Ранневизайтийская литература: авторы и произведения (20474-1)

Посмотреть архив целиком

Ранневизайтийская литература: авторы и произведения

Иоанн Златоуст (около 350—407)

Одним из крупнейших ранневизантийских писателей был Иоанн Златоуст, подобно многим своим современникам органически соединивший в себе античного ритора и христианского богослова.

Златоуст родился и вырос в сирийском городе Антиохия, крупном культурном центре Восточной Римской империи, где скрещивались традиции самых разных народов. Мать Златоуста Анфуса была просвещённейшей женщиной эпохи, она дала сыну прекрасное домашнее образование. Риторике Иоанн обучался в школе известного оратора Ливания (314 — около 393). Недолгое время Златоуст пробыл адвокатом, что позволило ему в подробностях изучить нравы и обычаи антиохийского света, в который он стал вхож по роду деятельности.

Важным событием в жизни Иоанна Златоуста было крещение, которое он принял от епископа Антиохии Мелетия, ставшего его учителем в христианском богословии. Затем он отправился в пустыню и провёл четыре года в постах и молитвах. По возвращении в Антиохию Иоанн в 381 г. принимает сан диакона и начинает выступать с проповедями, собирая обширную аудиторию. В 398 г. Златоуста назначают архиепископом Константинополя. Есть сведения, что его пришлось вывозить из Антиохии тайно, так как горожане не хотели отпускать любимого пастыря. Его обличительные проповеди и призыв к скромному образу жизни вызвали ненависть двора и состоятельных граждан. Резкость, нетерпимость, воинственность — важные черты характера Златоуста, прекрасно чувствующиеся в напряжённом языке его речей, — тоже сыграли свою роль. «Многие осуждают меня, — говорил он, — за то, что я нападаю на богачей, но зачем они несправедливы к бедным? Обвиняю не богача, а хищника. Ты богат? Не мешаю тебе. Но ты грабитель? Осуждаю тебя. И богачи, и бедняки — равно мои дети». Иоанн высказывал отрицательное отношение и к широко тогда распространённому рабству, которое считал плодом насилия, войн и греха.

Приняв обвинения Иоанна за личное оскорбление, императрица Евдоксия созвала специальный собор, который осудил Златоуста и выслал его из города. Однако вскоре Константинополь пострадал от сильного землетрясения. Увидев в природном явлении Божию кару за несправедливое осуждение проповедника, императрица с почестями возвращает Златоуста в столицу, но в 404 г. снова подвергает его изгнанию — сначала в Армению, а затем в Питиунт (ныне Пицунда). По пути в последнюю ссылку Иоанн умирает. Среди византийских ценителей красноречия Иоанн Златоуст прославился как мастер слова, а в Православной церкви необычайно велик его авторитет как святителя и толкователя Священного Писания. Через 100 лет после кончины этот церковный писатель получил прозвание Златоуст (по-гречески Хрисостом). В риторических школах оно присваивалось лишь тем, кто в совершенстве овладел всеми тонкостями построения и словесной отделки речей, равно как и искусством их произнесения. В творчестве Иоанна соединились две традиции, лёгшие в основание всей последующей европейской культуры: античная и древнееврейская.

Более 800 проповедей мучительных бесед, отчасти действительно принадлежащих, отчасти приписываемых Иоанну Златоусту, посвящены проблемам христианского общежития, семьи, христианского воспитания, нормам поведения христианина в различных ситуациях, роли священника в общине (эта тема обсуждается в одном из лучших его произведений — «Слове о священстве»), вопросам правильного общественного устройства. Иоанн яростно обличал ереси, роскошь и разврат. Резкая нетерпимость к противникам веры сочеталась в нём с христианским смирением: «И мы ведём войну, но наша война не живых делает мёртвыми, а мёртвых (духовно) живыми. Не еретика преследую, но ересь, не грешника, а грех. Сколько бы ты меня ни бранил, от чистого сердца говорю тебе: мир, ибо любовь Отца во мне. Тем более буду любить вас, чем менее любим буду вами». Златоуст развивает и доводит до совершенства жанр гомипии — проповеди на свободную тему, позволявшей отклоняться от основного предмета и не требовавшей строгого и заранее продуманного построения. Его проповеди сохранились благодаря особым служителям-скорописцам, сопровождавшим проповедника во время выходов к пастве и фиксировавшим на письме все его речи, большей частью импровизированные. Импровизация отличала Иоанна от предшественников — языческих риторов, которые тщательно отделывали речи задолго до произнесения и выучивали их наизусть вместе с жестами и позами, необходимыми для большей убедительности.

