Стендаль


В 1828 году Стендаль набрел на сюжет сугубо современный. Источник был не литературный, а реальный, который соответствовал интересам Стендаля не только по своему общественному смыслу, но и по крайней драматичности событий. Здесь было то, чего он давно искал: энергия и страсть. Исторический роман уже был не нужен. Теперь нужно другое: правдивое изображение современности, и не столько политических и общественных событий, сколько психологии и душевного состояния современных людей, которые независимо от собственного желания готовят и создают будущее.

«Молодые люди, подобные Лаффаргу (одному из прототипов главного героя романа «Красное и черное»), - писал Стендаль, - «если им удается получить хорошее воспитание, вынуждены трудиться и бороться с настоящей нуждой, почему и сохраняют способность к сильным чувствам и ужасающую энергию. Вместе с тем у них легко уязвимое самолюбие». А так как из сочетания энергии и самолюбия нередко рождается честолюбие, Стендаль закончил характеристику молодого человека следующим замечанием: «Вероятно, все великие люди будут отныне выходцами из класса, к которому принадлежит г-н Лаффарг (он был рабочим - краснодеревщиком). Когда-то Наполеон сочетал в себе те же особенности: хорошее воспитание, пылкое воображение и крайнюю бедность.

Психология Жюльена Сореля (главного героя романа) и его поведение объясняются классом, к которому он принадлежит. Это психология, созданная Французской революцией. Он трудится, читает, развивает свои умственные способности, носит пистолет, чтобы защитить свою честь. Жюльен Сорель на каждом шагу проявляет дерзкую храбрость, не ожидающую опасность, а предупреждающую ее.

Итак, во Франции, где господствует реакция, нет простора для талантливых людей из народа. Они зады­хаются и гибнут, словно в тюрьме. Тот, кто лишен при­вилегий и богатства, должен для самообороны и, тем более, чтобы добиться успеха, приспособляться. Поведение Жюльена Сореля обусловлено политиче­ской обстановкой. Ею связаны в единое и неразрывное целое картина нравов, драматизм переживании, судьба героя романа.

Жюльен Сорель один из самых сложных персона­жей Стендаля, долго над ним размышлявшего. Сын про­винциального плотника стал ключом к пониманию движущих сил современного общества и перспектив его дальнейшего развития. Жюльен Сорель — это будущая рево­люция.

Стендаль давно был уверен в том, что революция будет сделана молодыми людьми из необеспеченных слоев общества, получивших образование и научившихся мыслить. Он отлично знал, что революция XVIII века была сделана такими молоды­ми людьми, об этом говорили и ее сторонники, и враги.

Жюльен Сорель - юноша из народа. К. Липранди выписал из романа слова, характеризующие Жюльена в социальном отношении: «сын крестьянина», «молодой крестьянин», «сын рабочего», «молодой рабочий», «сын плотника», «бедный плотник». В самом деле, сын кре­стьянина, имеющего лесопилку, должен работать на ней, как и его отец, братья. По своему социальному положению Жюльен - рабочий (но не наемный); он чу­жой в мире богатых, воспитанных, образованных. Но и в своей семье этот талантливый плебей с «поражающе своеобразным лицом» - словно гадкий утенок: отец и братья ненавидят «щуплого», бесполезного, мечтатель­ного, порывистого, непонятного им юношу. В девятна­дцать лет он выглядит как запуганный мальчик. А в нем таится и клокочет огромная энергия - сила ясного ума, гордого характера, несгибаемой воли, «не­истовой чувствительности». Его душа и воображение - пламенные, в глазах его -пламя.

Это - не портрет байронического героя, подобного Корсару, Манфреду. Стендалю необходимо было, чтобы читатель почувствовал и увидел, какая огромная и драгоценная человеческая энергия, пробуж­денная в «низших» классах эпохою французских рево­люций, переполняет этого даровитого юношу из народа и, не находя выхода, питает все более разгорающийся в нем «священный огонь» честолюбия. О трагической ненужности этой народной энергии в реакционную эпоху и написан роман Стендаля. Жюльен стоит у подножья социальной лестницы. Он чувствует, что спосо­бен на великие деяния, которые возвысили бы его. Но обстоятельства враждебны ему.

В 1838 году Стендаль отметил, что необузданное воображение Жюльена - одна из важнейших особен­ностей его характера: «Десятью годами ранее автор, желая нарисовать чувствительного и честного молодого человека, сделал его, создав Жюльена Сореля, не толь­ко честолюбивым, но также с головой, переполненной воображением и иллюзией. В этом сочетании (обостренная чувствительность и честность, сила воображения, честолюбие и вера в ил­люзию) - все неповторимо-индивидуальное своеобразие характера Жюльена, кристаллизации его чувств, его сквозного действия.

