Формоизменение фразеологизмов русского языка (19207-1)

Посмотреть архив целиком

ФОРМОИЗМЕНЕНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ РУССКОГО ЯЗЫКА

Фразеологизмы русского языка соотносятся с разными частями речи - глаголом, именем существительным, прилагательным, наречием, категорией состояния, междометием и т.д. При определении формоизменительных свойств фразеологизмов мы опираемся на следующие общие признаки, которые присущи всем оборотам. Сюда относятся:

а) соотнесенность фразеологического оборота с той или иной частью речи;

б) наличие или отсутствие оценочного значения в конкретно данном фразеологизме;

в) индивидуальное содержание фразеологической единицы;

г) синтаксические особенности фразеологизма и др.

Формоизменительные возможности определенного фразеологизма в первую очередь зависят от того, с какой частью речи он соотносится. Наиболее морфологически подвижны глагольные фразеологизмы, не столь осложненные оценочным значением (вертеться как белка в колесе, вставлять палки в колеса кому, чему, валяться в ногах у кого). Напротив, наречные обороты, будучи морфологически неизменяемой категорией, дефектны в формоизменительном отношении (во что бы то ни стало, где попало и куда попало, ни с того ни с сего и под.).

Остановимся подробней на парадигматических особенностях глагольных фразеологизмов.

Соответствующие обороты являются самыми распространенными. Глагольные фразеологизмы обладают высокой структурно-грамматической проницаемостью - они легко согласуются в предложении с подлежащим, управляют существительным (или другим субстантивированным словом) со значением лица, одушевленного или неодушевленного предмета. Не случайно В.В. Виноградов отмечал: "Семантическая структура глагола более емка и гибка, чем всех других грамматических категорий. Это свойство глагола зависит от особенностей грамматического строя глагола" (Виноградов 1947, 425). Эти свойства полностью относятся и к глагольным оборотам.

При рассмотрении всех вопросов, связанных с морфологической характеристикой глагольных оборотов, мы исходили из того, что различного рода ограничения в выборе форм в конечном счете обусловлены особенностями семантики фразеологизма, степенью процессуальности и наличием оценочного значения, которое является элементом фразеологического значения.

Более подробно охарактеризуем парадигматические возможности глагольных оборотов разной степени категориальной активности. Например, глагольный оборот брать за рога кого, что имеет следующие формы: наст. беру за рога, берем за рога; прош. брал (-ла, -ло, -ли) за рога; повел. бери (те) за рога; сослаг. брал (-ла, -ло, -ли) бы за рога, действ. прич. наст. вр. берущий (-ая, -ее, -ие) за рога; дееприч. (редко) беря за рога; действ. прич. прош. вр. бравший (-ая, -ее, -ие) за рога. Сов. взяв за рога кого, что, схватив за рога кого, что. Устар., разг. употр. при подлеж. со значением лица. Управляет сущ. со знач. лица или отвлеч. предмета. Главенствовать над кем-, чем-л., полностью подчинять себе, своей воле. - Прохор Петрович, я ценю в вас ум, смелость, умение схватить за рога свою судьбу. (В. Шишков. Угрюм-река).

Этот же фразеологизм вступает в синонимические отношения с многими глагольными оборотами, обнаруживающими сходные с ним формоизменительные потенции. Таковы, например: брать (забирать) в руки кого, что, прибрать к рукам кого, что, зажимать (сжимать) в кулак (в кулаке) кого, что, брать верх над кем, ездить верхом на ком, садиться на голову (на шею) кому, вить веревки из кого, брать к ногтю кого, прижимать к ногтю кого, подбирать под ноготь кого, завязывать (связывать) в (один) узел кого, надевать мундштук на кого, повергать к стопам (к ногам) кого.

Нетрудно заметить, что такие синонимические обороты, как брать в руки, зажимать в кулак, брать верх и под. совпадают в формоизменительном отношении с рассмотренным выше фразеологизмом брать за рога.

Некоторые глагольные выражения чаще употребляются в форме совершенного вида, в пределах которого выявляются новые морфологические показатели. Так, например, фразеологизм втаптывать в грязь кого, что наиболее распространен в форме сов. вида и легко реализуется в качестве страдательного причастия прошедшего времени: втоптан (-на, -о, -ы) в грязь, затоптан (-на, -о, -ы) в грязь: "Семейные основы поруганы, честь затоптана в грязь, порок торжествует" (Чехов, Мститель).

В рамках каждого категориального типа в свою очередь выделяются с точки зрения формоизменительных возможностей ядерные и переферийные разряды. Среди глагольных фразеологизмов наиболее активны в морфологическом отношении обороты, обозначающие действие, процесс. Таков, например, глагольный фразеологизм втоптать (втаптывать) в грязь кого, что.