В толкованиях Библии Иоанн предстаёт как глубокий христианский философ, разъясняющий простым христианам положения вероучения. Язык его безупречен, приёмы сопоставления и противопоставления, житейские примеры облегчают восприятие сложных предметов. Зла-тоустовы толкования пользовались большой популярностью в византийской и русской церковной традиции. «1-е увещание к Феодору падшему» (около 369 г.) обращено к сверстнику и другу юности Иоанна Златоуста. Сначала они вместе вели монашескую жизнь, но потом Феодор, соблазнившись прелестями антиохийской красавицы Гермионы, оставил поприще монаха и вернулся в Антиохию, где с головой окунулся в светскую жизнь, подразумевавшую роскошь, разгул, пиры и посещение цирка. Желая вернуть Феодора в лоно монашества, Иоанн написал два увещания, в которых призывал «падшего» товарища бежать от суетного существования и вновь обратиться к строгой жизни. Увещания подействовали, и Феодор снова стал монахом, а впоследствии даже епископом. «1-е увещание» начинается с того, что Иоанн оплакивает падение друга. Посмотрите, пишет Златоуст, вот пророк Иеремия оплакивает народы и царства, которые погибнут из-за своих грехов, я же оплакиваю Феодора — и плач мой много горше, ибо Иеремия скорбел о смерти тела чужих людей, я же скорблю о погибели души близкого человека. Душа человеческая подобна храму, и вот тот храм, что раньше был богат добродетелями, ныне опустел, и нет больше преграды порокам — свободно входят они в душу Феодора.

Главное, продолжает писатель, сохранить упование на Господа, которое можно уподобить некоей прочной цепи, связывающей человека с небом и поддерживающей его душу. Кто крепко держится за цепь, тот поднимается ввысь, а кто ослабевает, тот падает и погибает. Когда же наконец остановится в своём падении Феодор, тот, кто был самой драгоценной овцой монашеского стада? Смерть души, в отличие от смерти тела, человек в силах победить ещё при жизни. Тому есть множество примеров, «ибо многие, и ныне и во времена наших предков, уклонившись от прямого положения и свергнувшись с тесного пути, опять восстали настолько, что последующим покрыли прежнее... прославлены с победителями и причислены к лику святых". Златоуст вспоминает вавилонского царя Навуходоносора, который бросал в печь почитателей истинного Бога, но в конце концов раскаялся и утвердился в истине. Так же было и с иудейским царём Манассией, который закрыл храм и предался идолопоклонству. Но и он, и благоразумный разбойник, распятый вместе с Христом, были по раскаянии причислены к друзьям Бога, а разбойник даже попал в рай раньше апостолов. Именно покаяние даст Феодору очищение перед лицом Господа.

Далее Златоуст живописует усилия дьявола, направленные на совращение человека, картинно изображает радости рая и — для наглядного противопоставления — муки, ожидающие душу грешника в аду. Феодору нужно скорее отречься от суетной городской жизни, ведущей к погибели. Цепочка риторических вопросов изобличает всю порочность такой жизни (здесь повторяются характерные для всего творчества Иоанна упрёки богачам): «Не видал ли ты, как умирали жившие в роскоши, пьянстве, играх и прочих удовольствиях жизни? Где теперь те, которые выступали по торжищу с великой надменностью и многочисленными спутниками, одевались в шёлковые одежды... кормили нахлебников?.. Где теперь эта пышность их? Пропали огромные расходы на ужины, толпа музыкантов, угодничество ласкателей, громкий смех... жизнь изнеженная, праздная и роскошная. Куда теперь улетело всё это?». Разнообразие выражений, наглядность картин в приведённом отрывке — от Златоуста-ритора; обличение суетности — от христианского философа. Кульминацией «1-го увещания» является изображение души Феодора, «болящей» любовью к Гермионе. Феодор восхищается её красотой, но забывает, что сам может стать гораздо выше своей возлюбленной, «как золотые статуи лучше глиняных», и достичь красоты душевной, от чего его как раз и отвлекает Гермиона. Душевная же красота, несомненно, выше телесной, убеждает Иоанн, ибо вторую создают кости, кожа и слизь, до которой человеку и дотронуться-то противно, а первая имеет природу небесную и потому неподвластна тлению. Златоуст напоминает другу, что тот христианин, а какое может быть оправдание христианину, когда он поступает хуже неверных? Исцеление возможно, нужен лишь первый шаг. «Обо всём этом размыслив, стряхни с себя пыль, встань с земли, и ты будешь страшен противнику (дьяволу. — Прим. ред)». Изысканная речь и яркие образы в «1-м увещании» сочетаются со строго логичной композицией. Каждая часть сочинения представляет собой аргумент в пользу возрождения Феодора. Таких аргументов пять: возродись, и я перестану скорбеть; возродись, и ты поднимешься по цепи на небо; возродись, и ты узришь рай, а не ад; возродись, и ты приобретёшь гораздо большую красоту, чем имеешь в Гермионе; возродись, так как ты христианин и должен быть примером язычникам. В конце, как бы суммируя все доводы, Златоуст представляет возрождение Феодора делом огромной важности, призывая его победить в борьбе с дьяволом, т. е. совершить то, что удалось Христу.


Случайные файлы

Файл
124971.rtf
55852.rtf
12162.rtf
158083.rtf
evroras.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.