Министерство профессионального образования РФ

Усть-Лабинский социально-педагогический колледж.





Реферат по детской литературе на тему:

« Носов Н.Н.»


Выполннила: студентка

2 «З» (К) курса

Волченко С..

Переподаватель:

Щербина Л.Г.



г. Усть-Лабинск

2001г


НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ НОСОВ (1908-1976)

Родился Николай Носов в семье актера. Учиться маль­чик начал в гимназии поселка Ирпень, недалеко от Киева, где прошло его детство. После 1917 года гимназия была ре­организована в школу-семилетку. Закончив ее, он работал чернорабочим на бетонном заводе в Ирпени, потом на кир­пичном в городе Буча. Постоянно в эти годы занимался само­образованием. Искусство влекло его в свои прекрасные объятья с отрочества. Девятнадцати лет он выдержал экзамен в Киевский художественный институт. В 1929 году перевелся в Московский государственный институт кинематографии и до 1951 года работал в сфере кино: режиссер, постанов­щик мультипликационных, научных, учебных картин. В годы Великой Отечественной войны ставил военно-технические фильмы.

Путь в литературу. В литературу, как говорил и писал Н.Н.Носов, пришел он случайно: родился сын, и нужно было рассказывать ему все новые и новые сказки, забавные рас­сказы для него и его приятелей-дошкольников... «Постепен­но я понял, что сочинять для детей — наилучшая работа. Она требует очень много знаний, и не только литературных, еще больше психологии детей. Главное — любви к ним. И уваже­ния. Я понял, когда у меня рос сын, что к детям нужно отно­ситься с самым большим и очень теплым уважением», — го­ворил автор повести «Витя Малеев в школе и дома», когда ее обсуждали в творческом объединении детских и юношеских писателей Москвы, а вышла она в свет в уже упоминавшемся 1957 году.

Первый рассказ Н.Н.Носова «Затейники» был издан еще в 1938 году. Первая тоненькая книжка — в 1945 году. Назы­валась она «Тук-тук-тук». Этот дружеский и дружелюбный стук услышали и дети, и издатели: «Детгиз» через год выпус­тил в свет следующую книгу — сборник рассказов «Ступень­ки». А далее? Далее по этим ступенькам одна за другой выхо­дили на широкий простор книги уже известного, крепко по­любившегося и «веселого писателя», как называли и называют часто Н.Н.Носова: 1947 — «Веселые рассказы»; 1951 — «Днев­ник Коли Синицына»; 1953 — сборник «На горке»; 1955 — повесть «Веселаясемейка»; 1956 — «Прятки»; 1958 — «Весе­лые рассказы и повести»; 1959 — «Незнайка в Солнечном городе»; а в 1960 — «Приключения Незнайки и его друзей» в серии «Школьная библиотека». Книга включала повесть-сказ­ку «Приключения Незнайки и его друзей» и роман-сказку «Незнайка в Солнечном городе».

Книги Н.Носова иллюстрировали очень непохожие по почерку художники: И.Семенов, Г.Вальк, Д.Бисти, Е.Афа­насьева, А. Лаптев, А. Каневский, В.Горяев и другие. Худож­ник В.Горяев; обращаясь к детям и педагогам, не раз повто­рял такую мысль: «Художественное творчество требует вдох­новения. Его появление не всегда сразу объяснимо... Но если у вас не пишется, возьмите любимую книгу. Уйдите в ее мир. Постарайтесь почувствовать настроение автора... Вот возь­мите, например, веселые рассказы Николая Носова. Читайте для себя. Для удовольствия. И вы почувствуете, что улыбае­тесь. На душе — такое приятное чувство одушевленной (!) встречи с хорошими людьми».

