Тема войны в произведениях В. Быкова (8218-1)

Посмотреть архив целиком

Тема войны в произведениях В. Быкова

Шешина Г.Г.

I. Особый подход к теме войны В.Быкова.

В.Быков начал войну семнадцатилетним юношей. После окончания Саратовского пехотного училища он воевал командиром взвода. Приходилось и наступать, и отступать, и обороняться, окружать и выходить из окружения. В 1944г. Семья получила извещение, что командир взвода В. Быков погиб смертью храбрых в бою. Но взводный выжил и воевал дальше в Румынии, Венгрии, Австрии, был награжден. 19 июня 1945 года ему исполнился 21 год.

Спустя годы В. Быков снова вернулся на войну, чтобы увидеть её, как прежде – в упор: вокруг себя и в своем герое. Чтобы услышать тяжелое дыхание человека, бегущего рядом вверх по склону высоты в атаку, склониться над молодым лейтенантом, умирающим в одиночестве посреди голого поля, увидеть звезды в небе со дна окопа… . Он предпочел остаться на войне во имя тех, кого уже давно нет, но кто продолжает жить в памяти солдата, в памяти народа.

Среди произведений о войне книги Быкова занимают особое место. Свою точку зрения на этот вопрос он высказал в статье «Живая память поколений». В ней он писал: «Сороковые годы дали нашей литературе ряд замечательных образов героев: мы привыкли за много лет к мужественному неунывающему рядовому В. Теркину, к несгибаемому в своем священном стремлении стать в строй бойцов Мересьеву, к мужественным разведчикам Э. Казакевича.» Однако « правда о войне, о подвиге народа была высказана далеко не вся.» Эту неполноту можно было как-то понять, оправдать(писатели «шли по горячим следам событий», не имели ни времени, ни возможностей для осмысления всех проявлений войны), но согласиться, примириться с нею – значило бы для Быкова изменить своему опыту, памяти, совести. Все изменилось, когда вернулись с войны и получили образования ее рядовые участники. Среди них был и Василий Быков, будущий писатель.

В произведениях Быкова мало батальных сцен, эффектных исторических событий, но зато ему удалось с потрясающей глубиной передать ощущения рядового солдата на большой войне. Этот герой не содержал ни чего, что отделяло бы его от других, обозначало бы его превосходство. Он сознавал себя частицей защищающегося народа. Война представала тягчайшим бременем, общей бедой и несчастьем, страшным ударом по всему нормальному и человеческому, и этот удар нужно было отразить. Но сделать это очень трудно, и потому в повестях Быкова так велика тяжесть войны. И тем дороже выдвинутый этой прозой герой – человек, не убирающий плеча из-под общей ноши, не отворачивающий лица от правды, человек, выстаивающий до конца.

II. Тема войны в повестях В.Быкова.

1. Трагическая судьба героев в первый год войны. (На примере произведения «Журавлиный крик».)

В повести «Журавлиный крик» шестеро солдат у железнодорожного переезда должны держать оборону в течение суток, обеспечивая отход батальона. Они вступили в неравный бой, не ища для себя спасенья. Первым за метил немецких мотоциклистов Фишер, он почувствовал: «пришло время, когда определяется весь смысл его жизни». Ему хотелось, чтобы старшина изменил о нем мнение. Очевидно в эту ночь «не мудреная мерка солдатских достоинств, принадлежащих старшине, в какой-то мере стало жизненным эталоном для Фишера». Его выстрелы предупредили старшину Карпенко и остальных, и он вправе был позаботиться о себе. Но Фишер не знал, что убежать или затаиться в его положении – вполне пристойно и честно. Ему представилось строгое скуластое лицо старшины, он почти наяву услышал презрительный окрик: « Эх ты, растяпа! » И тогда весь мир для него ограничился укоризненным взглядом сурового старшины и этой цепочкой мотоциклов. И он дождался переднего, выстрелил, попал, и тотчас очередь из автомата размозжила ему голову.

Мотив действительно безыскусен: интеллигент, близорукий книжник, боится упреков в нерасторопности и трусости больше, чем смертельной опасности, он хочет соответствовать меркам старшины, то есть общей мерки долга, тягот, риска. Он хочет быть вровень с другими, иначе ему – стыдно.

После Фишера, в самый разгар боя на переезде гибнут Карпенко и Свист. О себе Карпенко не очень тревожился: он сделает все, что от него потребуется. Это надежный служака, не избалованный жизнью. Его действия в бою предрешены. А смерть Свиста наступила вследствие неравного единоборства с немецким танком: он бросил одну за другой гранаты под гусеницы, но отбежать не успел.

Повесть заканчивается, когда Василий Глечик, самый юный из шестерых, еще жив, но, судя по всему, обречен. Мысль о том чтобы оставить позицию, спастись, была для него неприемлемой. Нельзя нарушить приказ комбата, его нужно выполнить любой ценой, и, конечно, присяга и долг перед родиной.

