Несколько замечаний о словах типа несколько (13517-1)

Посмотреть архив целиком

Несколько замечаний о словах типа "несколько"

(К описанию квантификации в русском языке).

Кванторным словам уделяется значительное внимание в работах, посвященных логическому анализу естественного языка. Однако в этих работах в первую очередь анализируются те слова количественной семантики, значение которых в той или иной степени близко значению логических кванторов (т. е. такие слова, как все, каждый, всякий, некоторые). Между тем значение большей части квантификаторов не может быть определено лишь на основе их логического содержания, их употребление в значительной степени зависит от прагматических факторов. Поэтому чисто логический анализ недостаточен для того, чтобы получить правильное представление о механизмах квантификации в естественном языке.

Более разносторонний подход к кванторным словам демонстрируют лексикографы и авторы грамматических описаний, стремящиеся учесть самые разные свойства рассматриваемых ими кванторных слов. Однако, как правило, сведения, содержащиеся в словарях и грамматиках, оказываются недостаточно исчерпывающими, чтобы определить, каковы отличительные особенности каждого из кванторных слов, чем одно из них отличается от другого. Семантика и прагматика кванторных слов нуждается в специальных исследованиях. Между тем лингвистических работ, посвященных всестороннему анализу семантических и прагматических особенностей кванторных слов, немного.

В настоящей статье мы попытаемся остановиться на особенностях ряда русских кванторных слов, что, возможно, позволит сделать некоторые выводы о механизмах квантификации в русском языке. Прежде всего, несколько замечаний, касающихся понятий, используемых в статье.

В большинстве исследований, посвященных анализу кванторных выражений, в роли формального аппарата анализа выступает классическая теория множеств. Другими словами, предполагается, что объекты, которым дается количественная оценка, представляют собой множества - совокупности, состоящие из отдельных элементов. При этом не учитывается тот факт, что квантификации могут подвергаться объекты, в составе которых мы никак не можем вычленить отдельных элементов; мы говорим не только много людей, все люди, но и много воды, вся вода. Более адекватным и универсальным формальным аппаратом исследования кванторных выражений могла бы служить теория, исходящая из расширенного понимания множества. Аксиоматика такой теории строится без использования понятия "элемент множества". Классические дискретные множества (sets) оказываются частным случаем множеств в таком расширенном понимании (ensembles)1. В дальнейшем, используя термины "множество" и "подмножество", мы будем исходить именно из расширенного понимания множества.

Второе замечание касается необходимости различать две разновидности квантификации2. В основе квантификации первого тппа лежит отношение к "объемлющему" ("общему", "исходному") множеству. Кванторное слово указывает в этом случае на количественное соотношение референта именной группы (ИГ), содержащей это слово, с "объемлющим" множеством: референт ("актуальное множество" 3) представляет собой подмножество исходного, "объемлющего" множества, а в частном случае может совпадать с ним. Например, в предложении Все дороги ведут в Рим референт именной группы все дороги совпадает с "объемлющим" множеством - экстенсионалом слова дороги, а в предложении Некоторые математики разбираются в лингвистике референт ИГ некоторые математики представляет собой лишь часть (собственное подмножество) исходного множества (экстенсионала слова математики). В предложении Многие математики разбираются в лингвистике кванторное слово многие указывает на то, что референт включающей его ИГ составляет значительную часть исходного множества.

В роли исходного множества могут выступать и конечные множества объектов, задаваемые описанием или находящиеся в "поле зрения" участников коммуникации: Все ученики нашего класса были на собрании; Некоторые из них побывали на выставке.

Иной тип квантификации представлен ИГ с кванторными словами типа много, мало, несколько и т. п. В предложении В комнате было много людей речь не идет о соотношении референта ИГ много людей с экстенсионалом слова люди - для говорящего безразлично, каково отношение числа людей, находящихся в комнате, к общему числу всех живущих на свете людей. Здесь подвергается оценке количественное соотношение референта с некоторым стереотипом - с тем, что говорящий ощущает нормальным для данной ситуации. Другими словами, в роли квантифицируемого множества здесь выступает референт ИГ, а кванторное слово оценивает его с точки зрения соответствия стереотипу.

Лексема весь

Традиционная точка зрения (представленная в существующих словарях и большинстве грамматических описаний), согласно которой слово все (например, в предложении Все дороги ведут в Рим) - это форма мн. числа от лексемы весь, фактически отвергается в большинстве работ, посвященных логическому анализу естественного языка. Действительно, синонимические отношения, обычно устанавливаемые для слов весь (целый, полный) и все (всякий, каждый, любой), наводят на мысль, что между значениями весь и все мало общего. Иногда предлагается считать все супплетивной формой мн. числа от всякий, каждый или любой4. Но чаще всего все рассматривается просто как отдельная лексема (и при этом подвергается семантическому анализу значительно чаще, нежели весь5).

