Человек и история (30498-1)

Посмотреть архив целиком

Человек и история


Но все, что было, не забыто,

Не шито – крыто на миру.

Одна неправда нам в убыток

И только правда ко двору.

А. Твардовский

В последнее время мы чаще и чаще обращаемся к нашей истории, и этот интерес легко объясним, ведь не так давно был снят с нашей литературы “железный занавес” цензуры, и мы, наконец, обрели долгожданную правду. Это была страшная правда, правда о бесчисленных репрессиях, унесших миллионы жизней, о позорных судилищах, о застенках НКВД, где любыми способами выбивали из людей нужные показания, о тюрьмах и лагерях. Именно эту правду мы узнавали со страниц произведений Александра Солженицына и Варлама Шаламова, Юрия Домбровского и Георгия Владимова. Это те писатели, чья биография была связана с ГУЛАГом – чудовищным порождением Системы.

Для многих из нас Солженицын начинался с “Архипелага Гулага”. Эта книга – исследование самых страшных времен для нашей страны – времен сталинских репрессий. Мы можем проследить все стадии становления ГУЛАГа: аресты и расстрелы ЧК, создание концентрационных лагерей, открытые судебные процессы… Мы узнаем, как развивалась “технология обработки” заключенных на этапах в тюрьмах и лагерях , как совершенствовался репрессивный аппарат. Но если “Архипилаг ГУЛАГ” - это документальное исследование, которое потрясает нас точной статистикой, ужасающими подробностями, то его рассказ “Один день Ивана Денисовича” впечатляет своей художественной глубиной. Перед нами описания одного дня одного зека от подъема до отбоя. Мы как будто окунаемся в лагерный быт, когда все ценности человеческие как бы переворачиваются в сознании и главным становится только стремление выжить, выжить любой ценой: подработав ли “закосив” ли лишнюю пайку, “подмазавшись” ли к начальству и тому подобное. Да, Шухов сохранил в себе искру человечности, но скольких его товарищей эта Система сломала, лишила человеческого достоинства!

В другом произведении Солженицына – романе “В круге первом” - в центре внимания автора находиться судьба именно “несломленного” человека. Главный герой – дипломат Иннокентий Володин выдает важную государственную тайну СССР канадскому посольству. Что заставило его пойти на такой шаг? Он занимал прекрасное положение, его ожидала блестящая карьера, но со временем Володин чувствует пресыщение бесконечной ложью. Разбирая архивы матери, Володину открывается совершено другая Россия. Герой начинает понимать, что его страна жестоко обманута. Именно поэтому он звонит в иностранное посольство. Запись телефонного разговора Володина попадает в специнститут МГБ – “первый круг” ГУЛАГа, называемый в простонародье “шарашкой”. Здесь работают зеки, специально отобранные со всех островов ГУЛАГа. В “шарашке”, несомненно, жить лучше, чем в лагере, но над каждым из арестованных по-прежнему довлеет угроза быть отправленным на этап, получить второй срок. Эти зеки тоже бесправны, но у этих людей есть возможность заниматься любимой работой и размышлять о несовершенстве мира. Каждый из зеков, будь то убежденный коммунист Лев Рубин, философ Сологдин, мыслитель Глеб Нержин, не ведают настоящей жизни, отгороженные от нее бетонным забором.

Читая роман, не перестаешь удивляться как дешево стоит наша жизнь. Жизнь Володина, брошенного за решетку, жизнь Нержина, отказавшегося от работы на органы ГБ и отправленного в лагерь, жизнь многих других.

Именно эту хрупкость человеческой жизни, ее незначимость в общей Системе показывает нам в своей трагической книге “ Калымские рассказы” Варлам Шаламов. Человек в лагере, по Шаламову, радикально меняется, в нем атрофируются многие, присущие нормальным людям понятия: любовь, чувство долга, совесть, зачистую утрачивается даже витальный рефлекс. Вспомним, к примеру, рассказ “Одиночный замер”, когда герой накануне гибели жалеет не об утраченной жизни, а о несъеденной пайке хлеба. Шаламов показывает, как лагерь ломает человеческую личность, но автор делает это как бы не со стороны, а трагически переживая все вместе со своими героями. Известно, что у таких рассказов, как “На представку” и “Заклинатель змей” явно автобиографическая подоплека.

В мире лагеря нет никаких правил и норм. Они упразднены, потому что главное средство Системы – насилие и страх. Выйти из-под их влияния удается не всем. И все же есть они – Личности: Иван Шухов, майор Пугачев (из рассказа Варлама Шаламова “Последний бой майора Пугачева”), Георгий Зыбин (из романа Юрия Домбровского “Факультет ненужных вещей”). Их не удалось сломить, и это внушало и внушает читателям веру в победу над злом.

Когда-то Расул Гамзатов писал: “Если ты стреляешь в свое прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки”. Эти слова стоит вспомнить нам, сегодняшним, потому что только осознание нашего прошлого поможет нам в духовном возрождении.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.