Новая вульгата: языковые особенности текста (19119-1)

Посмотреть архив целиком

НОВАЯ ВУЛЬГАТА: ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТЕКСТА

Быстрое совершенствование методов научной критики текста, открытие новых, доселе неизвестных манускриптов, рост интереса к восточным языкам и очевидный прогресс в их изучении привели к тому, что в Католической Церкви стало углубляться осознание необходимости подготовки нового перевода Библии на латинский язык, взамен использовавшегося в течение почти четырех веков официального перевода, утвержденного папой Климентом VIII в 1592 году, так называемой "Вульгаты-Клементины". Недостатки этой последней стали очевидны особенно в связи с изданием многих переводов Библии на национальные языки, сделанных с языков оригинала на основе наиболее достоверных источников и отличающихся ясностью и доступностью. Наличие этих переводов с одной стороны, и использование в ежедневной литургической практике устаревшего латинского перевода - с другой, приводило в смущение духовенство, а многочисленные темные и неудобовразумительные места Клементины не способствовали плодотворному восприятию священных текстов.

Особо остро ощущалась необходимость в исправлении перевода Псалтири, лежавшей в основе Римского Бревиария - литургической книги, содержащей канонические Часы, совершать которые были обязаны члены монашеских орденов и высших чинов клира, начиная с субдиаконов. Все 150 псалмов были распределены по Часам таким образом, чтобы в течение недели прочитывалась вся Псалтирь. Начиная с XVI века, от литургической реформы св. Пия V, проведенной после Тридентского Собора, во всеобщее употребление была введена так называемая Галликанская Псалтирь ("Psalterium Gallicanum"), представлявшая собой древний перевод псалмов с греческого языка, отредактированный и исправленный св. Иеронимом согласно "Гекзаплам" Оригена. Следует заметить, что сам же Иероним сделал и новый перевод Псалтири с еврейского языка ("ex Hebraica veritate"), и этот перевод был распространен в Европе до каролингских реформ; однако, впоследствии он уступил место уже упомянотому переводу с Септуагинты, который был в ходу у франкогаллов; произошло это, по-видимому, в ходе реформирования литургии при непосредственном участии Алкуина. С тех пор этот текст галликанской Псалтири вошел во все издания Вульгаты и в течение многих веков почти без изменений сохранялся в латинской литургии.

В середине XX века папа Пий XII, приняв во внимание многочисленные пожелания епископов со всего мира, поручил профессорам Понтификального Библейского Института подготовить новый перевод Псалтири, соответствующий современному уровню развития науки. Апостольским посланием motu proprio In cotidanis precibus от 24 марта 1945 года этот новый перевод был введен в употребление и заменил в Римском Бревиарии галликанскую Псалтирь.

II Ватиканский Собор, в своей работе неоднократно упоминавший о необходимости сделать для всех людей доступной сокровищницу Священного Писания, уделил внимание также и вопросу о совершенствовании нового перевода Псалтири на латинский язык. Специально для этого Павлом VI, еще во время работы Собора, был создан совет экспертов из пяти человек для выполнения соборной конституции Sacrosanctum Concilium о священной Литургии касательно исправления перевода Псалтири.

Однако впоследствии Павел VI принял решение о необходимости пересмотра всей Вульгаты, и с этой целью 29 ноября 1965 года, за девять дней до закрытия Собора, создал особую понтификальную Комиссию по подготовке к изданию Новой Вульгаты (Pontificia Commissio pro Nova Vulgata Bibliorum editione) под председательством кардинала Августино Беа, тогдашнего ректора Библейского Института в Риме. В эту Комиссию был включен и созданный ранее Совет по пересмотру Псалтири.

Результаты работы Комиссии издавались отдельными томами на протяжении 14 лет. В 1979 году, уже после кончины Павла VI, полный текст Библии был издан в одном томе, каковое издание было утверждено и провозглашено типовым ("editio typica") папой Иоанном Павлом II посредством Апостольской Конституции Scripturarum thesaurus от 25 апреля 1979 года. Таким образом, текст Вульгаты-Клементины в Католической Церкви уступил место Новой Вульгате. Справедливости ради следует сказать, что к восьмидесятым годам латинский язык как в богослужении Римской Церкви, так и в теологических исследованиях перестал играть столь важную роль, как это было прежде; однако, и латинский текст Библии, и латинские литургические тексты продолжают оставаться нормативными для всей Церкви, и именно на них должны ориентироваться все переводы на национальные языки, на что указывал еще папа Павел VI, и что в очередной раз было подтверждено документом Конгрегации богослужения и таинств, обнародованным в 2001 году.

В 1986 году вышло второе типовое издание Новой Вульгаты, в которое были внесены некоторые изменения с целью достичь большей ясности и единообразия текста.

