Книга Виктора Суворова Ледокол (24850-1)

Посмотреть архив целиком

Книга Виктора Суворова "Ледокол"

Книги Виктора Суворова «Ледокол» и «День «М»» наделали много шума как в России, так и за её пределами, ибо в них излагается не совсем обычная концепция начала Второй мировой войны. В интересе читающей публики к его книгам не было бы ничего зазорного, если бы точка зрения автора в полной мере отвечала историческим фактам и не посягала на фундаментальные вехи истории. То, что автор делает заявку на пересмотр ключевых моментов послевоенного устройства Европы, вытекает из его вступительной главы к книге «Ледокол»: «Но, разоблачая фашистов, мы должны разоблачать и советских коммунистов… чтобы поставить советских коммунистов к стене позора и посадить их на скамью подсудимых рядом с германскими фашистами, а то и впереди». Я вполне могу согласиться с А.Солженицыным, который уже давно предлагал садить сталинский режим за преступления против собственного народа. Но В. Суворов идёт гораздо дальше, призывая к пересмотру решений Нюрнбергского трибунала и этим, образно говоря, «колеблет мировые струны» истории XX века.

До сих пор считалось: чтобы колебать мировые струны, надо иметь серьёзные основания. Имеет ли В. Суворов основания для этого? Выдерживают ли его аргументы серьёзную критику? Давая ответы на поставленные вопросы, хотелось бы избежать естественных человеческих эмоций, сосредоточившись на фактах и заслуживающих доверии интерпретациях. Я решил проверить факты интерпретации Виктора Суворова в свете мнений западных историков и политиков, не связанных с советской историографией, таких как, например, У. Черчилль «Вторая мировая война». Также я использовал материалы Нюрнбергского процесса (опубликованные на Западе) и некоторые другие, в основном западные, источники.

Поставки хлеба.

На странице 560 Суворов пишет о поставках хлеба, нефти и сырья из России в Германию. «Большая часть германских экспертов тогда (и современных историков сейчас) считали, что советское нападение готовилось на 1942 год. Гитлер не представлял, насколько опасность велика и близка. Гитлер несколько раз откладывал срок начала войны против Советского Союза. Давайте представим, что Гитлер ещё раз отложил войну против Сталина, а Сталин 6 июля 1941 года нанёс удар и одновременно объявил всеобщую мобилизацию – День «М». Оценим действия Сталина с этой точки зрения, и они сразу перестанут казаться глупыми. Возьмём тот же пример с поставками хлеба. Кроме хлеба, Советский Союз снабжал Германию нефтью, лесом, многими видами стратегического сырья… Выяснилось, осенью 1940 года Германия требовала, а советская сторона находила причины хлеб поставлять в минимальных количествах. А потом вдруг с весны 1941 года зерно и многие другие виды продовольствия и сырья начали гнать в Германия в возрастающих количествах, требуя всё больше вагонов…» И далее, на странице 561: «С одной стороны, мы демонстрируем свою трогательную наивность, а в результате пропускная способность главной германской магистрали резко снижена. В случае советского удара германское командование не могло в полной мере использовать магистраль для эвакуации, переброски подкреплений и манёвра резервами. Так что не так глупы были те, кто в Москве планировал поставки в Германию.»


Это, конечно, великолепная идея В. Суворова – «завалить» Германию хлебом, нефтью и лесом настолько, чтобы парализовать пути снабжения войск. По своей глубине эта идея напоминает русскую народную сказку «Волшебный горшок», в которой герой был наделён сказочной способностью: «что начнёт делать с утра, то не кончит до вечера». Он начинает с утра варить кашу, наедается сам, кормит своих близких, друзей, но горшок всё продолжает «производить» кашу. Она заполняет весь его дом, вытекает из окон и дверей на улицу, сливается в овраг, речку и т.д. И только с наступлением вечера этот «вечный двигатель» прекращает свою работу. Что «реально» в сказке, то оказывается «сказочным» и малоправдоподобным в жизни, уже хотя бы потому, что все эти ресурсы ограничены, и они были остро необходимы самому СССР для удовлетворения его собственных нужд. Снабжать потенциального врага сырьём, хлебом и горючим во всё возрастающих количествах накануне предполагаемого дня «М» - значит, совершать непоправимую ошибку, которая чревата последствиями. Кроме того, если к этому добавить соображения о двухколейной сети железных дорог в Европе, наличие тупиков и запасных путей на железнодорожных станциях, то всё это делает идею Суворова просто утопичной.


