О современном состоянии типологии (20757-1)

Посмотреть архив целиком

О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ ТИПОЛОГИИ

1. Типология является одним из самых древних и вместе с тем наименее разработанных разделов языкознания. Преемственность отдельных трудов как в прошлом, так и в настоящее время весьма относительна, вследствие чего нелегко дать общий обзор современного состояния типологии. Кроме того, не вполне ясно - даже самим типологам, - что именно является предметом типологии. Одно направление считает, - наверняка ошибочно, - что к типологии можно отнести любую констатацию сходств и различий в языковых системах [1]. Другое, взгляды которого в той же степени неправомерны, видит в типологии творение новейшей немецкой философии и, следовательно, понимает ее весьма узко [2]. Как мы убедимся, разные направления трактуют типологию по-разному, а поэтому ее проблематика то расширяется, то сужается. При подготовке обзора типологии мы часто колебались, что еще следует включить в него и что не нужно. Это обстоятельство, а также другие причины (недоступность некоторых источников) привели к тому, что наш обзор в ряде случаев будет неполным.

Имеется еще одно дополнительное затруднение. Современное состояние является итогом длительного развития, и, чтобы лучше понять отдельные особенности типологических школ, следует исходить из отдаленного прошлого и вспомнить некоторые давние факты. Как мы уже отметили, возникновение типологии неправильно связывалось с новейшей немецкой идеалистической философией. Точнее, типология XIX в. связана с немецкой философией начала XIX в. Однако идеи, присущие типологии, восходят к более раннему периоду. Зная о том, что Коменский был не согласен с мнением Бэкона [3], который недооценивал новые языки, утрачивающие окончания (итальянский, испанский, французский, английский), и что Коменский отдавал предпочтение как раз новым языкам за их большую унифицированность, можно заключить, что уже тогда ученые занимались вопросами, которые ныне пытается решить типология (как правило, однако, не вдаваясь в оценки языков). Уже греческие и римские грамматисты занимались вопросами так называемой аналогии и аномалии, исследовали проблемы, интересующие типологию, хотя и опирались на материал только одного или двух весьма сходных языков.

2. Типология развивалась в течение XIX в. Однако в этом столетии она была в значительной мере оттеснена более удачливой родственной отраслью - сравнительно-историческим языкознанием. В настоящее время в сложившейся ситуации, когда на первый план выступила борьба за создание новой грамматики, проявляется в общем троякое отношение к типологии: она или целиком отвергается, или снисходительно принимается, или, наконец, разрабатывается и идут поиски путей, по которым можно было бы пойти, чтобы усовершенствовать эту отрасль науки. Прежде чем приступить к рассмотрению типологии, приведем факты отрицательного и положительного отношения к ней.

Отрицание типологии объясняется различными причинами. Прежде всего отмечается, что типология очень мало говорит о самом языке (этот упрек относится в основном к классификационной типологии) [4]. Далее, типологию упрекают в том, что она не исторична [5]. Однако, рассматривая этот упрек, не следует забывать о тех работах по типологии, которые стремятся быть историческими (ср. ниже). Далее типологию упрекают в том, что она связана с идеалистической философией или же она идеалистична вообще [6]. Это, конечно, серьезный упрек, однако нужно сказать, что обвинение в идеализме нельзя выдвигать поспешно. Было бы опрометчивым видеть идеализм в констатации сходства (изоморфизм) и различий (алломорфизм) языков. И все же типология, как мы уже сказали, обычно принимается с большей или меньшей дозой снисходительности, т. е. отмечаются ее основные выводы и крупнейшие ученые, работающие в данной области. Это видно прежде всего из разных курсов введения в языкознание или же только в типологию, а также при изложении классификации языков [7]. Свидетельствуют об этом также грамматики самых различных языков (как правило, неиндоевропейских), в которых используются данные типологии [8].

3. Прежде чем приступить к отдельным типологическим концепциям, обратимся еще к одной проблеме, которая часто выдвигается, но не получает, однако, удовлетворительного решения. Это вопрос о том, связаны ли каким-либо образом типологические особенности языков с особенностями иного порядка, допустим, психики или исторического развития.