Работа, проделанная Комиссией, была высоко оценена специалистами в области библейской текстологии. Достаточно сказать, что именно текст Новой Вульгаты, а не штутгардтского издания Вульгаты, был после обсуждения включен в авторитетнейшее критическое греко-латинское издание Нового Завета (1984 г.), известное как "Нестле-Аланд", поскольку он, по мнению Курта и Барбары Аландов, максимально приближается к букве греческого текста и потому может представить читателю реальную помощь при переводе [1].

* * *

Принципы, которыми Комиссия руководствовалась в своей работе, описаны во Вступительном слове к читателю и в Предварительных замечаниях, которыми снабжено издание Новой Вульгаты [2]. Мы же ограничимся здесь лишь кратким их изложением.

Прежде всего, считалось необходимым благоговейно сохранять букву иеронимовского перевода всякий раз, когда последний верно передает смысл первоначального текста и не препятствует правильному его пониманию. Однако в случаях, когда в комментариях самого Иеронима, или в творениях других Отцов Церкви, или же в старолатинском переводе (Vetus Latina) можно было найти более точные и удачные варианты перевода, Комиссия считала возможным предпочесть их традиционному варианту.

В выборе слов для передачи смысла первоначального текста Комиссия, с одной стороны, старалась находиться в русле святоотеческой традиции и Учительства Церкви, так, чтобы пересмотренная Вульгата верно передавала понимание текста, которого "держалась и держится святая Матерь Церковь" [3]; с другой же стороны, она стремилась избегать того, чтобы при переводе в тексты Ветхого Завета привносились элементы новозаветного учения, а в сам Новый Завет вносились толкования позднейшего предания. Книгам Ветхого Завета не должны были приписываться чрезмерно явные свидетельства мессианизма (которые можно найти как в Септуагинте, так и в переводе св. Иеронима), не соответствующие реальному духу конкретной эпохи или конкретной книги (ср., например, Авв 3, 18: "ego autem in Domino gaudebo, exultabo in Deo Iesu meo" (Вульгата) и "ego autem in Domino gaudebo et exultabo in Deo salvatore meo" (Новая Вульгата; тж. Ис 45, 8: "Rorate, caeli, desuper, et nubes pluant iustum; aperiatur terra et germinet salvatorem" (Вульгата) и "Rorate, caeli, desuper, et nubes pluant iustitiam; aperiatur terra et germinet salvationem" (Новая Вульгата).

При переводе поэтических текстов следовало учитывать особенности литературного жанра, соблюдая ритм и избегая какофонии и всяческого неблагозвучия. Необходимо было помнить, что значение одного и того же еврейского или греческого слова зависит от контекста, поэтому не надо стремиться переводить его всегда одинаковым образом. Особенно это касается известных и весьма многозначных еврейских слов, таких, как hesed (которое может переводиться как "gratia", "misericordia", "benignitas" и т.д.), qahal ("coetus", "conventus", "ecclesia"), berot ("foedus", "testamentum"), ruah ("ventus", "halitus", "animus", "spiritus").

В качестве эталона морфологии, синтаксиса и стиля для Новой Вульгаты была принята раннехристианская латынь. Отсюда следовало, что перевод не будет стремиться к соответствию нормам классического латинского языка; напротив, в нем будут допустимы такие синтаксические конструкции, которых избегали авторы классической эпохи, например, употребление quod (или quia/quoniam) после verba sentiendi et dicendi вместо винительного падежа с инфинитивом, а также особое употребление личных местоимений, предлогов и союзов, свойственное христианской латыни.

Что касается гебраизмов, которыми всегда изобилуют библейские переводы, было сочтено правомерным сохранить те из них, которые усвоены святоотеческой письменностью и получили всеобщее распространение, перейдя даже и в современные языки, а также не создают больших затруднений в понимании.

За основу для перевода Ветхого Завета было взято критическое издание масоретского текста (Biblia Hebraica Studgardensia [4]), а также критическое издание Септуагинты . Кроме того, были использованы арамейский и сирийский переводы и переводы Аквилы, Симмаха и Теодульфа.

В Предварительных замечаниях, предпосланных тексту перевода, перечисляются более подробно принципы, которым следовала Комиссия при работе над той или иной книге Ветхого и Нового Заветов.

Помимо решения чисто текстологических трудностей, в переводе следовало сохранить характерные особенности, свойственные библейской латыни. В Предварительных замечаниях перечисляются основные из них, с целью облегчить чтение текста людям, знакомым лишь со "школьной" латынью на материале античных авторов.


Случайные файлы

Файл
168873.rtf
118192.rtf
27073-1.rtf
12544-1.rtf
49038.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.