«Веселый писатель», — привычные слова в статьях, в до­кладах и лекциях о Н.Н.Носове. Может показаться стран­ным, но в жизни (исключаю личную ее часть — семью), в общении с детьми, в школах, с издателями, коллегами Н.Н.Носов никогда не давал повода сказать о нем «веселый человек». Он был сдержан. Бывал лукав. Чаще задумчив, как бы сам в себе. Краткословен. Точен в оценках работ других писателей, критиков. Доброжелателен. Улыбался чаще лишь глазами, то есть настроение его проявлялось во взгляде. И дети — герои в его книгах — не весельчаки, не скоморохи. Они деловиты. Они нормальные здоровые дети, живут от­крыто, увлеченно. Стремительно действуют и в игре, и в де­лах своих. Естественно, что часто попадают в смешные си­туации, закономерно хотят больше, чем могут, видят себя героями и в маленьком деле, ибо постоянно в состоянии жиз­нерадостного роста. В состоянии развития, внутреннего дви­жения. Вспомните стихи А.Л. Барто «Я расту».

Нормальные, не изломанные жизнью, не больные (имен­но о таких рассказывает Н. Носов) дети, конечно, в своем вихре открытий, чаще всего так деятельны, что деятельность эта про­являет все нюансы противоречий между желанием и возмож­ностями ребенка. Это порождает массу недоумений, вопро­сов, удивлений. Все это чувствует и передает писатель, поэто­му его книги прежде всего глубоко правдивые произведения доброго, любящего человека, для которого детство самоценно. В нем все значимо. Все мило. Все дорого. Все приятно и, не побоимся слов, празднично, то есть весело. Детство — счас­тье. Задача взрослых — понять это и сделать миг детства счас­тливым, способствовать, чтобы праздничность детства сохра­нилась. Помочь ей перейти в отрочество, юность и задержать на всю жизнь.

Просто веселых людей много разного рода. Есть весельча­ки, стремящиеся рассмешить детей плоскими и пошленьки­ми анекдотами или злыми, черными шутками. Например, можно назвать черным «смех наоборот» Г. Б. Остера. Этот смех сродни тому, как веселятся дети, увидев упавшую пожилую женщину, разбившую при этом бутылку с молоком, куплен­ную, возможно, на последние деньги... Н. Носов не старается рассмешить. Он показывает правдиво мир хороших, нормаль­ных детей. Этот мир прекрасен. Этот счастливый мир богат светом, жаждой жизни и, конечно, юмором.

«Юмор — это субъективная копия объективного комиз­ма... Юмор предполагает высокие эстетические идеалы, иначе неизбежно он девальвирует, теряет свой очищающий эф­фект (катарсис), превращаясь в цинизм, пошлость, скабрез­ность. Не случайно классики мирового искусства У. Шекс­пир, Ч.Диккенс, А.П. Чехов, К.Чапек, Ч.Чаплин и др. не­редко использовали свойственный юмору дружеский смех для выражения сущности положительных героев, раскры­тия за внешней комедийностью прекрасного, гуманистичес­кого начала в человеке»' (подчеркнуто мною. — Т.П.). Та­кова именно эстетика Н.Носова: за внешней комедийнос­тью он видит и помогает увидеть нам прекрасное, доброе в любимых писателем героях: Косте Шишкине, Мишке и Коле, которым так и не удалось насладиться своей кашей, в Вите Малееве и его друзьях, в Незнайке со всей его сказочно прекрасной компанией...

Исследование ребенка. В 1972 году вышло любопытнейшее писательское исследование Н.Н. Носова «Повесть о моем друге Игоре». Это — вдумчиво проведенное, изящно представленное читателям изучение интеллектуального, духовно-; го роста ребенка от первого года жизни до шести лет вклю­чительно. Читать книгу редкостно интересно каждому, а учи­телю профессионально очень полезно. Полезно это и с детьми читать вместе (дома, в школе), и самим детям самостоятель­но — работает эффект заражения. Ребенок невольно сравнивает себя с реакциями героя, свои речевые возможности со словами, с речью Игоря и закономерно сам развивается... Нам же здесь, опираясь на художественный дневник дедушки Николая Николаевича Носова, надо сказать следующее об эстетике его творчества.