Зато Черчилль в «Истории Второй мировой войны» с возмущением пишет близорукости советских вождей, которые во время воздушной битвы за Великобританию поставляли Германии столь необходимое ей сырье: "До того момента, пока Россия не подверглась нападению Германии, ее правительство, по-видимому, ни о чем не заботилось, кроме как о себе. Впоследствии это настроение, естественно, стало проявляться еще ярче. До сих пор советские руководители с каменным спокойствием наблюдали крушение фронта во Франции в 1940 году и наши безуспешные попытки создать в 1941 году фронт на Балканах. Они оказывали нацистской Германии значительную экономическую, а также и другую менее существенную помощь. Теперь, когда они были обмануты и застигнуты врасплох, они сами оказались под пламенеющим немецким мечом. Их первым порывом было - затем это стало их постоянной политикой - потребовать всевозможной помощи от Великобритании и ее империи... Не колеблясь, они стали в настоятельных и резких выражениях требовать от измученной и сражающейся Англии отправки им военных материалов, которых так не хватало ее собственной армии. Они настаивали, чтобы Соединенные Штаты переадресовали им максимальное количество различных материалов, на которые рассчитывали мы... Мы не позволяли этим довольно печальным и постыдным фактам влиять на наш образ мыслей и старались видеть только героические жертвы русского народа, которые ему приходилось нести в результате действий, навлеченных на него его правительством".

Черчилль приводит в своей книге и другие интересные детали: "Как писал впоследствии в своем докладе о военной экономике рейха заведующий экономическим отделом германского военного министерства генерал Томас, "русские выполняли свои поставки до самого кануна нападения, и в последние дни доставка каучука с Дальнего Востока производилась курьерскими поездами". Здесь речь идет о том самом каучуке, просьбами о срочной поставке которого пестрят почти все письма Сталина Черчиллю и Рузвельту в период, начиная с 22 июня 1941 года.

Мы готовы согласиться с Суворовым, что Сталин и его окружение преследовали свои эгоистические цели, но все же не такие иррациональные, чтобы в преддверии мифического наступления в день "М" "заваливать" будущего противника зерном, сырьем и горючим. И хитроумный замысел парализовать пути снабжения германской армии вряд ли выдерживает серьезную критику. Единственная логика, при которой Сталин не выглядит глупцом и невеждой, это та, что он пытался любой ценой, хотя и тщетно, отсрочить нападение Гитлера. И поскольку германская сторона все время сетовала на несвоевременность советских поставок, то он просто старался выбить у Гитлера "козыри из рук". Как мы знаем, эта азартная "игра" Сталина чуть было не закончилась крупным поражением для него и для страны.

2. Анализируя известное сообщение ТАСС 13 июня 1941 года, Суворов на стр. 218 замечает: "Советские историки после первых моих публикаций закричали: да, выдвижение советских войск происходило, но советские историки давно дали удовлетворительное (оборонительное) объяснение этой акции, поэтому не надо искать никакого другого объяснения, все и так понятно..."

На стр. 222 он продолжает: "А теперь подведем итог тому дню (13 июня). На словах - "британские поджигатели войны" хотят столкнуть в войне СССР и Германию. На деле - Советский Союз тайно ведет переговоры с этими самыми "поджигателями войны" о военном союзе против Германии".

Прочитав эти "обличительные слова", хочется в смятении воскликнуть: "О, бедный Гитлер! Он попал в ловушку прожженных политиканов Сталина и Черчилля - как ему не повезло". Хотя у нас нет сомнений в том, что Сталин тоже был хищником, но в той ситуации нам представляется, что он стал жертвой главного европейского хищника той поры - Гитлера. В противном случае, если следовать логике Суворова, то можно принять за "чистую монету" слова Геббельса, произнесенные им по радио утром 22 июня 1941: "Создался известный нам заговор между евреями и демократами, большевиками и реакционерами с единственной целью - помешать созданию нового народного Германского государства, с целью снова довести Германский рейх до бессилия и бедствия... Никогда германский народ не испытывал вражды к народам России. Однако, иудейско-большевистские правители Москвы пытались в течение 20 лет разжечь пожар, не только в Германии, но и всей Европе. Не Германия когда бы то ни было пыталась навязать национал-социалистическую доктрину России, а иудейско-большевистские правители Москвы непрерывно пытались навязать свое господство нашему народу и другим народам Европы... Ныне наступил тот час, когда необходимо выступить против этого заговора еврейско-англосаксонских поджигателей войны и точно также против еврейских властителей большевистского московского центра. В настоящее время начинается поход, который по своей величине и объему является самым большим походом в истории". Хотя фразеология, употребляемая Суворовым, очень близка к той, что используется в этом отрывке, мы далеки от мысли проводить какие-либо аналогии. Просто автор должен быть осторожен в выборе выражений, чтобы не оказаться в лагере злейших врагов своей страны.


Случайные файлы

Файл
Kursovayz_Sdelki.doc
166399.rtf
28832-1.rtf
91006.rtf
35784.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.