Русские праведники в произведениях Н.С.Лескова (30452-1)

Посмотреть архив целиком

Русские праведники в произведениях Н. С. Лескова


Введение

Тема моего реферата весьма необычна: ”Русские праведники в произведениях Н. Лескова”. Мне интересно узнать как Лесков представляет себе праведника. Эта тема не достаточно широко описана в русской литературе, хотя такой писатель как Лесков обращался к поискам примеров праведной жизни народа.

В моем реферате я хочу проанализировать несколько произведений Лескова. Хочу посмотреть как выглядит праведник у него. Меня эта тема заинтересовала еще и тем ,что писатели мало пишут на эту тему, многие вообще не касаются. Тема праведника остается как бы в стороне. Не каждый писатель берется за тему праведников, потому что жизнь праведника, жизнь по божьим законам, с одной стороны слишком проста и однообразна , а с другой стороны так насыщена и наполнена каждодневным служением людям и богу ,что понимание праведника трудно донести до читателя . Я думаю, что образ праведника удался Николаю Лескову. Он описал праведника так, как я себе представляю. Вообще у Н Лескова произведения на эту тему занимают целый жизненный период.3

В реферате будет рассмотрено несколько произведений, их анализ и критические статьи на эти произведения. В моем реферате я попытаюсь выразить свои мысли и соображения по поводу этой темы.


Глава первая

Свое исследование я хотел бы начать с определения праведника Одно определение я возьму из словаря русского языка С.Ожегова, другое попытаюсь составить сам. По Ожегову : “праведник- 1. У верующих: человек, который живет праведной жизнью. Праведный, у верующих: благочестивый, соответствующий религиозным правилам. Я согласен с этим определением , но тут кое чего не хватает. У праведника очень большой духовный мир. По моему мнению, этот человек должен быть добрым, справедливым, сближенным с природой

В первой главе я начну рассматривать произведения Николая Лескова. Я хочу рассмотреть несколько его произведений. Так как произведений на эту тему у него много, более подробно исследую несколько из них: “Очарованный странник”, “Несмертельный Голован”, “Человек на часах”, “Однодум”, “Инженеры-бессребреники” и “Шерамур”.

На написание этой темы Лескова побудил разрыв с церковью. Разрыв с церковностью означал для Лескова не только критику тех или иных догматов казенного христианства. Он означал полный разрыв с официальным миром, с казенной службой во всех ее видах и формах. Отныне он довольно придирчиво отзывается о людях, так или иначе связанных с государством- хотя бы по долгу службы. Он чувствует себя протестантом, ревниво оберегающим независимость своих суждений и поступков. И здесь, как и во многих других вопросах, примером для него был Лев Толстой. Галерею лесковских праведников открывает образ Савелия Трубозорова. Пройдет всего несколько лет, и Лесков разочаруется в своих надеждах на “истинную веру”. Люди- типа старгородского протопопа- будут казаться ему столь же “далекой и милой сказкой”, как и наивные плодомасовские или простодушный силач Ахилла Десницын.

Очарованный странник” был написан Лесковым в 1872. В этом же году Лесков предпринимает поездку по Ладожскому озеру, давшую ему фон для рассказа. Полученный материал Лесков использовал дважды. Он создал целую серию очерков “ Монашеские острова на Ладожском озере”, а затем обратился к художественному произведению. Как всегда, форма повествования была такой какая свойственна только Лескову. Она предполагала идеального рассказчика и идеальных слушателей. Лесков сознательно использует такие литературные приемы, которые уже давно разрабатывались до него и в западной литературе, и в русской. Рассказ Ивана Флягина о своих приключениях напоминает и просветительский роман 18 века с его формой жизнеописания одного лица, и романы - приключения, столь популярные в русской литературе 30-х годов 19 века.

Писатель искал свою форму повествования, откликаясь не только на литературные образы. Герой повести- бывший крепостной. В сущности, “очарованный странник” Иван Флягин- это народ, ищущий правды и справедливости на самых неизведанных дорогах. Для писателя он имел непосредственную связь с другим любимым персонажем- “Несмертельным Голованом”, который в самую лютую чуму сознательно и добровольно спасает своих односельчан от жестокой напасти. Оба они- и Иван Флягин, и Несмертельный Голован- из Орловской губернии, где прошло детство писателя. Лесков, как всегда, опирается на какие-то личные впечатления и воспоминания об уездной русской глуши, в которой попадались люди, подобные Ивану Флягину.

Если своего “Левшу” писатель сделал под русский лубок, столь популярный в простонародье, то “Очарованный странник” больше напоминает былинный эпос, герой которого “всю жизнь свою … погибал, и никак не мог погибнуть”.

Лесков не стремился запечатлеть эту провинциальную жизнь как сплошное царство мрака и беззакония. Не умалчивая о тягостных сторонах этого быта, он выводил на сцену героев, в которых отражался сам народный инстинкт, дух народа- жизнестроителя. Таким и был Иван Флягин, сын кучера из дворовых графа Каменского Орловской губернии- жестокого крепостника, упоминаемого и в других произведениях Лескова. На жизненном пути Ивана встречаются тяжелые испытания, но несмотря на них, остается жив.

