Главные герои романа «Поднятая целина» и их судьбы (19967-1)

Посмотреть архив целиком

Главные герои романа «Поднятая целина» и их судьбы.

Роман Шолохова «Поднятая целина» был и остается вневременным произведением. Проблематика его актуальна и до сих пор. Это ложь и предательство, любовь и верность, смерть и рождение. И если раньше роман читали прежде всего с точки зрения проблем коллективизации, налаживания колхозного быта в нелегкие 30-е годы, то теперь мы, современники, читаем его, больше обращя внимание на то, как раскручивается бесконечный клубок судеб героев. Все герои очень разные, но характеры выписаны достаточно ярко, и буквально с первых строк романа мы можем составить свое мнение о каждом из них. Макар Нагульнов, например, резок с первого знакомства с ним и, в то же время, необычайно мягок с женой, Лушкой. Разметнов - человек хозяйственный, не утративший еще юношеского пыла, горячий. Давыдов – рассудительный и открытый душою. Всех их, таких не похожих, связала вместе судьба в Гремячем Логе, чтобы потом вместе и похоронить. Не забудем, что кроме главных героев-коммунистов, есть еще главные-герои кулаки и середняки, есть еще Половцев с Лятьевским, есть еще дед Щукарь, наконец.

Становится ясно, что у всех жителей Гремячего Лога судьба одна - колхоз. Нелегко многим дается это решение.Многие до последнего цепляются за свое добро, за старую жизнь.Но мы-то знаем историю. Наверняка знаем, что светлые надежды Якова Лукича Островного не оправдаются. На примере Островного, наверное, показана основная масса «середняков» – кулаков того времени. Он просто покоряется неизбежным переменам. Приехал Давыдов, организовал колхоз, Яков Лукич в колхозе. Приехал Половцев, дал подписать клятву, и вот уже Островнов снова в Белой гвардии. Да и как тут определится, вроде бы и там хорошо и тут. Островнов особо не размышляет, куда его жизнь тянет, туда он и идет. Но как тяжело дается ему каждый шаг: «И революция, война, фронты прошли над ним, как степовой вихрь над травой: погнуть - погнул, а чтобы сломать или искалечить - этого не было. В бурю лишь тополя да дубы ломает и выворачивает с корнем, бурьян-железняк только земно клонится, стелется, а потом снова встает». Только коллективизация искалечила Якова Островного, или это сделал так не вовремя подвернувшийся Половцев или, может быть, Яков Лукич сам виноват. Кто знает… По крайней мере, вначале он вызывает симпатии (мы рассматриваем современную точку зрения, так как лет пятнадцать назад вряд ли бы Островнов вызвал у кого-либо симпатии), кажется крепким хозяином, уважаемым человеком и вроде бы не против колхоза. Умному человеку везде почет, он даже книжки про сельское хозяйство читает. Однако, узнав как он поступил со своей матерью, всякое желание жалеть и сочувствовать Островнову пропадает. И конец его в тюрьме вполне заслужен.

Печально сложилась и судьба Давыдова, приехавшего в Гремячий Лог, чтобы найти там дело всей своей жизни, любовь, верных друзей, жену и наконец смерть. Жизнь его не была полна радостей и приключений. Трудился на заводе, воевал, защищал «свою партию» и за нее же умер. Вообще, читая страницы посвященные коммунистам в романе, поражаешься сколько беззаветной веры было в них тогда. Но Давыдов не только отстаивает интересы партии, он еще пытается и разобраться в каждом, найти ту заветную дорожку к сердцу. Иногда случаются «перегибы», но где их нет: «Удивительный народ эти казачишки! Раскуси, попробуй, что за фрукт этот Устин. Оголтелый враг или же попросту болтун и забияка, у которого что на уме, то и на языке? И вот, что ни день, то они мне все новые кроссворды устраивают... Разберись в каждом из них, дьявол бы их побрал. Ну что ж, буду разбираться! Понадобится, так не то что пуд - целый мешок соли вместе с ними съем, но так или иначе, а все равно разберусь, факт!» Вот так «фактически» Давыдов и живет. И только в вопросах любви фактически не получается. Лушка Нагульнова хитрая баба. Оттого так печально и стало Давыдову после их разрыва, оттого и тянет его на целину, поближе к казакам, чтобы заглушить тупую боль. И не думал он после, что придется ему еще раз испытать счастье любить и быть любимым, но вот появилась Варя Харламова, вот, кажется, опять вспыхнула икра, давно погасшего огня, но только нелепая смерть не ждет, когда ее позовут. Трагична судьба Давыдова, но он все равно счастлив, что довелось ему умереть за свою любимую партию.