Покоряет более всего осознанное признание не только равноправия детей и взрослых, но и приоритета детства как этапа в становлении человека и как условия полноценной жизни взрослых. Не только в личном, но и в футурологическом, социальном, культурологическом плане. Писатель анализировал силу и богатство «волшебной страны» детства еще в начале своего творческого пути. Он начинал писать для взрослых, но не нашел свою тропу и признавался: попав «в волшебную страну детства... увидел детство уже не в тума­не далекого прошлого... а в непосредственной близости». «Признаюсь, волшебная эта страна удивила меня, а творчество, как сказал один умный художник, начинается с удивления. Я увидел в ребенке то, чего не замечал раньше, и чего, мне казалось, не замечалии другие». Да, удивление и любовь— два чувства-лейтмотива «Повести о моем друге Игоре». Чи­таем первую зарисовку из этой книги. Называется она «Дидя».

«Вечер 31 декабря 1963 года. Я держу Игоря на руках перед наря­женной новогодней елкой. Он тянется ручонками то к сверкающему стеклянному шару, то к светящейся лампочке и кричит, захлебываясь от восторга:

Дидя, ву! Дидя, ву-у!

Он называет меня не деда или дедя, как обычно зовут своих деду­шек другие ребята его возраста. Я у него почему-то «дидя». Я не возра­жаю против такого названия, наоборот, оно мне даже нравится. Во всяком случае — оригинально. А поделиться радостью с другим — раз­ве это не проявление чувства дружбы, которое доступно ребенку уже в тот период, когда он начинает произносить свои первые слова?»

Конечно, было бы интересно поразмышлять об уровне, интенсивности развития Игоря, о развитии его способности анализировать, сравнивать различные предметы, факты. Книга дает обильный материал для раскрытия возрастной психоло­гии ребенка и в год, и в два, и в 3, 5... Надеюсь, что вы, уважаемый коллега, прочтете всю повесть об Игоре и поду­маете над этими и другими вопросами, которые возникнут при чтении картинок из жизни внука Н.Н. Носова. Здесь же, полагаю, необходимо заметить, что и это специфическое про­изведение писателя убеждает: ему свойственно трудно опре­делимое одним словом особое внимание — доверие к ребен­ку, которого он изучает. Ребенок для писателя Н.Н.Носова

  • субъект, а не отстраненный от художника-исследователя объект.

Н. Носов ничего не описывает. Он рассказывает. Пред­лагает читателю свою, любовью согретую аналитическую ин­формацию о своем герое. И приглашает своего читателя на­рисовать, вообразить, создать свою «субъективную копию».

Особенности юмора. Отбор вопросов Игоря, его реакций на рассказы, на замечания взрослых; внимание к слову, произнесенному ребенком, и к его интонации, к взгляду, улыбке — все это интуитивно включенная наблюдательность, свойственная художнику, рожденному стать именно детским писателем. Отмеченное характерно и для тех рассказов, по­вестей, которые Н.Н.Носов написал от имени созданных им персонажей: например, Коля в рассказах «Мишкина каша», «Телефон»... Интересно, что мальчишка-рассказчик легко ассоциируется с Н.Н.Носовым. Он выступает, таким образом, и автором и лирическим героем. Писатель не забавляет свое­го читателя. Не забавляется своим рассказом и Коля, повест­вующий обо всем так точно и зримо, как может это делать лишь участник происходящего. Рассказчик вполне серьезен, нисколько не пыжится, чтобы понравиться нам. Да и так ли уж весело было в тот вечер на даче, когда мальчишки оста­лись одни: крупа вылезает и вылезает из кастрюли, воды боль­ше нет, ведро уже в колодце, а Мишка предлагает и самовар использовать в качестве черпака воды из колодца... И темно уже. И мамы нет. И есть хочется...


Случайные файлы

Файл
65209.rtf
137518.doc
122696.rtf
178841.rtf
161252.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.