Иван Северьянович- натура незаурядная, страстная. Его поступки сродни человеку экспансивному, несмотря на мужицкое обличье и простонародное одеяние. Еще в юности он спасает княжескую чету, остановив шестерку взбесившихся коней на краю пропасти, но в благодарность получает жестокую порку, “обидев” любимую барышней кошку. И так будет складываться вся его дальнейшая жизнь. Потерпев незаслуженную обиду, он бежит на юг страны, куда уходили многие крепостные; затем проходит через новые испытания, пробуя себя в самых разных “профессиях”: он на своем месте в любом положении- может быть и нянькой при больном ребенке, и опытным ремонтером по лошадиной части, и лекарем. Лесков нисколько не идеализирует своего героя. Сам Флягин не выше сознанием тех обычаев, среди которых живет, не понимает смысла некоторых своих поступков, но всегда выбирает трудную дорогу и остается неизменным в своей цели- быть в полном согласии с совестью и долгом.

Праведник Лескова рассказывает о себе, ничего не скрывая ,- “развязку” с цыганкой Грушей, и трактирные похождения, и тягостную жизнь в десятилетнем плену у татар. Но с ходом повествования все мелкое и бытовое в герое отходит на задний план. Действительно, мы видим сколько страданий перенес Иван, он рассказывает о своих негативных поступках, но впечатление о нем складывается положительное. В конце повести образ русского странника вырастает в монументальную фигуру. Лескову дорого в ней как раз героическое начало, оно обещало какие-то неизведанные горизонты в самой судьбе народа.

Пройдет немало десятилетий, и Горький скажет о произведениях писателя этого цикла: “… он писал не о мужике, не о нигилисте, не о помещике, а всегда о русском человеке, о человеке этой страны. Каждый его герой- звено в цепи людей, в цепи поколений, и в каждом рассказе Лескова вы чувствуете, что его основная дума- дума не о судьбе лица, а о судьбе России”.

Обращение Лескова к новому для русской литературы герою имело большое принципиальное значение. Здесь писатель скоро почувствовал свое расхождение с людьми, когда-то особенно близкими ему. Среди них- А. Ф. Писемский, которому молодой Лесков был обязан поддержкой в трудные дни. Но теперь он находит свою дорогу ,и не может не сказать об этом прямо. Так, сборнику “Три праведника и один Шерамур”,вышедшему тогда, когда цикл о праведниках уже сложился, Лесков предпослал предисловие или обращение “К читателю”, в котором описал свою ссору с другом.

В то время, когда Лесков работа над своей повестью о “Несмертельном головане”-русском крестьянине, оказавшемся способным на величайшее самопожертвование, во Франции Г. Флобер уже завершил свое произведение “Искушение святого Антония” (1874). Интересно сравнить эти произведения. У Флобера царит атмосфера безысходности и пессимизма, отражающая духовную драму своего автора. История заблуждения человеческого разума, всеобщая относительность, релятивизм нравственных ценностей, скепсис и ирония- все эти мотивы, получившие потом развитие у А. Франса- соседствуют с эстетизацией сексуальных видений, когда флоберовскому герою даже старая пальма кажется торсом обнаженной женщины.

Лесков совершенно снимает эту проблему, делая Голована девственником. Так что шантаж Фотея не имеет под собой основания. Но чтобы спасти Павлу, Голован готов нести и такое испытание. Лесков верит в силу народа. Его герой “праведник” не потому, что способен на “чудо”, не потому, что возвышается над людьми, отгородившись от них, а потому, что вместе с ними в трудную минуту. Он и гибнет, спасая ближних во время пожара.

Голован- в повести Лескова- назван молоканом, принадлежащим к одной из сект распространенных на юге России. По духу он- свободный христианин, то есть еретик. Этот духовный тип русского мыслителя очень привлекал писателя. По мысли автора, Голован далек от церковной обрядности, и его добрая, народная вера напоминала вредные, с официальной точки зрения, фантазии. Действительно Голован готов пройти через все испытания лишь бы спасти свою деревню. Он действительно был праведником, но он был далек от церкви , он был как бы “народным” праведником.

Таким же свободомыслящим философом представлен в рассказе “Однодум” полицейский квартальный Рыжиков, живший в самом начале царствования Александра первого. Лесков проповедует идею добра, а не страха и покорности властям. И это было специфической формой оппозиции, свойственной произведениям Л. Толстого 70-80 годов, как раз опубликовавшего тогда рассказ “Чем люди живы”. Любопытно, что произведение вызвало широкую полемику, в которую вмешался и Лесков. К. Леонтьев после выхода рассказа “Чем люди живы” обвинил Л. Толстого в одностороннем представлении христианства как религии добра и любви.


Случайные файлы

Файл
26901-1.rtf
119773.rtf
165371.doc
7787-1.rtf
163138.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.