Н.А.Тэффи в «Русском Слове» (19274-1)

Посмотреть архив целиком

Н.А.Тэффи в «Русском Слове»

«Сатирикон» и «Новый Сатирикон», «Север» и «Аргус», «Солнце России» и «Огонек», «Беседа» и «Почтальон», «Театр и Искусство» и «Театральный Мир», «Новая Жизнь» и «Зарницы», «Сигнал» и «Красный Смех», «Голос Земли» и «Ежемесячные приложения к «Ниве», «Биржевые Ведомости» и «Новости»— список газет и журналов, в которых до революции сотрудничала Надежда Александровна Тэффи можно продолжать и продолжать. Какие-то из них сыграли заметную роль в истории русской литературы и журналистики начала XXвека, какие-то остались почти незамеченными; одни многие годы называли писательницу Б числе своих постоянных авторов, другие же получили от нее лишь несколько произведений; это издания разного художественного уровня и разных направлений, «специализированные» журналы и газеты с самой широкой программой. Но среди всего многообразия периодических изданий выделялось одно, чье название для русского дореволюционного читателя было неразрывно связано с именем «Тэффи»,— московская газета «Русское Слово».

Основанная И.Д.Сытиным в 1897году газета не сразу приобрела популярность. Довольно долго Сытину не удавалось превратить свою газету в преуспевающее предприятие; он даже был готов продать приносящее убытки «Русское Слово», несмотря на то, что приложил немало усилий, дабы получить разрешение на издание. Все стало меняться с приходом в редакцию Власа Дорошевича— «короля фельетонистов», чью манеру письма современники называли «великим искусством преподносить серьезную мысль в доступной, занимательной, остроумной форме»1. Официально редактором газеты считался зять И.Д.Сытина Ф.И.Благов, но фактически с сентября 1901года «общее наблюдение за редактированием «Русского Слова» осуществлял В.М.Дорошевич. Дорошевич, имевший огромный опыт журналистской работы, поставил своей задачей сделать «Русское Слово» самой авторитетной и самой распространенной газетой в России. Ему удалось убедить Сытина в необходимости крупных финансовых вложений: были увеличены зарплаты и гонорары, создана развитая корреспондентская сеть, в том числе заграничная, развивалась полиграфическая база. Но главное— при построении номера упор делался на непосредственное обращение к читателю. Журналисты стремились заинтересовать не просто случайными сенсационными материалами; привлекать должна была точка зрения, то, что Дорошевич полагал «непременным условием фельетона»— «остроумие мысли», «очень ловкая, яркая, выпуклая ее постановка». Не случайно именно об этом писал он в литературно-художественном сборнике, посвященном пятидесятилетию издательской деятельности И.Д.Сытина2. Растущая популярность «Русского Слова» во многом объяснялась тем, что обладавшая самой крупной сетью корреспондентов газета делала все же упор на публицистику, и первые страницы занимали фельетоны, очерки, статьи В.Дорошевича, В.Варварина (В.Розанова), П.Ашевского, Д.Философова, Д.Мережковского, Г.Петрова, А.Карташева, С.Яблоновского.

Тэффи становится постоянной сотрудницей «Русского Слова» в 1909году. Она приходит на смену другому писателю, тесно связанному с «Сатириконом»,— Влад.Азову, который отвечал в «Русском Слове» за так называемый «Маленький фельетон». Вто время, когда Тэффи начала работать в «Русском Слове», установка на публицистичность отличала редакционную политику в целом. Убирая на второй план чисто информационные заметки и отчеты, редакция «Русского Слова» крайне редко печатала и собственно беллетристику. Даже такие признанные писатели, как П.Д.Боборыкин и Вас.И.Немирович-Данченко, чьи беллетристические произведения пользовались в дореволюционной России большой популярностью, печатали в «Русском Слове» в основном фельетоны, корреспонденции, мемуарные очерки и публицистические статьи. Традиционная структура газетного номера не предполагала публикации художественных произведений: наличие «информационной составляющей» являлось обязательным требованием для любого газетного материала, задачей журналистов было добыть информацию и определенным образом подать ее. Исключение составляли лишь «праздничные» номера— пасхальный и рождественский,— когда выходивший в увеличенном объеме номер почти целиком отдавался на откуп беллетристам. Впоследствии Тэффи передавала слова Дорошевича, чье заступничество помогло ей избежать обычной участи газетного фельетониста, бичующего «отцов города» за антисанитарное состояние извозчичьих дворов и проливающего слезу над «тяжелым положением современной прачки»: «Оставьте ее в покое. Пусть пишет о чем хочет и как хочет. Нельзя на арабском коне воду возить»3. Но, рассказывая о своей «газетной» карьере, Тэффи несколько грешила против истины. На самом деле писательницу приглашали в «Русское Слово» именно «воду возить», и первый год она писала главным образом то, что от нее требовалось— злободневные фельетоны. Конечно, Тэффи не касалась состояния извозчичьих дворов и не бичевала «отцов города»,— эти темы были слишком мелки для «Русского Слова», претендовавшего на статус общероссийской, а не городской газеты. Но в целом акцент в ее произведениях делался как раз на злободневности, публицистическое начало подчеркивалось, подчас искусственно, текст «привязывался» к реальным событиям эпиграфами «из газет», упоминанием реальных людей, отсылками, предварявшими миниатюру. Уже начиная фельетоны, Тэффи показывает, что она представляет в московской газете «взгляд» из Петербурга, рассказывает о том, что волнует сейчас жителей северной столицы: «Весь Петербург бегает смотреть Мод Аллан»4, «Петербург помешался на кабарэ»5, «ВПетербурге говорят о Тарковской»6. (Впоследствии некоторые подобные миниатюры Тэффи включит в сборники юмористических рассказов, просто «сняв» те фразы, что придавали им «злободневный» характер7).