Счастлив по-своему и Макар Нагульнов. Вот он изучает английский язык, читает умные книжки и вместе со всеми стремится к светлому будущему. Но ему, как и Давыдову, не довелось дожить ни до светлого будущего ни до сколь-нибудь спокойной «светлой» жизни. Может быть, поэтому Макар такой нетерпеливый. Он торопиться жить, торопится все переделать: побыстрее раскулачить, побыстрее создать колхоз, побыстрее засеять поле. И, конечно, в быстроте своей забывает о методах, которыми он это все «насаждает». Оттого и жизнь часто бьет Нагульного, идущего с ней не в ногу. Слишком резво он берется за все, и спешит там, где надо бы остановится и переждать. Поэтому и первая очередь в хате Островного достается ему. Нагульнов очень сознательный и идейный, но везде он действует так, как ему представляется правильным, не слушая никого. Макар, наверное, человек своего времени, ибо родись он позже, едва ли смог бы употребить весь свой революционный пыл. А вот трудные годы коллективизации как раз для него. Только действовать ему можно в ситуациях, где, действительно, нужна грубая мужская сила, иначе и партбилет можно на стол положить. Но у Нагульного свои понятия, относительно того, кто должен быть в партии: «Куда же я без партии? И зачем? Нет, партбилет я не отдам! Я всю жизню свою вложил... всю жизню... - и вдруг старчески-жалко и бестолково засуетился, зашарил по столу руками, путаясь в словах, торопливо и невнятно забормотал: - Так ты уж лучше меня... прикажи ребятам... Мне тогда на распыл надо... Ничего не остается... Мне жизня теперь без надобностев, исключите и из нее... Стало быть, брехал Серко - нужен был... Старый стал - с базу долой...» Но ведь и действительно такие люди нужны партии, люди, беззаветно верящие, что именно они причастны к мировой революции. Да только эта революция принесла Нагульнову мало счастья. Народ его все больше сторонится, жену он выгнал по идейным соображениям и без устали учит английский язык. Однако, Макар не то что в Англию, в Ростов выезжает раз в год, поэтому все это бесполезная работа. Невесело сложилась судьба Нагульного, мало было в его жизни счастья, больше войн и слез. Но он человек своего времени, герой, и все мы гордимся им и вместе с дедом Щукарем горюем по своему «темному другу».

Очень интересна судьба самого деда Щукаря, «исторического» человека . «Исторического» не только потому, что он вечно попадает в истории, но еще и потому, что этот человек великолепно уживается при любом режиме. Щукарь настолько колоритен, что не будь его в романе, «Поднятая целина» не могла бы существовать. На его примере, правда достаточно преувеличенно и с иронией, описаны метания простого люда того времени. Он вроде бы и колхозник, но все равно о «своей худобе радеет», и, случись что, распрекрасно будет жить и при половцевых и лятьевских. Его шутки иногда метко отражают те или иные аспекты тогдашней жизни, и кто знает, может быть, его устами говорит с нами не Шолохов советский-писатель, а Шолохов просто писатель, который всегда в описании исторических событий должен стараться быть беспристрастным. «Ох и силен ты, Макарушка, на добрых людей жать! Тебе бы только на маслобойке работать заместо прессы, из подсолнушка масло выдавливать... Ну, что ты мне рот зажимаешь и слова не даешь сказать? Я же не про тебя говорю, не тебе отлуп делаю? Ну и помолчи, потому что партия указывает - изо всех силов разводить критику и самокритику. А что есть самокритика? По-русски сказать - это самочинная критика. А что это обозначает? А это обозначает то, что должен ты щипать человека, как и за какое место вздумаешь, но чтобы непременно до болятки! Щипай его, сукиного сына, так, чтобы он соленым потом взмок от головы до пяток! Вот что обозначает слово самокритика, я так понимаю». Устами деда Щукаря часто сообщает нам автор о тех ошибках, которые допускали коммунисты-коллективизаторы того времени. Щукарь – это собирательный образ всех «новых» колхозников, несгибаемая воля которых и любовь к земле позволяют им крепко стоять на ногах и с шуткой выходить из любой сложной ситуации.

В романе очень много героев, но все их судьбы переплетены. Коллективизация, она как война, общая для всех. И так же круто меняются и судьбы людей. Вчера еще рабочий на заводе – сегодня уже председатель колхоза, или вчера еще щи с мясом и сон на собственной кровати, а завтра уже босой в санях или с пулей в голове. Трагична судьба не только раскулаченных, но и тех кто раскулачивает, ибо они все равно связаны вместе. И на вопрос, что же случилось с нашими героями, мы можем просто ответить: «Коллективизация!» и вместе с Разметновым вздохнуть: «Вот она, наша жизненка, ребята, какими углами поворачивается! Иной раз так развернется, что и нарочно не придумаешь! Ну, пошли?»

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.easyschool.ru/







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.