В Жюльене Сореле воображение подчинено неисто­вому честолюбию. Честолюбие само по себе не отрицательное каче­ство. Французское слово «ambition» означает и «често­любие» и «жажду славы», «жажду почестей» и «стрем­ление», «устремленность»; честолюбия,—как сказал Ларошфуко, - не бывает при душевной вялости, в нем— «живость и пыл души». Честолюбие заставляет чело­века развивать свои способности и преодолевать труд­ности.

За что Жюльен ни возьмется - живость и пыл души его совершают чудеса. Его психофизиологическая орга­низация - замечательный по чувствительности, быстро­те и безупречности действия аппарат; об этом по­заботился Стендаль-физиолог. Жюльен Сорель подобен кораблю, оснащенному для большого плавания, и огонь честолюбия в иных социальных условиях, предоставляющих простор для творческой энергии народных масс, помог бы ему преодолеть самое трудное плавание. Но теперь условия благоприятствуют не Жюльену, и честолюбие заставляет его приспособляться к чужим правилам игры: он видит, что для достижения успеха необходимы жестко-эгоистическое поведение, притвор­ство и лицемерие, воинственное недоверие к людям и завоевание превосходства над ними.

Но природная честность, великодушие, чувствитель­ность, возвышающие Жюльена над окружением, всту­пают в противоречие с тем, что ему диктует в сущест­вующих условиях честолюбие.

Сквозное действие честолюбца Жюльена Сореля было типичным для эпохи. Клод Липранди отмечает, что многие памфлетисты, историки, журналисты, поли­тические публицисты с возмущением писали в годы Реставрации о карьеризме, жестокой борьбе за место под солнцем, как о «мерзости века». Герой «Красного и черного»,—напоминает К. Липранди,—«характерен для своего времени», «глубоко правдив». И литераторы эпохи Стендаля видели, что образ Жюльена «правдив и современен». Но многих смущало то, что автор рома­на смело, необычайно ясно и рельефно выразил исто­рический смысл темы, сделав своего героя не отрица­тельным персонажем, не пронырой-карьеристом, а да­ровитым и мятежным плебеем, которого социальный строй лишил всех прав и таким образом заставил бороться за них, не считаясь ни с чем.

Стендаль сознательно и последовательно противопо­ставляет выдающиеся дарования и природное благород­ство Жюльена его «злосчастному» честолюбию. Видно, какими объективными обстоятельствами обус­ловлена кристаллизация воинственного индивидуализма талантливого плебея. Мы убеждаемся и в том, насколь­ко губительным для личности Жюльена оказался путь, на который его толкнуло честолюбие.

Герой «Пиковой дамы» Пушкина, Герман, мо­лодой честолюбец «с профилем Наполеона и душой Мефистофеля», он, как Жюльен, «имел сильные стра­сти и огненное воображение». Но ему чужда внутрен­няя борьба. Он расчетлив, жесток и всем существом устремлен к своей цели - завоеванию богатства. Он действительно ни с чем не считается и подобен обна­женному клинку.

Таким же, быть может, стал бы и Жюльен, если бы преградой перед ним не возникал непрестанно он сам— его благородный, пылкий, гордый характер, его чест­ность, потребность отдаваться непосредственному чув­ству, страсти, забывая о необходимости быть расчетливым и лицемерным. Жизнь Жюльена - это история его безус­пешных попыток вполне приспособиться к обществен­ным условиям, в которых торжествуют низменные интересы. «Пружина» драматизма в произведениях Стендаля, герои которых молодые честолюбцы,—говорит французский писатель Роже Вайян в книге «Опыт дра­мы», - целиком состоит в том, что эти герои «вынуж­дены насиловать свою богатую натуру, чтобы играть гнусную роль, которую они себе навязали». Эти слова точно характеризуют драматизм внутреннего действия «Красного и черного», в основе которого душевная борьба Жюльена Сореля. Патетика романа - в пери­петиях трагического единоборства Жюльена с самим собою, в противоречии между возвышенным (натурой Жюльена) и низменным (его тактикой, диктуемой обще­ственными отношениями).


Жюльен плохо ориентировался и новом для него обществе. Все было там неожиданно и непонятно, и потому, считая себя безукоризненным лицемером, он постоянно делал ошибки. «Вы чрезвычайно неосторожны и опромет­чивы, хотя сразу это и незаметно,— говорил ему аббат Пирар.— И, однако, по сие время сердце у вас доброе и даже великодушное, и разум большой».

«Все первые шаги нашего героя, пишет Стендаль от своего имени,— вполне уверенного в том, что он действует как нельзя более осторожно, оказались, как и выбор духовника, крайне опрометчивыми. Введенный в заблуж­дение той самонадеянностью, которой отличаются люди с воображением, он принимал свои намерения за совер­шившиеся факты и считал себя непревзойденным лицеме­ром. „Увы! Это единственное мое оружие! размышлял он.— Будь это другое время, я бы зарабатывал свой хлеб делами, которые говорили бы сами за себя перед лицом неприятеля».


Случайные файлы

Файл
20420.rtf
13083-1.rtf
46301.rtf
23466.rtf
49125.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.