Правовые и профессионально-этические регуляторы в журналистике (25354-1)

Посмотреть архив целиком

Правовые и проыессионально-этические регуляторы в журналистике



ВВЕДЕНИЕ

Средства массовой информации и коммуникации часто вызывают полемику в обществе. Вопросы массовых коммуникаций важны потому, что прямо или косвенно оказывают влияние на жизни людей. Ярким примером может служить освещение вопросов экономики, охраны окружающей среды, неизменно вызывающих критику. Аудитория СМИ любит обсуждать полученную из газет или с экранов информацию и делает это, не всегда хорошо владея предметом и понимая существующие проблемы. Но, безусловно, люди имеют право выражать свои мнения, делиться впечатлениями. Общепринято, что «тот, кто платит, тот и заказывает музыку», и поэтому вопросы собственности на СМИ и контроля за ними также всегда в центре внимания тех, кого интересует эта область. Влияние, которое СМИ оказывают на общество, тоже привлекает внимание и порождает дискуссии. СМИ уже по определению находятся на виду, что делает их весьма и весьма уязвимыми для всесторонних нападок. Работа журналистов подвергается критике вне зависимости от того, нарушают ли они законы профессиональной этики или нет. «Профессия предоставляет журналисту право и, более того, вменяет ему в обязанность вершить от имени общества публичный моральный суд над явлениями, привлекающими внимание общества»,- пишет в своей книге главный редактор «Журналиста» Д.С. Авраамов. Сам процесс журналистского труда, а главное, его результат, так или иначе, затрагивают интересы многих. О профессиональной пригодности человека к журналистике нельзя судить без учета его нравственных качеств, которые для этого вида труда имеют не меньшее значение, чем квалификация. Профессиональное здесь практически всегда выступает как моральное, и наоборот.

Средства массовой информации, опираясь на истинное знание, помогают читателю ориентироваться в постоянно меняющемся, бесконечно большом и, в общем, мало знакомом лично ему мире. Но для того, чтобы пресса могла осуществлять свое предназначение и при этом не нарушать законных интересов тех, с кем журналист вступает в контакт, его поведение должно регулироваться. При этом правда возникает вопрос, где грань этого регулирования и что происходит со свободой журналистского творчества.

Свобода журналиста как понятие, проблема появляется вместе с развитием средств массовой информации и активным включением их в политическую жизнь общества. Прежде чем говорить о свободе необходимо осознать, что подразумевается под понятием «свобода». «Понимание свободы как ничем не ограниченной возможности говорить и писать, что угодно характерна для необразованного, примитивного и поверхностного представления»,- писал Гегель. Действительно, было бы странно, если бы при действующей в государстве статье Уголовного кодекса о наказании за разжигание расовой нетерпимости журналист, призывающий к этому через СМИ, освобождался бы от ответственности на основании гарантированной Конституцией РФ свободы средств массовой информации. То есть, в данном случае понятие «свобода» следует воспринимать как «независимость», что означает отсутствие ограничений, кроме определённых законом. Таким образом, положения закона, накладывающие ограничения на действия журналиста, являются одними из регуляторов в журналистике.

В настоящее время, в связи с отменой ряда ограничений, прежде всего цензуры, возможности свободного выбора для журналиста неизмеримо расширились. Потому свобода предстает перед пишущим не только как объективная возможность выбора, но и как субъективная способность правильно его произвести.

В свою очередь эта свобода легко оборачивается произволом, если пишущий не имеет четких нравственных ориентиров, тем более что в условиях административно-командной системы трудно было наработать сколько-нибудь солидный опыт свободного и одновременно ответственного обращения со словом. А при нехватке такого опыта воздух свободы способен одурманить не одну горячую голову.

Мощный поток критики, обрушившейся со страниц печатных изданий, только подтверждает эту банальную истину. Вместе с очищающей критической волной выплескиваются недостоверные сведения и некомпетентные суждения, уничижительные оценки, задевающие честь и достоинство граждан. Да, публичная критика способна исцелять, но она может нанести и глубокую, незаживающую рану. Поэтому критические публикации вызывают особенно пристальное внимание и оцениваются как читателем, так и профессиональной средой не только с деловых позиций, а прежде всего в категориях морального сознания: с точки зрения объективности, смелости, справедливости.

