Образ Платона Каратаева (voina i mir)

Посмотреть архив целиком

План

Введение. 3

Платон Каратаев как образ народной покорности. 4

Образ Платона Каратаева через восприятие Пьера Безухова. 8

Платон Каратаев как образ реальной действительности. 19

Заключение. 23

Список литературы. 24


Введение.

«Война и мир» — несомненно одно из самых многозвучных, многокрасочных произведений. Свободно сочетая, «сопрягая» в себе изображение событий мировой истории и тонких, скрытых, противоречивых душевных движений, «Война и мир» полемически противостоит всякой классификации и схематизации. Живая диалектика вечно движущейся, многосложной, неостановимой жизни, великолепно схваченная Толстым и составляющая душу его романа, требует от исследователя особой осторожности и такта.

Вопрос о Каратаеве — и простой и сложный. Простой по существу, по ясности образа, по ясности авторской идеи, наконец, по незначительности его места в романе. Сложный — в силу того невероятного идеологического нагромождения, которым сопровождался разбор этого образа на протяжении всей девяностолетней критики «Войны и мира». Образ Каратаева был преувеличен критикой в связи с некоторыми течениями народничества, почвенничества и др., зарождавшимися в годы появления «Войны и мира». Образ Каратаева был преувеличен критикой в связи с толстовщиной и сопровождавшей ее полемикой в последние годы жизни Толстого. И когда литературоведы последнего времени вплоть до наших дней рассматривают этот образ, они фактически имеют в виду не столько текст самого романа, сколько те идеологические акценты, которые, каждый по своему, делали на нем Шелгунов, Страхов или Саводник1.

Платон Каратаев как образ народной покорности.

Нераздельность частного существования каждого и жизни всех наиболее решительно в «Войне и мире» отстаивается образом Каратаева, особой его художественной природой.

Толстой создает образ Платона Каратаева, охарактеризовав его внутренний облик особыми чертами крестьянского патриархального сознания.

Рисуя Тихона Щербатого и Платона Каратаева, автор показывает две стороны крестьянского сознания и поведения — действенность и пассивность, борьбу и непротивление. Эти образы как бы взаимодополняют друг друга, позволяя Толстому всесторонне изобразить крестьянский мир. В романе предстает перед нами «убогая и обильная, забитая и всесильная» крестьянская Русь. Вместе с тем необходимо обратить внимание на авторскую оценку образа Каратаева, указать на то, что Толстой явно любуется своим героем, его кротостью и безропотностью. В этом сказались слабые стороны мировоззрения писателя. Но нельзя не согласиться с утверждением Сабурова, что «личные взгляды и настроения Толстого никогда не искажали в «Войне и мире» художественного изображения»2.

В образе Платона Каратаева выражены черты деятельного, живого крестьянского характера. Изображая, как он разувался, «аккуратно, круглыми, спорыми, без замедления следовавшими одно за другим, движениями», как устраивался в своем углу, как он жил в первое время в плену, когда стоило ему «встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое-нибудь дело», — автор рисует привыкшего к труду и неутомимого человека, умевшего быть нужным и полезным всем. «Он все умел делать не очень хорошо, но и не дурно. Он пек, варил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил,и песни». Каратаев был, судя по его рассказам, — «давнишним солдатом», не любившим, но честно исполнявшим солдатскую службу, течение которой «ни разу бит не был». В Каратаеве есть и патриотическое чувство, которое он по-своему выражает: «Как не скучать, соколик! Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть. Да червь капусту гложе, а сам прежде того пропадае»3, — говорит он, утешая Пьера. «Попав в плен и обросши бородою, он видимо отбросил от себя все напущенное на него чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему крестьянскому, народному складу», и любил рассказывать преимущественно «из своих старых и видимо дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта» 4.

Облик Каратаева представляет особое выражение крестьянской сущности в авторской ее трактовке. Его внешний вид производит впечатление благообразного крепкого крестьянина: «приятная улыбка и большие карие, нежные глаза были круглые... зубы его ярко-белые и крепкие, которые все выказывались своими двумя полукругами, когда в он смеялся (что он часто делал), были все хороши и целы в ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости»5

Рисуя портрет Каратаева, «вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил как бы всегда собираясь обнять что-то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые, морщинки — мелкие, круглые. Пьер чувствовал что-то круглое даже в речи этого человека» Это «круглое» становится символом «каратаевщины», символом внутренней гармонии всех сторон личности, ненарушимой примиренности с собой и со всем окружающим, автор подчеркивает во всем его внешнем облике «олицетворение всего русского, доброго и круглого» — как некоторого символа гармонически цельного человека. В цельности, непосредственности его натуры проявляется, с точки зрения автора, бессознательная, «роевая» жизнь народа, как жизнь природы: он любил песни и «пел не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел так, как поют птицы». «Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Но жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная частица. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал. Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка».

