисловии ко 2-му изданию романа «Прыжок в ничто» Циолковский писал в 1935 году: «Из всех рассказов на тему о межпланетных сообщениях, оригинальных и переводных, роман А.Р.Беляева кажется мне наиболее содержательным и научным».

Великая Отечественная война застала Беляева тяжело больным, 26 июня 1941 года, незадолго до смерти, он публикует в газете «Большевисткий листок» статью, клеймящую позором фашистких захватчиков. «Наша армия докажет врагу, что рабочие и крестьяне, из которых она состоит, умеют не только строить заводы и фабрики, но и разрушать «фабрики войны». Писатель умер 6 января 1942 года, твердо веря в победу советского народа.

В наши дни произведения Беляева заслуженно заняли место в ряду лучших книг мировой литературы. Писатель создал произведения, которые буду жить еще многие годы, покоряя смелой фантазией, мастерством, романтикой открытий и подлинным гуманизмом.

Я выбрала эту тему для реферата, потому, что А.Беляев – мой земляк, и я горжусь этим; мне захотелось узнать больше о биографии такого незаурядного чловека, ставшего основоположником русской научной фантастики, и как он шел к написанию своих фантастических романов. Его произведения кажутся реальными до невозможности, скорее всего, потому, что все гипотезы не были голословными, а были подкреплены научными фактами.


Вывод.

Беляев прожил интересную и плодотворную жизнь. Открыл дорогу в неведомый мир научной фантастики. Он выдержал много испытаний: многочисленные болезни, смерть матери и жесткую критику в адрес своих произведений. Область его творчества была трудна, неизведана. Как же он пришел к научной фантастике? Стремление к новому и желание узнать неизвестное проявилось в детстве.

Отец отправлет сына в духовную семинарию учиться на священника, но к Вере он не привязался, выйдя оттуда атеистом – это был первый шаг к творчеству, ведь христианство отвергает жизнь после смерти, что и описывает Беляев в своих будущих произведениях.

Второй шаг – болезни, приковавшие его к постели, паралич. Вот где рождаетсяя мысль о «жизни головы без тела» и он воплощает ее в романе «Голова профессора Доуэля». В течение других произведений мы видим, что Беляев пытается поместить человека в разные среды обитанияя, и показать незаурядные человеческие способности. Его романы поистине захватывающие, мне понравился роман «Голова профессора Доуэля». Очень интересный сюжет сопровождается медицинскими гипотезами; написано живо и динамично, кажется, что все происходит на самом деле. Но я считаю, что пусть все будет так, как создано природой. Воскрешение всех мертвых принесло бы глобальные проблемы, например, перенаселение планеты, дисбаланс природы и голову не заменит ничто, наступит дисгармония.

Все же я советую всем обогатить свою домашнюю библиотеку сборником рассказов А.Беляева и, естественно, прочитать их, его произведения действительно помогают уйти от суеты реальной жизни.


Библиография:

  1. Беляева С. Звезда мерцает за окном... - в сб.Фантастика-84. // М.: Мол.гвардия, 1984, с.312-347.

  2. Ф.Бушитекова. Вступительная стать. Фантастика. 1976 г. // Лениздат, 1976.

  3. М.А.Соколава. Вступительная статья. «Избранные романы» 1987г. // Изд. «Правда» стр. 3-15.


Случайные файлы

Файл
26634-1.rtf
12559.rtf
71051-1.rtf
24410-1.rtf
12567-1.rtf