В первой половине 1910года «направление» газетной работы Тэффи постепенно меняется. Количество «готовых» рассказов, не требующих существенной переработки, увеличивается, а число злободневных фельетонов становится все меньше и меньше. К1911году остается лишь две темы, которые Тэффи продолжает разрабатывать в жанре фельетона. Писательница откликается на появление ряда новых книг и журналов, а также не оставляет без внимания громкие судебные процессы (здесь, очевидно, сказывалась наследственность; напомним, что Тэффи— дочь одного из самых известных русских адвокатов и правоведов А.В.Лохвицкого). Востальном же она почти не пишет собственно фельетонов, хотя многие из рассказов и звучат вполне «злободневно».

Тэффи и раньше часто печаталась в газетах, но лишь в «Русском Слове» ей удалось добиться того, чтобы задачи газетного сотрудника не противоречили задачам писательским, и сиюминутное сочеталось с вечным. Тэффи поняла, что требуется от писателя, работающего в газете,— не дающего время от времени свои произведения, а именно работающего, связанного с каждым из подписчиков, с каждым из читателей вполне зримыми узами. Для многих людей газета являлась не только источником информации, но и своеобразным «путеводителем» в жизни, помогающим и узнать, что происходит в мире, и понять, что происходит с миром. Изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год обращаясь к газете, человек привыкал видеть мир глазами журналистов; он верил им, их мнение становилось определяющим. Ежедневно разворачивая свежий номер «Русского Слова», люди искали ответа на вопросы «Как мы живем?» и «Как мы должны жить?», и успех газеты определялся прежде всего тем, что они находили ответы. Немногим более года понадобилось Тэффи пробыть в числе постоянных сотрудников «Русского Слова», чтобы она определила, как писать не на «злобу дня», а на «злобу жизни». Темой ее рассказов становится повседневность, героями— обычные люди; ситуации, описанные в миниатюрах, знакомы каждому, характеры— легко узнаваемы. Продавцы и покупатели, хозяева и визитеры, писатели и журналисты, чиновники и помещики, отправители и адресаты, дачники и курортники, дети и взрослые, старые и молодые, мошенники и гадалки, на даче и в магазине, на экскурсии и на прогулке в Летнем саду, весной и летом, осенью и зимой, в Москве и Петербурге, в Италии и в Германии,— они посылают телеграммы и пишут письма, покупают оттоманку и ждут телефонного звонка, ходят в гости и едут в поезде, катаются на лодке и хоронят близких людей, пишут дневники и переводят рассказы, изменяют мужьям и изменяют женам, берут взятки и дают их, получают подарки и хлопочут о пенсии... Они живут в том мире, о котором пишут журналисты, мире событий и новостей, и в то же время словно не замечают его. Потому что все, казавшееся таким важным и существенным, уходит и забывается, а все, что вроде бы обычно и незначительно,— остается. Тэффи не обличает, не акцентирует внимание на злом; не раздражаясь и не раздражая, а примиряя, она превращает все мелкое, грязное, ненужное и ничтожное в смешное, а, значит, возвышает и облагораживает ту повседневную суету, что окружала ее и ее читателей, и продолжает окружать каждого из нас.

С 1912года и вплоть до революции все новые сборники Тэффи были в основном составлены из рассказов, прежде печатавшихся на страницах «Русского Слова». Тэффи стала подчеркивать, что схожесть мотивов, круговорот тем— не просто следствие устоявшейся газетной традиции, удобная для журналистов схема работы. Уже в марте 1910года в фельетоне «Весеннее» Тэффи пишет: «Надоели мне все эти «сезоны» до смерти! Четыре раза в год! Как сюжет для художника, это, может быть, очень мило, но переживать эту шарманку все с тем же валиком— надоело! Словно четыре раза в год палкой по голове стукнут». За «сезонно-бытовым» газетным круговоротом писательница увидела большее— некий принцип жизнеустройства, простую до банальности логику самой жизни, не ставящей перед людьми неразрешимых задач и не создающей безвыходных ситуаций, ничего не усложняющей и никак не выделяющей человека, несмотря на его гордыню и стремление считать себя «царем природы». Работая в газете, Тэффи приходит к выводу: «Жизнь не любит пышных драм и стойких героев. Ей больше по вкусу нелепые водевили или глупые страшные истории в стиле театра Гиньоль». Круговорот природы— един для всех, только у людей он несколько иначе, причудливее проявляется. Как? Это и показывает Тэффи.


Случайные файлы

Файл
8749-1.rtf
100403.rtf
42614.rtf
6676-1.rtf
Mal8.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.