Однако лишь подробный семантический анализ может показать, действительно ли между значениями весь и все есть непроходимая граница. Повидимому, семантическое различие между ними усматривается в том, что весь квантифицирует недискретный объект и указывает на то, что этот объект берется целиком, нераздельно, в то же время все квантифицирует дискретное множество, состоящее из отдельных однородных объектов, и указывает на исчерпывающий охват этих объектов (при этом квантифицируемое множество должно состоять более чем из двух элементов, в противном случае мы должны употребить лексему оба).

Но данное смысловое противопоставление не полностью коррелирует с морфологическим противопоставлением ед. и мн. числа. С одной стороны, легко обнаружить примеры, в которых форма все квантифицирует недискретный объект (выпил все сливки, истратил все деньги). При этом недискретное понимание все возможно не только в сочетании со словами pluralia tantum, ср.: Все эти годы он помнил о ней (~ "Все это время..."). В предложении У тебя все руки грязные кванторное слово указывает не на то, что грязной является и та, и другая рука (в этом случае следовало бы употребить ИГ обе руки), а на то, что руки загрязнены полностью. С другой стороны, весь в ед. числе может квантифицировать дискретное множество, например в предложениях: Собралась вся семья (="...все члены семьи"); На дачу вывезли всю мебель (=="...все столы, стулья и т. д."). В предложении Весь класс был выкрашен в голубой цвет кванторное слово весь квантифицирует недискретный объект, а в предложении Весь класс присутствовал на собрании - дискретное множество.

Таким образом, интерпретация ИГ, содержащей кванторное слово весь - все, зависит не от ед.-мн. числа кванторного слова, а от значения имени, определяющего тип квантифицируемого множества6. В связи с этим более оправданной является точка зрения лексикографов и грамматистов, в соответствии с которой весь и все представляют собой формы одной лексемы, которая, по определению Н.Ю. Шведовой, "указывает на совокупность явлений или полноту охвата чего-нибудь"7. По существу это определение вполне соответствует строгой формулировке на языке расширенной теории множеств: слово весь (все) указывает на то, что референт ИГ, содержащей это слово, совпадает с исходным множеством (дискретным или недискретным), т.е. включает все собственные подмножества этого множества.

Обратим внимание на то, что квантификация с помощью весь (все) оказывается успешной, только если квантифицируемое множество известно адресату речи. Эта известность может иметь место в двух случаях, когда квантифицируемое множество: 1) состоит из одного или нескольких объектов, введенных в поле зрения адресата речи или однозначно определяемых выбранной дескрипцией ("окказиональная" известность); 2) представляет собой открытый класс - экстенсионал соответствующего имени ("перманентная" известность)8. В первом случае ИГ, содержащая кванторное слово, является определенной, во втором случае - общеродовой (универсальной). Такие ИГ, как весь день, всю неделю, весь месяц, могут быть употреблены, если известно, о каком дне, неделе, месяце идет речь; другими словами, они фактически синонимичны ИГ весь этот день, всю эту неделю, весь этот месяц.

В этом состоит коренное отличие кванторного слова весь от прилагательного целый. Слово целый обычно употребляется в сочетании с обозначениями неопределенных объектов или множеств: неупотребительны сочетания типа *целый этот день. Весь день и целый день различаются по значению: целый день только указывает на длительность, но при этом может быть неизвестно, какой день имеется в виду. Ср. также выпил всю бутылку молока (опр.) и выпил целую бутылку молока (неопр.). Дело в том, что целый не является кванторным словом. Количественное значение у сочетаний со словом целый возникает вследствие того, что целый присоединяется к ИГ, которые сами по себе выражают идею количества. Функции слова целый - указать, что обозначаемое количество превышает то, которое могло бы ожидаться в данной ситуации. Употребление идентифицирующего местоимения этот при выражении тoлько идеи количества неуместно; количественное значение выражается без него. Эта же особенность прилагательного целый объясняет его неупотребительность в сочетании с общеродовыми и неисчисляемыми именами, так как ни те, ни другие не связаны с идеей количества: Все (но не *целые) дети любят сказки; Он выпил всё (но не *целое) молоко.


Случайные файлы

Файл
118700.rtf
17188.rtf
5058-1.rtf
79924.doc
86264.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.