Прежде всего это вопрос связей типологических различий с генетическими отношениями языков. Известно, что языки в своем строении очень изменчивы. Французский язык значительно отличается от латыни, современные германские языки весьма отличаются от древних германских языков. Поэтому нет ничего удивительного в том, что генетически родственные языки весьма различны и в типологическом отношении, например французский, чешский и армянский языки. Вместе с тем близкородственные языки по необходимости сохраняют высокую степень типологического сходства, что относится в большой степени ко всем славянским языкам. Это очевидные факты, однако бытуют воззрения, что генетическое родство тесно связано с типологическим сходством. Такие воззрения свойственны прежде всего некоторым старым немецким лингвистам. Так, Г. Винклер [9] доказывал родство "урало-алтайских" языков на базе типологического сходства. Обычно же отмечается - поскольку это необходимо - изменчивость типа" [10]. Генетическая и типологическая точки зрения должны дополнять друг друга, как правильно подчеркивает М. М. Гухман [11].

Далее, шли поиски связей между типологией и психикой. Корни этих взглядов следует искать у основателя типологии В. Гумбольдта. Гумбольдт относит язык к проявлению человеческого духа, из чего следует, что различные языковые типы должны отражать различие духа народов. Взгляды Гумбольдта развивались типологией и дальше, хотя проблема ставилась по-разному у разных ученых (у Ф. Н. Финка, В. Вундта и др.). В новое время от этих взглядов отказываются.

На совершенно ложном пути находился Ван-Гиннекен, который стремился типологические отличия объяснять антропологическими факторами [12].

Можно было бы думать о связи структуры языка с идеологией. Хотя ясно, что в этом отношении школа Марра перегибала палку (полагая, например, что различные падежи подлежащего выражают разное понимание общественной деятельности) [13], все-таки некоторые детали в различиях грамматических структур, например сближение женского рода с названиями неодушевленных предметов, можно объяснять подобным образом [14].

Наконец, идут поиски связи между типологией и историческим развитием языка и народа. Это вполне естественно. Подобно тому как в области материальной культуры можно найти факты различных ступеней развития, как в экономическом развитии обнаруживаются ступени развития экономических отношений, так и в типологических различиях стремятся обнаружить факты единого процесса развития.

Самой известной в этом отношении стала попытка Н. Я. Марра и его школы. Предполагалось, что развитие языка представляет собой единый глоттогонический процесс и что отдельные стадии языка являются показателями того, как далеко язык и говорящий на нем коллектив зашли в своем развитии. Однако даже в пределах самой марровской школы не было единого мнения о том, как выглядит подобная шкала языковых формаций. При этом всегда наиболее важным ориентиром служила так называемая эргативная конструкция предложения (т. e. свободное отношение подлежащего к сказуемому в противовес прочной связи дополнения и сказуемого), соответствующая предполагаемой древней стадии. Действительно, можно назвать огромное количество языков примитивных народов, обладающих эргативной конструкцией, хотя существует немало столь же неразвитых народов, языки которых не знают этой конструкции и, напротив, ряд языков более развитых народов, которые пользуются данной конструкцией.

Школа Марра отнюдь не была единственной, разделяющей представления подобного рода. Сходные концепции возникали в старой типологии и имеют место в настоящее время. Еще и теперь часто высказывается мнение, что аналитизм (изоляция) является доказательством большей развитости языка [15]. Другие же ученые обращаются к языкам самых отсталых народов и отыскивают в них факты древнего состояния. Так, Р. Стопа [16] различает в Африке стадии кинетическо-тоническо-позиционную (бушмены), формально-тоническо-позиционную (ква), формально-позиционную (языки банту, хамитские). Однако при сравнении с другими языками подобная классификация оказывается несостоятельной: тоническим является также высококультурный китайский язык, нетоническими - эскимосский, чукотский и другие языки. По крайней мере большая часть подобных сопоставлений культуры и языка при сравнении с другими языками оказывается несостоятельной [17]. Только в отношении некоторых особенностей можно констатировать более общую закономерность развития (отказ от кинетической речи с семантической функцией, переход от паратаксиса к гипотаксису). Поэтому следует считать необоснованными теорию "прогресса в языке" Есперсена, теорию "спиралеобразного развития языков" Габеленца и т. п., а также возможность связи определенного типа языка с ускоренным культурным [18] развитием, некогда предложенную мною.

Нужно заметить, что все эти попытки пока еще себя не оправдали. Сходства и различия языковых явлений в большинстве случаев не удалось поставить в связь с явлениями иного порядка. Мы не утверждаем, что подобных связей вообще не существует, а констатируем только, что они пока неизвестны.


Случайные файлы

Файл
128265.doc
103506.rtf
72606-1.rtf
16003-1.rtf
24173.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.