Космос против хаоса (9717-1)

Посмотреть архив целиком

Космос против хаоса

Игорь Шайтанов

Что такое миф?

Помнишь: мышка бежала, хвостиком задела, яичко упало и разбилось. Это сказка.

А если бы яичко не разбилось, а, допустим, взлетело на небо и превратилось в солнце или в луну?

Тогда, скорее всего, это была бы не сказка, а миф.

Мифы есть у всех народов. Миф рождается вместе с языком, вместе с сознанием человека как первый проблеск мысли, пытающейся сопоставить близкое с далёким, понятное с непонятным. Сопоставить, чтобы объяснить, кем создан мир и человек, как появилось небо, а на нём солнце, звёзды, луна. Мифические объяснения нам кажутся фантастичными и сказочными.

Они не казались такими тем людям, которые творили мифы. В миф безусловно верили. Этим он отличался от сказки. Сказка — ложь, вымысел. Миф — правда. Первоначально в мифе было заключено всё знание, каким обладал человек. Он вмещал в себя всё, что позже разовьётся в религию, искусство, науку, философию. В этом смысле миф синкретичен.

Это слово нам уже встречалось, но по другому поводу. По какому? Когда мы говорили о древнем обряде, нераздельно соединившем в себе танец, музыку, слово (см. раздел предшествующей главы «Память жанра»). Миф тоже синкретичен, поскольку в нём все будущие формы сознания слиты и неразличимы.

Понятие:

Миф — первое творение коллективного человеческого разума, задумавшегося об окружающем мире и пытающегося объяснить его. В более позднем значении миф — это рассказ о богах и о героическом начале человеческой истории.

В любом музее есть скульптуры, изображающие греческих богов и героев. Они могли быть созданы две с половиной тысячи лет назад в Древней Греции или сто-двести лет назад в любой европейской стране. Образец красоты и совершенства, найденный в античности, по сей день называют классическим.

Понятие:

Слово “античность” восходит к латинскому “antiquitas”, означающему “древность, старина”. Говоря об античности, подразумевают Древнюю Грецию и Древний Рим — культурное прошлое, общее для всей Европы.

Тот, кто хочет свободно чувствовать себя в европейском искусстве, не может обойтись без знания хотя бы основных событий и имён античной мифологии. Иначе стихи Пушкина и Тютчева придётся читать со словарём, чтобы узнать, кто такие Зевс и Геракл, Венера и Марс.

Греческие боги и сейчас кажутся прекрасными. Такими мы их помним. Но не такими они были при своём рождении. И греческие мифы первоначально были не такими, какими их хранит память европейского искусства.

Как современный человек знакомится с античной мифологией? Чаще всего, читая книгу Н.А.Куна «Легенды и мифы Древней Греции». Она неоднократно издавалась. Её обязательно нужно прочесть. В ней учёный стройно и увлекательно восстанавливает весь греческий пантеон (от греч. слов “пан” — всё и “теос” — бог). Открывая её, ощущаешь себя вошедшим в греческий зал современного музея.

Однако мы договорились, что попытаемся читать тексты исторически, различая в них глубину и движение. В таком случае необходимо помнить, что совершенство классических богов это не весь греческий миф, а лишь его заключительная часть. Боги не сразу стали прекрасными, а было время, когда богов вовсе не было.

Первым объектом поклонения для человека была природа. Она представлялась ему живой и радостной. Из неё родились боги.

Цитата на поля:

«Боги Греции» — так называется знаменитое стихотворение немецкого поэта Фридриха Шиллера. На русский язык его перевёл не менее замечательный поэт — Афанасий Фет:

Здесь на высях жили Ореады,

Без Дриадни рощи, ни лесов,

И из урны радостной Наяды

Пена прядала ручьёв.

Шиллер перечисляет нимф — природных божеств, которых греки различали по месту их обитания. Для гор — Ореады, для деревьев — Дриады, для рек — Наяды. Каждое место охраняет своя нимфа, открывающая доступ человеку, если он умеет войти так, чтобы не нарушить природную гармонию.

Да, поклонение природе явилось для человека первой верой. В этом поэт прав. Но нимфы и другие прекрасные божества не были первыми образами, созданными этой верой. На первой стадии человек одухотворял саму природу, поклонялся животным и растениям. Эту веру называют анимизмом.

Понятие:

Анимизм (от латинского анима — душа) — ранняя стадия мифологического мышления, когда одушевление природы ещё не привело к созданию человекоподобных богов.

К тому же первое впечатление от общения с природой не было светлым и радостным. Она не столько пленяла и восхищала, сколько пугала и представляла для человека смертельную опасность. Вот почему в своём воображении он населил её чудищами, демонами.

Круг понятий:

Миф:

синкретизм

пантеон

анимизм

правда или вымысел?