Внимание автора особенно привлечено к внутреннему, душевному состоянию Платона Каратаева, как бы независимому от внешних условий жизни; «он любил и любовно жил со всем, с чем его сводила жизнь, и в особенности с человеком — не с известным каким-нибудь человеком, а с теми людьми, которые были перед его глазами»... '

Этому неизменному любовному отношению Каратаева к людям автор придавал особенный смысл и значение как известной этической норме. Образ Платона Каратаева, наиболее развернутый из народных образов, занимает особое место в художественной структуре романа. Он возник не сразу и появляется в поздних редакциях «Войны и мира».

Введение Платона Каратаева в действие эпопеи связано с тем, что Толстому важно было показать духовное возрождение Пьера под влиянием нравственных душевных качеств человека из народа.

Возлагая на Каратаева особую нравственную задачу — внесения в мир человеческих страданий ясности и душевного успокоения, Толстой создает идеализированный образ Каратаева, построив его как олицетворение добра, любви, кротости и самоотречения. Эти душевные качества Каратаева в полной мере воспринимаются Пьером Безуховым, озаряя его духовный мир новой истиной, открывшейся ему во всепрощении, любви и человечности.

Для всех остальных пленных Каратаев «был самым обыкновенным солдатом», над которым они слегка «добродушно трунили, посылали его за посылками» и звали Соколик или Платоша; он был для них простачком.

Очень характерно для развития творческого пути Толстого, что он уже в конце 60-х годов воплотил свой человеческий идеал в образе патриархального крестьянина. Но Каратаев с его чертами кротости, смирения, покорности и безотчетной любви ко всем людям не является типичным, обобщающим образом русского крестьянина. Роль его важна при изучении мировоззрения автора: в образе Каратаева впервые дано художественное выражение элементов будущего учения Толстого о непротивлении злу насилием.

Но, возвысив в этическом плане нравственный облик Каратаева, Толстой показал в «Войне и мире», что жизненная сила русского народа заключалась не в Каратаевых, а в той действенности, которая характеризовала Тихонов Щербатых, солдат-партизан, уничтожавших и изгонявших врага с родной земли. Образ Платона Каратаева является одним из ярких примеров проникновения в художественную систему религиозно-этических воззрений автора и представляет одностороннее изображение характера русского патриархального крестьянина — его пассивности, долготерпения, религиозности, покорности. В одном из ранних рассказов («Рубка леса») Толстой писал о трех типах солдат: покорных, начальствующих и отчаянных. Уже тогда он видел как наиболее ему «симпатичный и большей частью соединенный с лучшими — христианскимй добродетелями: кротостью, набожностью, терпением... тип покорного вообще». Платоны Каратаевы были, конечно, среди солдат и в период Отечественной войны 1812 года, и среди безвестных героев Севастопольской обороны, и среди крестьян.

Многие черты характера Каратаева —любовь к людям, к жизни, душевная мягкость, отзывчивость к человеческим страданиям, стремление помочь человеку в отчаянии, горе — являются ценными свойствами во взаимоотношениях людей. Но возведение Толстым Платона Каратаева в человеческий идеал, подчеркивание в нем пассивности, покорности судьбе, всепрощения и безотчетной любви ко всему как выражение этической формулы толстовства (мир внутри вас) имело глубоко реакционный характер.

Не случайно в «Эпилоге», когда Наташа, вспоминая Платона Каратаева как человека, которого более всех уважал Пьер, спрашивает его, одобрил ли бы он теперь его деятельность, Пьер ответил, подумав:

«Нет, не одобрил бы... Что он одобрил бы, это нашу, семейную жизнь. Он так желал видеть во всем благообраие, счастье, спокойствие, и я с гордостью бы показал ему нас»6.

Сущность Каратаева отрицает стремление в человеке к активной политической борьбе за свои права и независимость, и, следовательно, Толстой утверждает, что народному миропониманию чужды активные революционные методы борьбы за переустройство общества. Каратаев руководим отнюдь не расчетом, не разумом. Но в стихийных его побуждениях нет и ничего своего. Даже во внешности его снято все индивидуальное, а говорит он пословицами и поговорками, запечатлевшими в себе лишь общий опыт и общую мудрость. Нося определенное имя, имея свою биографию, Каратаев, однако, в полной мере свободен от собственных желаний, не существует для него ни личных привязанностей, ни хотя бы инстинкта охраны и спасения своей жизни. И Пьер не мучается его смертью, притом что свершается это насильственно и у Пьера почти что на глазах.


Случайные файлы

Файл
50152.rtf
99014.rtf
19004.rtf
93805.rtf
47191.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.