Писатель дал почувствовать, как горько, когда обрывается такая чистая и молодая, верующая в добро жизнь. До Глечика донеслись странные печальные звуки. Он увидел, как за исчезающей стаей летел отставший, видно, подбитый журавль; отчаянный крик птицы безудержной тоской захлестнул сердце юноши. Этот журавлиный крик – полная печали и мужества песня прощания с павшими и призывный клич, возвещающий о смертельной опасности, и этот мальчик потрясенно открыл для себя: ему скоро предстоит умереть и ничего изменить нельзя. Он схватил единственную гранату и занял свою последнюю позицию. Без приказа. Хорошо зная, что это конец. Не желая умирать и, не умея выживать любой ценой. Это была героическая позиция.

Герои повести «Журавлиный крик» при всем разнообразии своих характеров схожи в главном. Все они сражаются до конца, своей кровью, своей жизнью обеспечивая организованный отход батальона. Через их трагическую судьбу очень убедительно показывается трагедия первых военных лет и реалистически раскрывается неброское во внешних своих проявлениях мужество солдат, которые в конечном итоге обеспечили нашу победу.

2. Отношение героев к войне, народу, отечеству. (По повести «Третья ракета».)

В повести «Третья ракета» действия происходят намного позже, уже на заключительном этапе войны, когда ее огненный вал докатился до Румынии и Венгрии. Но в этой повести герои – все те же обыкновенные люди труда, которых время вынудило оставить привычные и очень естественные для них мирные занятия и взяться за оружие. Таков, к примеру, командир орудия старший сержант Желтых. «Обычный колхозный дядька», как говориться о нем в повести, он воюет с ясным пониманием того, что нужно выполнить свой воинский долг. Но больше всего он мечтает, чтобы эта война была последней, чтобы детям не довелось узнать такого лиха, которое забрало у Желтых и отца (погиб на первой мировой), и деда (убило во время русско-японской войны), а позже, под Халхин-Голом, и брата покалечило.

Черты обыкновенности отчетливо видны и в Лозняке, который, заглядывая себе в душу, уже твердо решив «биться изо всех сил», думает: «Я не герой, я очень обыкновенный, и сдается мне, даже боязливый парень», и в аккуратном потянутом наводчики Попове, и в Кривенко, и в Лукьянове, персонажах со сложной военной судьбой. Худющий, «как жердь», «тихий, слабосильный интеллигент», он какой-то надломленный, обиженный – это все о больном малярией Лукьянове, бывшем лейтенанте, разжалованным за трусость в рядовые. Но и он понял, что, «не победив в себе труса, не победить врага». И это понимание, и победа над самим собой дались Лукьянов очень не легко. Умирает он, при всех его слабостях, по-солдатски. Он отдает свою жизнь в борьбе с врагом, оплатив высокой ценой приобретённое, наконец-то, солдатское мужество.

Для Быкова всегда интересно, какой личный интерес движет человеком на войне: это рано или поздно проявится. И тогда, какими бы словами об общих целях ни прикрывался человек, становится ясным, кто он есть на самом деле и какого его отношение к войне, народу, отечеству.

Командир Желтых войну воспринимает, как необходимость защищать родину, он знает, что многие жизни, дальние и близкие, зависят от него, и им движет сильнейший личный интерес, совпадающий с историческим интересом. И это, может быть, объясняет, поему так естественен и самостоятелен его героизм.

Лёшка Задорожный в войне видит только парадную сторону: награды, чины и не понимает ежедневного будничного героизма солдат. В решающий момент боя он выгадывает, ловчит, любой ценой уклоняется от общей ноши, чтобы только сохранить свою драгоценную жизнь.

Усилия же Желтых его солдат удержать позицию – героические усилия; в пространстве фронта одна пушка, удерживающая свой рубеж, может быть затеряна, как иголка в стоге сена. Но рубеж удерживается ценой пяти человеческих жизней. Можно сказать, что эти люди стремятся действовать достойным образом, но достойные пути – самые опасные: их-то и спешит перекрыть смерть, по смыслу она может быть героической, но тожественности и величия в ней не прибывает. Теперь она увидена ещё ближе, глазами рассказчика Лозняка. Он видит, как бьёт кровь из горла и брызжет ему в лицо, обдаёт спину Задорожного, – это погибает Желтых. Героическое заканчивается и так; ничего нельзя изменить; от этого ещё нестерпимее боль за человека. Обилие обыдённо-героического и обыдённо-трагического у Быкова лишний раз напоминает, какая была война, и из каких бесконечно малых слагаемых побед и утрат складывалась историческая победа народа.

3. Оправдан ли риск на войне? (По повести «Круглянский мост».)

У Быкова война высвобождает, обостряет в человеке его лучшие, добрые силы. Низость же теряет своё прикрытие: рано или поздно настанет час, когда не за кого спрятаться, некого поставить под удар вместо себя, и становиться видно, каков человек на самом деле.


Случайные файлы

Файл
71520.rtf
136686.rtf
96838.rtf
72373-1.rtf
82975.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.