Этот оборот чаще функционирует в форме сов. вида и имеет следующие формы: буд. втопчу в грязь кого, что, втопчем в грязь кого, что и т.д.; прош. втоптал (-ла, -ло, -ли) в грязь кого, что; повел. втопчи (те) в грязь кого, что; сослаг. втоптал (ла, -ло, -ли) бы в грязь кого, что; прич. действ. прош. втоптавший (-ая, -ее, ие) в грязь кого, что; прич. страд. прош. втоптан (-на, -о, -ы) в грязь кто, что, затоптан (-на, -о, -ы) в грязь кто, что; несов. (редко) втаптывать (затаптывать) в грязь кого, что. Употр. при подлеж. со знач. лица. Управляет сущ. со знач. лица или (реже) отвлеч. предмета. Всячески унизить, опорочить кого-л., что-л.

Формоизменительные свойства глагольных оборотов заметно падают, если фразеологизм семантически реализуется при подлежащем со значением конкретного или отвлеченного предмета. Например, фразеологизм взлетать в воздух имеет лишь форму 3-го лица ед. и мн. ч., не может употребляться в форме повелительного и сослагательного наклонений.

По причине семантического порядке не реализуются в форме 1-го и 2-го л. ед.ч., а также в повелительном и сослагательном наклонении фразеологизмы типа глядеть в могилу, стоять одной ногой в гробу и др. под. В соответствующих формах подобные обороты теряют обобщенно-переносное значение, воспринимаются буквально и разрушаются.

Отдельные фразеологизмы глагольного характера застыли вследствие своей семантики в форме прошедшего времени: в сорочке родился (-лась, -лось, -лись), собаку съел (-ла, -ло, -ли) и др.

Со стороны употребления личных форм можно выделить новые малоактивные формоизменительные разряды глагольных оборотов:

а) фразеологизмы, преимущественно или только закрепившиеся в форме 1-го лица ед. или (реже) мн.ч.: бьюсь об заклад, в толк не возьму, покорно благодарю, ума не приложу и некоторые др.;

б) фразеологизмы, имеющие обобщенно-личное значение и употребляющиеся преимущественно во 2-ом лице ед.ч.: зимой снега не выпросишь, калачом не заманишь, ничего не попишешь, своих не узнаешь и т.д.;

в) глагольные фразеологизмы, употребляющиеся в силу вещественного значения только в форме 3-го лица: бьет ключом (о жизни, энергии), выеденного яйца не стоит (дело, разговор).

Прямое воздействие на формоизменительные свойства глагольных оборотов оказывает оценочное значение. Чем выше, ярче значение оценки в семантическом строе того или иного глагольного оборота, тем в меньшей степени такой фразеологизм подвержен морфологической изменяемости. Справедлива и обратная зависимость. Чем в меньшей степени присуще качественно характеризующее значение конкретному глагольному обороту, тем ярче соответствующий фразеологизм наделен процессуальными свойствами, тем полнее проявляет такой оборот свою изменяемость.

Попутно отметим, что оценочное значение распознается по целому ряду признаков (Лавров, 1983, 108-112) (Н.И. Лавров выделяет порядка десяти показателей оценочности(лексико-семантических, грамматических, словообразовательных, стилистических и др.).

Глагольные фразеологизмы оценочного значения не употребляются в форме повелительного наклонения, не распространяются приглагольными частицами себе, пусть, дай, да, бывало и др. При фразеологизмах оценочного значения невозможно поставить грамматические вопросы Что делает предмет? Что с ним происходит? и мн. др.

Нередко фразеологизмы, генетически соотносимые с разными частями речи, на почве оценочного значения могут объединяться в один синонимический ряд.

Сюда можно отнести, например, фразеологизмы с общим значением"заслуживающий самой высокой оценки, наделенный всеми достоинствами, очень хороший, превосходный. О ком-, чем-л.": что надо; хоть куда; куда с добром; на большой палец; на все сто; надо бы лучше да нельзя; первый сорт; за первый сорт; мое почтение; разлюли-малина; первой статьи;что называется; первой руки; всех мер; всем вышел; всем взял; отдай все да мало; антик с гвоздикой (Жуков, Сидоренко, Шкляров, 1987, 369-371).

В этом ряду сконцентрированы обороты глагольному происхождения (всем вышел, всем взял и др.), наречного характера (хоть куда, что надо и др.), именного типа (первый сорт, антик с гвоздикой) и т.д.

Объединяющим началом выступает, как явствует из описания семантики, оценочное значение, благодаря которому сближаются в семантическом отношении глагольные и наречные единицы с классом адъективных слов. Не случайно общее значение всех оборотов подводится, как говорилось, под один определительный "знаменатель" - "очень хороший, превосходный".

Разумеется, обороты с оценочным значением типа всем взял, всем вышел ущербны в формоизменительном отношении: буд. (редко) всем возьму, всем возьмем; прош. всем взял (-ла, -ло, -ли); повел. не употр., сослаг. (редко) всем взял (-ла, -ло, -ли) бы; прич. действ. прош. (редко) всем взявший (-ая, -ее, -ие); прич. страд. прош. не употр.; деепричастие (редко) всем взяв; несов. (редко) всем брал.


Случайные файлы

Файл
181023.rtf
17638.rtf
96349.rtf
Besrab.doc
~1.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.