Сейчас отношение к проблемам профессиональной морали журналиста меняется, поскольку в пору нынешних кардинальных сдвигов работники прессы постоянно оказываются лицом к лицу с множеством прежде не встречавшихся проблем. Известно, что творческий труд вообще не может быть жестко регламентирован. Чем меньше в нем стандартных, повторяющихся моментов, тем большую роль в его регуляции играют гуманистические мотивы и моральные ценности. Эта зависимость усиливается по мере ускорения социально-экономического развития: быстрые перемены всегда несут в себе элемент новизны, а потому исключают автоматизм и требуют от личности самостоятельных нравственных решений.

Принимать такие решения журналисту все чаще и чаще приходится самому, во-первых, из-за стремительных темпов перемен, которые в условиях газетной и тем более радио- и телевизионной оперативности практически не оставляют запаса времени для сторонних согласований. А главное, демократизация общественных отношений, наконец, уже упомянутая отмена цензуры снимают многие бюрократические рогатки на пути его свободного выбора.

Соблазном власть имущих всегда было противопоставить печатному слову запрет. И, несмотря на демократическую направленность Закона о печати и других средствах массовой информации, выбор у журналиста и сейчас бывает ограничен. В нынешнее переходное время старые методы руководства прессой и новые подходы к ней постоянно сталкиваются друг с другом. И по сей день нередки случаи, когда учредитель диктует, кого и за что хвалить, кого ругать, а решение "печатать – не печатать" все еще зависит от личных качеств того или иного руководителя.

Свободному выбору мешают случаи расправы за справедливую критику и препятствия, которые чинят журналисту при получении необходимых для работы сведений. Сковывает и отсутствие четкого определения государственной тайны. Бывает, журналист становится жертвой преследования со стороны тех, кого он покритиковал. Однако судебные дела против зажимщиков критики практически не возбуждаются. Подобные обстоятельства толкают журналистов к примиренчеству, тогда как свободный выбор позиции, напротив, требует от них гражданского мужества.

Теперь поговорим обо всем этом подробнее...


ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЖУРНАЛИСТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Начнем с небольшого экскурса в историю. Исходные замечания о журналистской практике, в том числе замечания юридического плана, можно встретить в подстрочниках рукописей, предназначавшихся для печатания в первой русской газете "Петровские ведомости", а также на полях ее корректурных оттисков (Станько А. И. Становление теоретических знаний о периодической печати в России. Ростов н/Дону, 1986. – С. 10, 17). Известно, что и само издание этой газеты было определено актом, имевшим правовой статус, - Указом Петра Великого от 15 декабря 1702 г. Всем государственным учреждениям России, гласил указ, предписывается "собирать сведения о военных и о всяких других событиях, учиняющихся в Московском и окрестных государствах, посылать те сведения без мотчания (т. е. без промедления) в Монастырский приказ для печатания (Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. IV. 1702–1712. – СПб., 1830. -¹1921). Петр, как видим, сразу же позаботился о том, чтобы начинавшаяся издаваться газета была обеспечена нужными ей сведениями. И этому служил изданный им указ.

В последующие годы XVIII и XIX столетий государство в силу необходимости должно было повышать интерес к периодике, ибо удельный вес и социальная значимость ее в обществе беспрерывно возрастали. По поводу периодики принимаются и распоряжения, имевшие характер нормативных актов. Так, в октябре 1720 г. устанавливается светский контроль за печатным словом в форме предварительной цензуры. А через несколько месяцев (в январе 1721 г.) принимается еще один документ - регламент духовной коллегии - прямой предшественник российских законов о прессе (Бережной А. Ф. Царская цензура и борьба большевиков за свободу печати. –, Л., 1967. – С. 8). Во время царствования Екатерины II 1783 г.) издается Указ о вольных типографиях, характеризуемый историками как первый в России сводный закон о цензуре и печати (Там же. С. 3).

Правовые нормы, касающиеся прессы, формировались в России, можно сказать, довольно продолжительное время. Книга К. А. Арсеньева "Законодательство о печати" (издана в СПб. в 1903 г.) насчитывает 265 страниц. В частности, уже этот факт может свидетельствовать о разносторонности и многообразии созданных к тому времени правовых документов о печати.

И вот все это складывавшееся в течение двух с лишним столетий законодательство было отменено Декретом о печати, принятым Совнаркомом 27 октября 1917 г., фактически - на третий день после победы в Петрограде вооруженного восстания. Декрет - не закон, его принимает не законодательная власть, а исполнительная - правительство. Место юридической нормы в этом случае занимает распоряжение, предписание, волевое побуждение, диктат.


Случайные файлы

Файл
112515.rtf
158863.rtf
113711.rtf
128808.rtf
3662-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.