Рождённые из Хаоса

Мир возник до того, как появились боги. Сначала царил первозданный Хаос. Он противоположен и враждебен Космосу, что по-гречески значит “мир”, “мироздание”. Космос — это порядок. Хаос — это то, что существовало до того, как мир образовался и был упорядочен.

Первой из Хаоса явились Земля — Гея и подземное царство — Тартар.

Едва ли не самым ранним источником, стройно излагающим греческие мифы, служат две поэмы Гесиода.

Имя на поля:

Гесиод жил то ли в VIII, то ли в VII веке до нашей эры. Первая из его поэм — «Труды и дни». Так её чаще называют, хотя в переводе В.В.Вересаева (в котором она здесь приводится) название звучит иначе — «Работы и дни». Мы уже имели случай убедиться, что перевод — дело творческое. Название второй поэмы — «О происхождении богов». Впрочем, иногда его оставляют и вовсе без перевода, пользуясь греческим слово «Теогония».

Обе поэмы Гесиода написаны гекзаметром.

Примечание. Гекзаметр по-гречески означает шестистопный размер. Стопа — это повторяющаяся единица стихотворного ритма. В каждой стопе гекзаметра три слога: долгий, а за ним два кратких. Поскольку в русском языке нет различения по долготе гласных звуков, то в стопе русского гекзаметра за первым ударным слогом следуют два неударных.

Вот как выглядит торжественный гекзаметр, которым Гесиод повествует о рождении мира:

Прежде всего во вселенной Хаoс зародился, а следом

Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный,

Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких,

И, между вечными всеми богами прекраснейший, — Эрос.

Сладкоистомный — у всех он богов и людей земнородных

Душу в груди покоряет и всех рассужденья лишает.

(Гесиод. «Работы и дни»)

Прервёмся на этом месте. Многое неясно в этом торжественном рассказе. Строй фраз непривычен, усложнён. Да и сами слова необычны, не только имена собственные. Слово “хаос” употреблено с редким и устаревшим ударением на втором слоге.

А что значит “сладкоистомный”? Ясно, что это слово составлено из двух гораздо более простых: “сладкий” и “истома”. Первое из них общеупотребительно. Второе встречается реже, имеет оттенок чуть устаревший или поэтический и означает “чувство приятной расслабленности”. В данном случае этот составной эпитет избран в качестве определения к Эросу, что по-гречески значит “любовь”.

Такого рода сложные эпитеты, как и гекзаметр, характерны для торжественного стиля эпической поэзии.

Понятие:

Эпическая поэзия — стихотворный рассказ о деяниях богов и героев.

Есть ли в приведённом отрывке аналогичные эпитеты? Они часты не только потому, что производят впечатление чего-то возвышенного и необычного, что и соответствует избранному предмету. Они служат устойчивой характеристикой явления, закрепляются за ним как его одушевляющий (персонифицированный) образ. Сладкоистомный Эрос и широкогрудая Гея — это уже не просто любовь и земля, а живые существа, божества.

Продолжим:

Чёрная Ночь и угрюмый Эреб родились из Хаоса.

Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру:

Их зачала она в чреве, с Эребом в любви сочетавшись.

Даже такие слова, как “день” и “ночь”, здесь пишутся с заглавной буквы. Обозначаемое ими тоже персонифицируется. Всё, что невозможно охватить взглядом в силу огромности или отвлечённости явления, представляется неким божественным существом.

Сюжет на поля:

Начало мира

Под Землёй — мрак. На Земле — свет. Имя мрака — Эреб; света — Эфир. Из света Земля породит звёздное Небо — Уран. Гея и Уран соединятся любовью — Эросом.

Так мы можем реконструировать характер греческих представлений о начале мира. В нескольких предложениях мы уместили смутные образы, складывавшиеся сотни или даже тысячи лет и предшествовавшие стройной картине классической мифологии.

Первыми явились природные стихии. От их соединения родились боги. Сами стихии были обожествлены и стали богами, принявшими человекоподобный образ. На языке современной науки эта поздняя стадия называется антропоморфизмом. К ней относится всё, что сами греки помнили о своих богах.

Понятие:

Антропоморфный (от греч. антропос — человек и морфе — форма) — подобный человеку.

Сначала о происхождении мира рассказывали в песнях и поэмах. Почти одновременно с Гесиодом о греческих богах поведал Гомер в «Илиаде» и «Одиссее» (о них пойдёт речь в следующей главе). Впоследствии многие поэты и учёные возвращались к мифологическим сюжетам. Они стали основой греческой классики.

Лет через пятьсот после Гесиода Аполлодор создал ряд поэм, в которых систематизировал всё накопленное к тому времени знание о греческой мифологии.

Имя на поля:

Поэмы Аполлодора не сохранились. Однако под его именем известна то ли написанная им, то ли составленная в прозе на основе его поэм «Мифологическая библиотека». К ней восходит многое из того, что мы знаем о системе греческой мифологии.


Случайные файлы

Файл
2799.rtf
169649.rtf
158846.rtf
154915.rtf
46925.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.